Глава 27. Реют красные флаги

Приближалась 25-я годовщина Великой Октябрьской социалистической революции.

Краснодонские подпольщики распространили текст листовки, сброшенной с самолета:

«Дорогие товарищи, родные люди наши!

Настал день славного праздника 7 Ноября 1942 года, двадцать пятой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. 25 лет боролись и трудились мы, чтобы цвела наша родная Советская земля на счастье нам и на счастье нашим детям.

Как лес, поднимались на украинской земле трубы новых фабрик и заводов. Богатыми урожаями колосились украинские нивы. Радостно звучала украинская песня, вольное слово Шевченко, и звенел смех счастливых украинских детей. Красовалась Украина, любимая и уважаемая сестра в семье братских советских народов.

А теперь пламя пожаров стоит над городами и селами родной Украины. Смертоносным громом грохочут наши степи. Стонет под немецкими сапогами Украина-мать, окровавленная, опустошенная, истерзанная проклятыми гитлеровскими палачами.

В огне и громе гигантской битвы встречают советские народы свой большой праздник  двадцать пятую годовщину Октября.

В огне и громе этой битвы куется наша победа.

Красная Армия стойко и героически борется за освобождение советской земли от фашистской нечисти. Она борется за твое освобождение, родной украинский народ!

Много фашистских трупов гниет под Киевом и Одессой, под Керчью и Севастополем, но намного больше падает их сейчас под Сталинградом и у Кавказских гор, где немцы не могут сделать ни шагу, где они захлебываются в своей собственной черной крови. Еще более уничтожающи удары Красной Армии по врагу. Скоро с запада начнут наступать против Германии могучие армии наших союзников.

В партизанских отрядах бей гитлеровцев с тыла! Помогай своим освободителям, своим красным воинам! Пусть увеличивается войско храбрых рыцарей-партизан!

Идет борьба на жизнь и на смерть, жизнь  нам, смерть  немцам. Смерть немцам от оружия Красной Армии! Смерть немцам от оружия героев-партизан!

Смерть немцам от оружия всех советских народов, беспощадных в ненависти к захватчикам и непоколебимых в достижении своей победы.

Двадцать пять лет тому назад партия большевиков повела наш народ к победе над врагом  помещиками и капиталистами. Народ победил. Теперь партия большевиков ведет народ к победе над немецко-фашистскими захватчиками, народ победит!

Сквозь дым пожаров, сквозь тьму немецких тюрем, сквозь кровь и слезы, сквозь море горя, что залило Украину, нам светит солнце победы, солнце Октябрьской революции. Как не погасить солнце на небе, так не погасить и сияния Октября.

Праздник Октября - праздник борьбы за волю и счастье народа. Становитесь на борьбу! Праздник Октября - праздник дружбы народов. Будь верным этой дружбе. Праздник Октября - праздник победы народа над палачами и угнетателями. Борись за победу!

Да здравствует 25-я годовщина Октября!

Да здравствует Всесоюзная Коммунистическая партия большевиков!

Выше знамя священной борьбы за освобождение родной Украины из-под немецкого ига!

Смерть немецким оккупантам!».

Боря обратился ко мне с просьбой:

- Мама, ты можешь дать мне старую простыню? Только ее надо покрасить в красный цвет...

- Зачем она тебе?

- Понимаешь, мамочка, скоро будем отмечать годовщину Октября. Штаб решил вывесить в этот день флаги.

- Простыню я найду. А вот краску...

- Постарайся, мамочка.

И я постаралась. Неподалеку от нас жила женщина, которая еще до прихода немцев красила одежду. Вот я и направилась к ней.

- Что вам нужно покрасить? - Мне показалось, что женщина насторожилась. - Лучше бы принесли мне материю, платье, юбку или что у вас там... Я бы покрасила. Дорого не возьму... Принесите кувшин молока да пышку впридачу.

Пришлось выкручиваться.

- Да краска не мне нужна, знакомой одной, - говорю я. - Сама она болеет, далеко идти не может, вот и попросила меня.

- Туго теперь с красками, - жаловалась красильщица. - Ладно, я небольшой запасец сделала. Так и быть, продам тебе один порошок. Красный, говоришь? - спрашивает она таким тоном, будто догадывается о наших с Борей намерениях.

Я благодарю и, рассчитавшись, поспешно ухожу.

Ночью, когда из комнаты квартирантов доносился могучий храп, я вскипятила воду и покрасила простыню. А утром Боря унес ее.

В канун праздника, уходя с товарищами, Боря сказал мне:

- Мама, ты меня не жди. У нас будет маленькая вечеринка.

