48. После расстрела

 

Что за оказия: он, Анатолий Лопухов, жив, полон энергии, сил, а вот надпись на памятнике на братской могиле утверждает, что он... погиб. А может, это ему снится? Анатолий тряхнул головой, протер глаза. Нет, вроде все происходит наяву...

Сегодня он, молодой солдат-фронтовик, отпущенный домой по ранению, прямо с вокзала направился в городской парк. По дороге ему встречались люди, но никто не остановил радостно: «Толька, ты?!» Взглянут мельком и пройдут мимо. Ну, да и понятно — у земляков много забот. Еще идет война. И им не до того, чтобы остановиться, внимательно вглядеться в лицо солдата. И к тому же длинная шинель, рука на перевязи, видимо, изменили его облик.

Вот и братская могила. Строгий памятник. Цветы. И тут же под стеклом список. Начинается он словами: «Товарищ, запомни имена замученных героев, сохрани их в сердце своем, как неугасимый призыв к подвигу во имя Родины...» А дальше столь знакомые, близкие имена: Уля Громова, Иван Земнухов, Сережа Тюленин, Вася Пирожок, Боря Главан... Он читал и читал. Иногда строчки расплывались. Тогда солдат прямо пилоткой проводил по щеке, смахивал слезы. И вот вдруг в списке он читает: Анатолий Лопухов. Значит, не дошли сюда, в родной город, письма от него с фронта. Поэтому и считают его погибшим. Солдат вздрогнул: и мать так считает? Как же перенесла она это горе? Милая мама...

Анатолий — скорее к дому. Взбежал по ступенькам на крыльцо, застучал в покосившиеся двери. В дверях появилась женщина в темном, по-крестьянски повязанном платочке...

Шло лето сорок второго. Тогда-то и встретил Толя Лопухов Ваню Земнухова, Васю Левашова, Бориса Главана. Ребят этих он знал хорошо. Здесь, у дерева, в том самом городском парке, и состоялся первый разговор.

— Пойдешь с нами? — прямо спросили ребята.

— Да, я с вами!

Первое поручение Толе — распространить листовки. Выполнил. Так продолжалось и в дальнейшем. Листовки расклеивали почти по всему городу. Местная полиция с ног сбилась, разыскивая тех, кто их распространяет.

Во многих дерзких, полных риска и самоотверженности делах участвовал Анатолий Лопухов. Вместе с друзьями он готовился и к осуществлению нового смелого плана. У молодогвардейцев возник замысел: в новогоднюю ночь взорвать здание, где гитлеровцы, полицейские будут веселиться на балу. В боевую группу входил и Анатолий Лопухов. Как известно, эта операция не была осуществлена. Позже по доносу предателя фашисты начали хватать юных подпольщиков. Получилось так, что Анатолия в ту ночь не оказалось дома, и его не могли арестовать. В городе оставаться дальше было опасно, и он ушел в соседний поселок. Днем прятался, шел только ночью. Анатолию удалось перебраться через линию фронта. И стал молодогвардеец Лопухов рядовым гвардейской десантной дивизии. Ходил в разведку, участвовал в бою. И здесь сказывалась отвага, мужество — качества, воспитанные в юноше героической «Молодой гвардией». Если уходил в разведку, то обязательно возвращался с «языком».

Особенно запомнился бой у хутора Грозового. Хутор стоял у самых днепровских плавней. Стоило гитлеровцев выбить оттуда, и им негде будет зацепиться. С одной стороны наши части наступают, а с другой — непроходимые плавни. Отступать некуда. Гитлеровцы превратили хутор в сильный оборонительный узел. Окопы, пулеметные гнезда, доты опоясывали полукругом селение. Враг сосредоточил в этом районе большие силы, дал на подмогу пехоте артиллерию.

На рассвете дрогнула и колыхнулась земля. Наша артиллерия открыла огонь по хутору. Потом поднялись в атаку наши гвардейцы. Анатолий Лопухов крикнул:

— За Родину! За «Молодую гвардию»!

Наши ворвались в окопы. Завязался тяжелый бой. Враг был выбит из хутора и сброшен в плавни. В этом бою и ранило рядового Лопухова.

После ранения Анатолий Владимирович лежал в госпитале. А потом вернулся домой. Вот тогда и предстал он перед земляками рожденным дважды. Ведь когда гитлеровцы арестовали молодогвардейцев, они допрашивали и мать Толи, говорили ей, что сын в тюрьме. А раз в тюрьме — значит, был казнен вместе с боевыми друзьями...

В. Теплухин.

 

LegetøjBabytilbehørLegetøj og Børnetøj