19. Мы - «Молодая гвардия»

 

Его принимали кандидатом в члены партии под Херсоном.

— Левашов Василий Иванович. Рядовой. Год рождения — 1924...

А потом было форсирование Днепра. Ночью мастерили плоты. Молодой комсорг — теперь уже батальона — еще и еще раз разъяснял бойцам поставленную задачу. Используя крутизну берега, гитлеровцы превратили местность в неприступную крепость, опоясали минными полями. Все решал фактор неожиданности. К рассвету начали переправу. И когда первые группы советских воинов оказались на правом берегу, именно его крутизна стала защитой для наступавших: огонь вражеских пушек уже не мог достать тех, кто высадился под прикрытием обрывов. За участие в форсировании Днепра Левашов был награжден орденом Красной Звезды.

Потом были офицерские курсы, и комсорг батальона — еще вчера рядовой — В.И. Левашов надел погоны младшего лейтенанта. Освобождал Николаев, Одессу, Кишинев, Варшаву, штурмовал Берлин. Левашов не просто сражался — он мстил. Мстил захватчикам за Олега Кошевого и Улю Громову, за Ивана Земнухова и Любу Шевцову, за Сергея Тюленина, Виктора Третьякевича — за всех, кто боролся вместе с ним в рядах подпольной организации. Они, его друзья-молодогвардейцы, о которых он продолжал думать, как о живых, которых так и не мог представить себе мертвыми, хотя уже достаточно навидался смертей, продолжали шагать вместе с ним по трудным дорогам войны. Теперь он, Левашов, и они были одним неделимым целым. Его причастность к делам «Молодой гвардии», непроизвольно от него самого, определила его дальнейшую судьбу.

...Это случилось уже в Германии, под Кюстрином. Полк, комсоргом которого был Левашов, понес большие потери. Ситуация сложилась так, что прибывшему пополнению — молодым, еще не обстрелянным солдатам — предстояло сразу вступить в бой. И вот здесь Василий Иванович в полную меру ощутил воздействие примера «Молодой гвардии». Левашов рассказал новичкам, как боролись с захватчиками его друзья-молодогвардейцы, как встретили они свой смертный час:

— На рассвете Сергея Тюленина вызвали на первый допрос. Начались побои. Били до потери сознания. Сергей молчал. Тогда фашисты решили заставить его заговорить другим способом. Теперь уже они начали избивать мать. Сергей держался стойко до последнего часа.

Левашов прервал рассказ, обвел взглядом окруживших его солдат:

— И все-таки труднее всех пришлось Третьякевичу! Жандармский гауптвахмистр Зонс и начальник полиции Соликовский, узнав от Почепцова, что Третьякевич — одни из руководителей «Молодой гвардии», решили любой ценой заставить Виктора заговорить. Но Виктор, несмотря на истязания, молчал. Тогда жандарм и начальник полиции распустили среди арестованных слух, что их будто бы выдал Виктор Третьякевич. Никто из наших подпольщиков не стал на путь предательства, нарушения клятвы.

Нужно было видеть, с каким мужеством встретили атаку врага участники этой беседы! Солдатам пришлось нелегко. Заболоченность местности не позволяла рыть глубокие окопы. Но новички выстояли, отбросили назад отборные эсэсовские войска.

...День Победы В.И. Левашов встретил в Берлине. Орден Отечественной войны 1-й степени, два ордена Отечественной войны 2-й степени, орден Красной Звезды, медаль «Партизану Великой Отечественной войны» 2-й степени и другие награды стали для Василия Ивановича памятью огненных лет.

Специальность Левашова определила война. Но он стал бы кадровым военным, даже не будь того, что пережил за эти годы. Только, отдавая дань первоначальному адресу детской мечты, Левашов сменил армейскую шинель на форму флотского офицера. Военно-политическое училище, Военно-политическая академия имени В.И. Ленина... Так военная специальность стала призванием. Заместитель командира по политической части эсминца, крейсера... И потом — старший преподаватель кафедры истории КПСС и партполитработы Высшего военно-морского училища радиоэлектроники имени А.С. Попова.

Неизмеримо огромный труд проделан В.И. Левашовым за эти годы по пропаганде подвига молодогвардейцев среди молодежи. Вышли в свет его записи «Мои друзья-молодогвардейцы». Десятки, сотни выступлений — по командировкам ЦК ВЛКСМ, по приглашению обкомов комсомола — в разных концах страны. Левашова слушали военные моряки Севастополя и Владивостока, участники Всесоюзного слета молодых рыбаков, ученые Новосибирского академгородка, молодежь Кишинева, Ростова, строители БАМа.

...Вертолет приземлился в одном из поселков БАМа в конце трудового дня.

— Может быть, подождем, пусть отдохнут ребята после смены? — засомневался Василий Иванович.

Но члены строительной бригады решили иначе. Они подходили в рабочей одежде, в касках, не успев даже утереть пыльные лица, рассаживались прямо на земле, ждали... Левашов начал рассказ:

— В центре Краснодона рядом со школой имени А.М. Горького воздвигнут памятник. На круглом гранитном пьедестале — пятерка молодогвардейцев. В мужественной позе навечно застыли бронзовые фигуры Героев Советского Союза Ульяны Громовой, Ивана Земнухова, Олега Кошевого, Сергея Тюленина, Любови Шевцовой. Кем бы они были сейчас? Каждый вынашивал свою мечту. Сергей Тюленин хотел стать военным летчиком. И наверняка стал бы летчиком, а может быть, и космонавтом. Иван Земнухов готовился в юристы, Виктор Третьякевич, наверное, был бы талантливым партийным работником, Олег Кошевой — инженером, Люба Шевцова — актрисой. И уж, конечно,— я знаю это наверняка,— ни один из них нигде и никогда не стал бы мириться с подлостью, трусостью, несправедливостью, не искал бы в жизни окольных путей.

Бамовцев интересовали мельчайшие подробности жизни и борьбы молодогвардейцев. И Василий Иванович понимал, почему. Здесь молодежь особенно остро чувствует себя продолжателями героических традиций старших поколений Ленинского комсомола. На трассе БАМа проходит передний край трудового фронта, где его бойцам приходится ежедневно сражаться с «врагом» — тяжелыми климатическими условиями.

— Беседовал я с бамовцами,— признается Василий Иванович,— и узнавал в их характерах черты моих товарищей по «Молодой гвардии»: бескомпромиссность, способность к самопожертвованию, несгибаемость перед невзгодами. Несмотря на трудности, ни один из комсомольцев, в этом коллективе не ушел со строительства. Более того. Нет здесь для человека строже наказания, если коллектив решит расстаться с ним.

Уехал Левашов с БАМа, а его рассказы о героических традициях комсомолии 40-х продолжают нести здесь свою незримую службу.

«Наш музей «Молодая гвардия», ставший филиалом Краснодонского, посещают не только школьники, но и взрослые,— пишут Василию Ивановичу ребята из средней школы таежного поселка Чегдомын.— Этим летом собираемся приехать в Краснодон, побывать на родине молодогвардейцев. Просим помочь нам в организации поездки...»

Вспоминая о встречах со строителями БАМа, Василий Иванович словно помолодел сам. И мне подумалось: не потому ли так тянется к Левашову молодежь, что, пройдя через многие жизненные испытания, через потери дорогих его сердцу людей, сумел он не погасить в душе огонь своей комсомольской юности?

 

LegetøjBabytilbehørLegetøj og Børnetøj