Я всматриваюсь в его большие голубые глаза, в открытое лицо и стараюсь понять: правду говорит или успокаивает меня? Боря старается избежать моего пристального взгляда, чмокает в щеку и стремительно выходит из дому. Хлопнула калитка. Кругом, стало тихо.

Ночь надвигается быстро. Холодная, ветреная ноябрьская ночь. Я зажигаю коптилку. Окна усеяны мелкими дождевыми каплями. На улице слякоть и беспросветная темень. В комнате за стеной еще гогочут немцы. Но вот и они утихомирились. Кто-то храпит - даже стены вздрагивают. Потрескивает фитиль коптилки, и легкие ажурные тени, разбегаясь, пугливо жмутся по углам.

Я сижу на кровати, дожидаясь сына, и прислушиваюсь к каждому шороху. За окном по-прежнему шумит ветер, мелкий дождь стучит в стекла. Догорев, гаснет фитиль, и плотная тяжелая темнота обступает меня. Я прикасаюсь головой к подушке, и тревожный сон заставляет забыть все...

Просыпаюсь от легкого стука. В темноте белеет пустая постель Бориса.

- Мама, открой скорее, - слышится горячий шепот за дверью.

Входит Борис. Радостно обнимаю его. Он весь мокрый, в грязи, но, прижавшись ко мне, восхищенно говорит:

- Ох и поработали мы сегодня! Ты утром пораньше пойди в город и посмотри. Завтра ведь большой праздник.

Я почистила пиджак Бориса, простирала брюки и повесила их у горячей печки, чтобы к утру высохли.

За окном медленно занимается поздний осенний рассвет. Я уже не ложусь. Наскоро поев, спешу в город.

Дождь уже перестал. На улицах необычное для такого раннего часа оживление.  Из поселков, хуторов люди по непролазной грязи пробираются к центру города. Поднявшись на гору, я увидела здание бывшего райпотребсоюза, где недавно работала, и остановилась, пораженная. На крыше развевался по ветру красный флаг.

Люди, удивленные и обрадованные, шли дальше, к школе имени Ворошилова, над которой развевалось самое большое красное полотнище. Здесь, внизу у лестницы, собралась целая толпа. На стене размашисто, с восклицательным знаком выведено: «Заминировано!».

Полицейские с белыми повязками на рукавах мечутся вокруг здания, но никто из них не осмеливается подняться на чердак. А красный флаг, словно подразнивая их, горит и весело реет на ветру.

-  Голубчики,  родненькие, да кто же это порадовал нас ради такого дня? - сквозь слезы радости приговаривает стоящая позади меня женщина.

Словно перекликаясь, приветственно машут друг другу флаги над шахтой № 1-бис, над самым высоким деревом в парке. Заборы, телеграфные столбы и стены домов белеют листовками. Они повсюду, как цветы, и оттого пасмурный день кажется солнечным.

Полицейские и немцы злобно срывали флаги, разгоняли народ. Люди нехотя расходились, не переставая оглядываться.

Весь день над школой гордо реял флаг, радуя взоры советских людей. Только к вечеру немцы привезли откуда-то минеров, и те осмелились подняться на чердак.

- А мы вчера Москву слушали, - сообщил нам Боря за ужином. - Немцы скоро получат крепко по зубам. Вот увидите.

И действительно, вскоре листовки сообщили краснодонцам о поражении оккупантов на Волге.

Боря пришел домой под утро, усталый, грязный, но счастливый. Закрыв на крючок дверь, он протянул мне сложенный вчетверо листок бумаги.

- Почитай, только потом сожги, - и, раздевшись, повалился на постель.

Это была листовка:

«Товарищи краснодонцы!

Долгожданный час нашего освобождения ют ярма гитлеровских бандитов приближается.

Войсками Юго-Западного фронта линия обороны прорвана.

Наши части 25 ноября, взяв станицу Морозовскую, продвинулись вперед на 45 километров. Движение наших войск на запад стремительно продолжается.

Немцы в панике бегут, бросая оружие. Враг, отступая, грабит население, забирая продовольствие и одежду.

Товарищи! Прячьте все, что можно, дабы не досталось оно гитлеровским грабителям.

Саботируйте приказы немецкого командования, не поддаваясь лживой немецкой агитации.

Смерть немецким оккупантам!

Да здравствует наша освободительница  Красная Армия!

Да здравствует свободная Советская Родина!».

Воодушевленные победой наших войск под Сталинградом, молодогвардейцы стали деятельно готовиться к приходу Красной Армии.

LegetøjBabytilbehørLegetøj og Børnetøj