16

25 января 1944 года - 948 день войны

25 Войска 2-го Украинского фронта, развивая наступление из района севернее Кировограда, к исходу дня прорвали оборону противника на фронте 25 км и до 10—16 км в глубину. Для развития успеха в образовавшийся прорыв была введена 5-я танковая армия. [3; 505]

В Донбассе восстановлена и введена в действие первая очередь Красногоровского огнеупорного завода по производству динаса производительностью 5 тыс. т в месяц. [3; 505]


Хроника блокадного Ленинграда

Наши войска с боями пробились к Гатчине. Обороняющиеся здесь гитлеровцы обойдены с запада и востока. Уже идут бои на окраинах города.

Низкая облачность и снегопад затрудняют полеты. И все же наши авиаторы оказали наземным войскам немалую помощь. С небольшой высоты они штурмовали опорные пункты врага, железнодорожные составы и автоколонны. Особенно активно действовали летчики-штурмовики 999-го авиационного полка. Они подожгли железнодорожный эшелон врага, разгромили его автомобильную и танковую колонны. Когда погода еще более ухудшилась и групповые полеты стали невозможны, штурмовики начали подниматься в воздух поодиночке. Младший лейтенант Петр Христенко обнаружил на одной из дорог, по которым отступали фашисты, большую автоколонну. С первого же захода Христенко разбил три машины. Когда на дороге образовалась пробка, он открыл огонь по метавшимся в панике гитлеровцам.

Бомбардировщики Пе-2 наносили удары по противнику со стометровой высоты. В целях собственной безопасности они сбрасывали бомбы с взрывателями замедленного действия. Экипажи капитана Алексея Моисеенко, младших лейтенантов Василия Болотова и Геннадия Крюкова мастерски справились со сложным заданием и причинили немалый урон резервам, которые противник пытался подтянуть на помощь своим частям, обороняющим Гатчину.

Успешному наступлению наших войск содействовали народные мстители. Сегодня группа партизан во главе с Александром Винокуровым взорвала на Варшавской железнодорожной линии более 200 рельсов.

Как гитлеровцы чувствовали себя в Гатчине, можно судить по словам попавшего в плен командира взвода 11-го саперного батальона 11-й пехотной дивизии:

— Утром двадцать пятого января началась мощная атака русских с флангов. Попытка организовать планомерную оборону не удалась. Солдаты начали разбегаться. Я попытался собрать своих людей, но никто меня не слушал. Все в панике разбежались. Я остался один... [5; 457-458]