Глава 17. Гроза

После дождливой весны установилось солнечное жаркое лето. На полях, перекатываясь зелено-желтыми волнами, зрели высокие густые хлеба. Глядя на них, крестьяне с радостью говорили:

- Урожай нынче богатый выдался. Заживем...

- И  земля-то, видать теперь свободнее вздохнула. Не скупится для простого человека.

В Кугурештской МТС, где я работала бухгалтером, готовились к уборке урожая. Под навесом стояли поблескивающие краской новенькие жатки и комбайны. У мастерских оглушительно фыркали трактора. Механизаторы обстоятельно проверяли машины перед выходом в поле. Директор МТС Василий Никитич Мишин, энергичный и беспокойный человек, поторапливая всех, убеждал:

- Это наше первое испытание. Надо уж постараться.

Помню, в тот жаркий субботний день на западе громоздились тяжелые темные тучи. Постепенно заволакивая горизонт, они настигли солнце и закрыли его.

Вихрем налетел горячий ветер, взметая пыль. Вот черное небо рассекла яркая вспышка молнии, оглушительно ударил гром, и первые крупные капли шлепнулись в пыль. А через минуту на земле уже плясал неистовый ливень.

Дождь шел всю ночь, и только к утру прояснилось. На чисто вымытом голубом небе ярко засияло солнце. Напоенная влагой, паром дышала земля.

Был воскресный день. Мы сидели в садике, наслаждаясь наступившей после дождя прохладой. Стукнула калитка, и во двор вошел Мишин. Он угрюмо поздоровался и, сев на лавочку, опустил голову. Мы не привыкли видеть его таким и сразу поняли: что-то случилось.

Мишин поднял голову и посмотрел на нас.

- Не слыхали, что ли?

- А что такое? - встревожилась я.

- Война... Немцы напали... - сдавленно проговорил Мишин.

Мы молчали, потрясенные. А Василий Никитич рассказывал нам о первых горестных вестях войны.

- Фашистские самолеты  бомбили Кишинев и Бельцы... Начались пожары.

Жестокой болью обожгли меня эти слова. Дети! Ведь они там учатся - в Кишиневе и Бельцах.

- Гриша, их надо скорее вызвать! - сквозь слезы крикнула я. - Их могут убить.

- Не волнуйся, они уже не маленькие, сами знают, что нужно делать, - успокаивал меня муж.

- Вы приходите завтра пораньше, Зинаида Трофимовна, - попросил Мишин и, попрощавшись, ушел.

Война перевернула всю жизнь, разрушила мечты. Не жаворонки теперь были хозяевами неба - самолеты бороздили его. Где-то вдалеке, видно над Бельцами, шли воздушные бои. Ночную тьму пронизывали полосы прожекторов и огненные нити трассирующих пуль. Иногда мы видели загоревшийся в воздухе самолет. Распустив огненный хвост, он метеором падал на землю. Наш или вражеский - кто знает? Всю ночь в небе полыхало зарево пожаров.

Война! Серые тучи низко ползут над землей. Мелкий дождик моросит вот уже несколько дней. Я печально смотрю на разлинованное дождевыми струями окно и с болью думаю о сыновьях... Вот в сетке дождя выплыла из-за угла знакомая фигура. Неужели Михаил? Худой, осунувшийся, еле передвигает ноги.

Я выбежала навстречу.

-  Миша, дорогой...

Он поднял на меня красные, воспаленные глаза и с трудом выговорил:

-  Устал очень...

Войдя в комнату, он, не раздеваясь, повалился на кровать и моментально уснул. Спал он долго и только вечером, за ужином, рассказал о себе:

- Оставаться в Кишиневе дальше было невозможно. Немцы бомбят по нескольку раз в день. Сначала мы целые сутки проводили на крыше училища, боролись с зажигалками. А потом нам объявили, что занятия прекращаются, и предложили разойтись по домам. Железная дорога, сами знаете... Я боялся, как бы вы не уехали, и страшно спешил. Сто сорок километров прошел...

Иначе сложились дела у Бориса. В училище спешно заканчивали учебный год. Несмотря на тяготы военного времени, были проведены выпускные экзамены. Директор поздравил выпускников, в числе которых был и Боря, с окончанием училища и, вместо обычного пожелания успехов на благородном педагогическом поприще, обратился с призывом:

- Молодые патриоты! Наша Родина в опасности. Коварный враг нарушил мирный труд советского народа. Ваше место в рядах его защитников. Кто смел и честен, кому дороги завоевания Советской власти, тот откликнется на мое обращение и вступит в ряды бойцов истребительного отряда.

В такой отряд записался и Боря.

Бойцы отряда вылавливали вражеских парашютистов, сигнальщиков, диверсантов.

После ожесточенных боев врагу удалось сломить оборону и вплотную подойти к городу. Командование приказало бойцам истребительного отряда покинуть Бельцы.

LegetøjBabytilbehørLegetøj og Børnetøj