16

Реквием по Аджимушкаю

Нина Гарелышева

В 70-е годы теперь уже прошлого века в Свердловском горном институте появился поисковый отряд «Поиск». Отряду довелось побывать в Керчи, в Аджимушкайских каменоломнях. Ребятам с геолого-разведочного факультета была поставлена цель найти следы Свердловского политбатальона, который воевал в Крыму в Великую Отечественную. 

Наверное, не все знают, что в апреле 1942 года 400 курсантов получили звание заместителей политруков и сразу же отправились на фронт, а уже в мае политбатальон попал в окружение под Керчью. Из «клещей» армия прорвалась, но через Керченский пролив переправиться не успела. 

Пришлось отойти к Аджимушкайским каменоломням и там занять оборону. Никто тогда не мог и предположить, что почти полгода военным вместе с мирным населением придется прожить в этом подземелье. Спасаясь от вражеских бомбежек, туда потянулись жители всех окрестных сел. Шли и ехали вместе с домашним скарбом женщины, дети, старики. 

От Керчи до Аджимушкая (аджим-ушкай - седой камень, ракушечник) двадцать минут езды на автобусе. Мы попали сюда перед заходом солнца, когда небольшой чистый поселок с ослепительно белыми домиками, утопающими в зелени, казался безлюдным. 

Но вдруг за дальними сопками один за другим прогремели два взрыва. Подумалось: строительные работы. Но местные жители поведали, что до сих пор взрывают извлеченные из земли бомбы, мины, снаряды. Ими напичкан весь Керченский полуостров.

Крымское солнце греет щедро, но подземелье недоступно его лучам: здесь холод и мрак. Температура воздуха на глубине двенадцати метров всего восемь-десять градусов.

Чем глубже, тем сильнее ощущается холод. Мрак окутывает со всех сторон. Музей не богат экспонатами, но каждый из них является предметом уникальным, историческим. Вот, например, трактор Сталинградского завода. Пока работал его мотор, каменоломни освещались. 

Когда кончилось горючее, наступил полный мрак. Бойцам гарнизона пришлось изобретать разные светильники. Один из них толстая мешковина, прибитая на деревянный черенок - был найден нашими ребятами. Но и такие источники света со временем иссякли. 

По подземелью стали передвигаться, держась за натянутую веревку. Тогда кто-то вспомнил, что в дальних штольнях есть запасы телефонного провода: решили жечь его. Правда, освещение было тусклым, воздух становился едким, а лица невозможно было очистить от копоти…

Наш экскурсовод останавливается у громадной глыбы камней, нагроможденных сверху донизу. Это след одного из мощных взрывов, которые немцы обрушивали на защитников подземелья. Протяженность завала более 50 метров. Все, кто был здесь, около трех тысяч, оказались заживо замурованы.

От завалов еще каким-то образом можно было спастись. Были созданы специальные бригады «слухачей», людей с острым слухом; они дежурили во всех отсеках и выслушивали, где фашисты готовят обвалы. Но как спастись от голода, от жажды?!

Колодец смерти… Он был единственным источником жизни. Но те, кто пытался даже ночью пробраться к нему, чаще всего не возвращались назад. Но однажды среди бела дня из каменоломен вышла молодая женщина с ведром. На ней был белый халат и платок с красным крестом. 

Перед десятками ошеломленных фашистов она набрала воду и отнесла умирающим от жажды раненым бойцам. Второе ведро воды разошлось так же быстро. Но третьего люди не дождались - автоматная очередь подкосила медсестру.

К счастью, в каменоломнях оказался Николай Данченко. После долгих поисков он нашел место, где могла быть вода. 15 дней примитивными инструментами (алюминиевые ложки, вилки и т. п.) рыли узники подземелья колодец. Вода в нем набиралась медленно, но она несла спасение.

Не меньше мучил людей голод. В подземелье была лошадка. Ее употребили в пищу в тяжелые дни, а позже съели и шкуру. Фашисты придумали еще более изощренные испытания: газовую атаку. 

Очевидец этой трагедии младший лейтенант А. Трофимов писал: «Видели ли вы такую чудовищную расправу? Каменоломни полны отравляющим газом! Бедные дети кричат, зовут на помощь своих матерей, но те лежат недвижимы с разорванными на груди рубашками, кровь льется изо рта и ушей…» 

Жертвы первой атаки были ужасающими. Из подземелья полетела радиограмма: «Всем! Всем! Всем! Всем народам Советского Союза! Мы, защитники Керчи, задыхаемся от газа, умираем, но в плен не сдаемся!».

Неравная борьба продолжалась 170 дней. Очень мало осталось в живых аджимушкайцев, мало известно и о тех, кто там находился. Из уральского политбатальона остались в памяти лишь четверо: А. Бахарев, Л. Буров, С. Тимофеев, И. Шелепов. Они, как и их товарищи, преодолели ту грань, когда возможности человека оцениваются обычными мерками…

В канун 60-летия Победы удалось разыскать выпускника горного института, участника этой экспедиции К. Кудряшова. Он рассказал, что главными находками были останки солдат, их личные вещи, предметы обихода.

Наткнулись на останки восьми солдат - целое захоронение. Найденное бережно выносилось на поверхность и захоранивалось на кладбище со всеми положенными почестями. 

Так появилась могила с надгробной надписью: «Восемь неизвестных солдат». Из вещей нашли пробитую каску, котелок, корпуса от взорвавшихся мин, монетки старого образца и другие предметы. Но на архивы набрести не удалось. Предполагается, что они в каком-то тайнике.