28. Подвиг Краснодона

 

Это было всего несколько месяцев назад, в октябре прошлого года (имеется в виду 1972 г. - прим. составителей). На встречу в ЦК ВЛКСМ, посвященную 30-летию «Молодой гвардии», пришли родители молодогвардейцев и сами молодогвардейцы: Валерия Давыдовна Борц, Нина Михайловна Иванцова, Георгий Минаевич Арутюнянц.

- В нашей жизни мы дали три клятвы, - сказала тогда от имени своих товарищей Нина Иванцова. - Первую - вступая в «Молодую гвардию»... Вторую клятву мы дали на могиле молодогвардейцев, наших дорогих товарищей, в сорок третьем. Мы поклялись отомстить за их смерть, и все ушли на фронт... И третья наша клятва - вместе с народом построить «Молодой гвардии» вечный памятник - обновленную и счастливую страну...

Всей своей жизнью был верен этим клятвам Георгий Арутюнянц - молодогвардеец, офицер Советской Армии, строгий и добрый наставник тысяч и тысяч ребят. Не счесть, на сколько писем с вопросами о «Молодой гвардии» он ответил, сколько раз, тревожа память, выступил, рассказывая о своих бесстрашных товарищах, вспоминая новые и новые подробности их жизни и борьбы.

Мы знаем: с каждым новым письмом, с каждой новой встречей молодогвардейцам, их родным приходилось и приходится заново переживать все: и тревогу за ребят, уходящих в ночь по заданию подполья, и боль и муки их, истерзанных и казненных у шурфа шахты № 5. Ваша жизнь - словно открытая рана, писала венгерская женщина матери Олега Кошевого, и каждый из нас, кто обращается к вам, так или иначе прикасается к этой незаживающей ране. Это правда. Но правда и то, что есть чувство сильнее - чувство долга, которое не оставляет безответным ни одного письма, ни одной просьбы о встрече.

С этим вечным чувством гордости за своих товарищей, долга перед их памятью живут краснодонцы, жил Георгий Арутюнянц.

Магнитная пленка хранит запись одного из последних его выступлений - на той волнующей встрече в ЦК ВЛКСМ.


«Храните мужество и честность»

Вспоминаю одно из первых своих выступлений перед комсомольским активом, ровно 28 лет назад. Это был 1944 год. Вы представляете мое состояние, мое волнение, когда мне пришлось вскоре после освобождения Краснодона приехать в Москву и рассказывать о деятельности подпольной организации, о своих друзьях и товарищах, которые погибли в тяжелые годы фашистской оккупации. И сегодня я волнуюсь не меньше, чем тогда, хотя прошло 28 лет, хотя за это время мне пришлось выступать перед комсомольцами и пионерами сотни раз. Я волнуюсь, потому что вспоминаю те годы, вспоминаю своих друзей, товарищей, которых сегодня нет среди нас.

Я расскажу буквально об одном дне «Молодой гвардии», о плане молодогвардейцев, который не удалось осуществить, который погиб вместе с организацией. Это было в канун 1943 года. Штаб подпольной организации принял решение взорвать дирекцион - бывшую школу, в которой должны были собраться оккупанты. Я просто расскажу, как предполагалось осуществить этот план. И вы убедитесь, насколько серьезно участники подпольной организации отрабатывали каждую боевую операцию.

Вот детали плана. Во-первых, взрыв дирекциона поручили группе первомайских ребят, которых в самом Краснодоне почти никто не знал. Возглавил это дело Женя Мошков, коммунист, опытный человек, военный, он был на фронте. Ребятам достали пропуска, они должны были пройти в школу: четыре человека вместе с Женей Мошковым. Еще две группы ребят, которых также не знали в городе, должны были прикрыть отход группы подрывников. Кроме того, чтобы вытащить из города полицию, было решено к 12 часам ночи взорвать за городом одну-две машины. Это поручили группе Сережи Тюленина. Сереже и Толе Лопухову - он остался жив, сейчас служит в Советской Армии - поручили похитить фашистское знамя. Для того чтобы обезопасить всех участников операции, было принято решение собрать тот новогодний вечер, который знаком вам по роману Фадеева. Короче говоря, все было до деталей разработано...

Однако по решению подпольной партийной организации взрыв дирекциона пришлось отложить. Земнухов предупредил об этом Мошкова, но остальные элементы плана продолжали осуществляться. Группа Сережи Тюленина вышла за город, взорвала несколько машин. Потом Сережа и В. Борц сорвали и вынесли знамя, принесли на квартиру Олега Кошевого, а через день-два отправили в группу Попова и там это знамя спрятали.

Вечер собрали, потому что отменять его было поздно. Я сейчас по памяти боюсь назвать всех точно, кто пришел, но помню, что были Ваня Земнухов, Олег Кошевой, Виктор Третьякевич, Вася Левашов, который остался в живых, Сережа Левашов, Володя Загоруйко.

А в 9 часов утра начались аресты. Забрали Женю Мошкова в клубе, забрали Виктора Третьякевича, в 12 часов забрали Ваню Земнухова. Я не буду вам рассказывать обо всех пытках, которые вынесли ребята и девушки в застенках гестапо и полиции, - вы знаете об этом. Только скажу: одно то, что эти молодые люди, ваши ровесники, пережили такие пытки и все же сохранили стойкость, мужество и честность комсомольцев, делает их бессмертными, а их подвиг - вечным.

 

LegetøjBabytilbehørLegetøj og Børnetøj