25. Устремленные в вечность. Из воспоминаний Георгия Арутюнянца

 

Многое из пережитого человек постепенно забывает. Но есть такое, что оставляет в нашем сознании неизгладимую борозду...

Организация росла и крепла. В рядах молодогвардейцев уже были кандидат партии Евгений Мошков, отважная неутомимая разведчица Любовь Шевцова, офицер Советской Армии Иван Туркенич, который возглавил боевую работу. Наладили связь с коммунистами-подпольщиками, возглавляемыми Филиппом Петровичем Лютиковым. Деятельность «Молодой гвардии» приняла целеустремленный характер.

Дела молодогвардейцев умножались. Взлетали в воздух фашистские машины, пропадали без вести гитлеровские солдаты и офицеры, оккупанты находили убитых полицейских и других предателей, тысячи листовок появлялись на улицах Краснодона, из Волченского концлагеря юные патриоты освободили более семидесяти пленных... 

Однажды в Первомайскую больницу пригнали советских военнопленных, которых фашисты вели в концлагерь. Ребята из группы Попова предложили выручить красноармейцев. Штаб поручил Туркеничу и Земнухову возглавить эту операцию.

Решили расставить в районе больницы первомайских ребят, чтобы ни фашисты, ни полицейские не смогли незамеченными подойти к этому зданию, затем снять часового, а пленных распустить группами по нескольку человек.

- А что, если мы на каждую группу дадим хотя бы по одному пистолету и по паре гранат? - спросил Туркенич.

- Вот было бы здорово! - обрадовался Попов.

- Тогда нужно их предупредить заранее о нашем плане, иначе, пока объясним, что к чему, нагрянут фашисты. Среди пленных могут быть раненые или больные, и они не успеют убежать, - заметил Земнухов.

- Нет, - пояснил Попов, - они все сами шли, а того, кто не мог идти, фашисты расстреляли в Королевне.

- Мерзавцы проклятые, - выругался Земнухов.

- Ну что ж, нужно послать кого-нибудь к ним, - предложил Туркенич. Земнухов и Попов переглянулись.

- Анатолий, подбери среди своих ребят такого боевого парня, как Сергей Тюленин, - посоветовал Туркенич.

- Сергея, конечно, у нас нет, но есть Дема, - ответил Попов.

- Какой Дема?

- Фомин.

- Парень что надо, - поддержал Земнухов и, обратившись к Туркеничу, спросил: - А что ты хочешь ему поручить?

- Хочу, чтоб он проник в больницу. Это возможно? Как ты думаешь, Анатолий? - поинтересовался Туркенич.

- В окно можно забраться. Дема Фомин это сделает.

- Итак, решено, - заключил Туркенич. - Мы втроем снимаем часового. Дема предупреждает пленных о нашем плане. Остальные ребята прикрывают подходы к больнице, а затем указывают красноармейцам дорогу и передают оружие. В случае неудачи отходим в степь и дальше - в балку.

В третьем часу ночи все было готово к началу операции. Фомину дали 30 минут на подготовку пленных к побегу.

- Ванюша, - толкнул Туркенич лежавшего рядом с ним в засаде Земнухова, - как ты думаешь, успел Дема там управиться?

- Подождем еще минут десять.

- Как время медленно идет, - вздохнул Попов. Ребята умолкли, часовой приближался к ним. Вот он прошел в двух шагах от забора, а когда удалился в противоположную сторону, Туркенич сказал:

- Это последний его заход.

Часовой снова поравнялся с ними. Туркенич сжал рукоятку пистолета до боли в руке: «Только бы не промахнуться, не упустить».

Одним прыжком Ваня настиг уже удалявшегося полицейского и с силой ударил его по затылку пистолетом. Тот глухо застонал и медленно опустился на землю. Земнухов и Попов были рядом с Туркеничем, думали: «Что делать дальше с полицаем?»

- Оставьте его, - прошептал Туркенич, - он скоро не поднимется.

И они бросились к больнице, которая казалась совершенно пустой и безжизненной.

У входной двери их встретил Дема Фомин.

- Ты обо всем предупредил пленных?

- Да. Они разбились на пять групп. Ждут нашей команды.

Ребята вошли в помещение. Их сразу же окружили, начали обнимать и благодарить незнакомые, а такие близкие и родные советские люди. Слезы заволакивали глаза, но было темно, и ребята не сдерживали их.

- Друзья, не теряйте времени, выходите группами на улицу, там вам покажут дорогу наши ребята.

К Туркеничу подошел высокорослый мужчина, протянул ему свою исхудавшую руку, спросил:

- Браток, скажи, кого нам благодарить за свое избавление?

- Да благодарить-то не за что... - и потом, немного подумав, добавил: - «Молодую гвардию».

- «Молодую гвардию», - повторил боец, стараясь запомнить эти два слова, и крепче сжал руку боевого командира подпольщиков. Если буду жить, не забуду никогда...

 

LegetøjBabytilbehørLegetøj og Børnetøj