Глава 16. Мечта сбывается

Приближалась осень 1940 года. Боря и Миша целиком были поглощены заботами о своей дальнейшей учебе. Перед нами открывалось столько широких дорог, что они терялись, не знали, по какой пойти. Газеты теперь часто печатали сообщения о вновь открываемых учебных заведениях в Кишиневе, Бельцах, Сороках.

- Что же нам выбрать? - растерянно спрашивал Боря, читая объявления. - Ты смотри: педагогический,    сельскохозяйственный...

- А чего гадать вслепую? - заметил Миша. - Давай поедем в Кишинев и выберем, что нам понравится.

В Кишиневе они встретили товарищей по Сорокскому училищу и решили устраиваться вместе.

- А ведь неплохо быть агрономом, - рассуждали они, стоя у подъезда сельскохозяйственного техникума. На стене призывно выделялись крупные буквы: «Объявляется набор студентов...». Ниже сообщалось, кого готовит техникум и в какие сроки. Но больше всего привлекали ребят ничем не выделяющиеся, мелко написанные слова: «Принятые в техникум обеспечиваются стипендией».

- Зайдем, - предложил Борис, и вся ватага двинулась за ним.

Директор техникума встретил их радушно. Он подробно отвечал на все вопросы об условиях учебы в Советском Союзе. Узнав, что многие окончили четыре класса Сорокского ремесленного училища, директор предложил им поступить на последний курс техникума. Ребята, не задумываясь, сдали свои документы.

Но Боре не повезло. Его документы находились в Бухаресте, а при нем была только зачетная книжка.

- Жаль, - сказал директор, выслушав Бориса. - Без документов принять не могу... А впрочем, поступайте на второй курс. Согласны?

До сих пор Боря всегда был первым и шел на два курса впереди Михаила. Теперь ему предлагают поменяться с ним местами. Нет, он на это не пойдет.

- Подумаю, - уклончиво ответил Борис. - До свидания, - и первым вышел из кабинета.

По пути домой Боря остановился в Бельцах и решил попытать счастья. Повсюду, как и в Кишиневе, на заборах и фасадах зданий пестрели объявления о наборе студентов. Он зашел во вновь открываемое педагогическое училище.

- Если я буду поступать в ваше училище, неужели мне нужно будет начинать все сначала, с первого курса? - спросил Боря директора, после того как поведал ему о своей учебе в Бухаресте.

- Нет, зачем? - успокоил его директор.- Мы вас на четвертый примем.

На другой день Боря увидел и свою фамилию в списке зачисленных на выпускной курс училища.

- Видишь, мама, я стану учителем, - говорил он  мне,  вернувшись домой. - Да  еще как  скоро! Окончу
училище, а  на  будущий год поступлю в институт. Теперь будет легко учиться.

- Благодари Советскую власть. Это она дала такую возможность, - сказала я взволнованному Боре.

Первое сентября снова разлучило нас с детьми. Для них начинались дни интересной учебы в советской школе, где все было необычным, новым, все открывало такие широкие горизонты, что дух захватывало. А для нас с мужем опять потекли дни ожидания, наполненные беспокойством о сыновьях.

Когда у человека сбываются заветные мечты, он весь отдается выстраданному счастью. Так случилось и с Борисом. Весь жар своей юной души он отдавал теперь новой жизни. Общительный по натуре, скромный и отзывчивый, он быстро завоевал уважение товарищей и был избран старостой курса. Боря развернул активную деятельность, агитировал сдавать нормы на значок ГТО, вступать в Красный Крест.

Он был так перегружен общественной работой, что даже во время моих нечастых приездов в Бельцы не мог побывать со мной.

- Ты извини, мамочка, у нас кружок сегодня. Я скоро вернусь.

В другой раз он говорил мне:

- Ты знаешь, мама, меня назначили помощником инструктора физкультуры. Значит, доверяют? Правда?

Не было в училище такого начинания, в котором не участвовал бы Борис. Он выступал в спортивных соревнованиях и очень гордился, что их училище почти всегда занимает первое место.

- Первенство само в руки не идет. Надо постоянно заниматься, - неустанно твердил он мне.

Иногда я ходила смотреть на его тренировки. Мне было приятно видеть, как легко и свободно перебрасывал Борис свое мускулистое тело через турник, прыгал через «козла», метал гранату, вертелся на трапеции.

В минуты задумчивости он признавался мне:

- Знаешь, мама, я только теперь понял, что такое счастье, к которому я стремился. Понял, почему не мог сблизиться с ребятами в Бухаресте. Я не представлял себе всего этого ясно, но сейчас понял, что вступил в новую жизнь. Я буду всеми силами стараться, чтобы жизнь моя была такой, какой живут советские люди. Постараюсь принести хоть маленькую пользу своей Родине.

Как мечтал Борис, чтобы люди сказали о нем:

- Да, он настоящий советский человек!

Незаметно наступила весна. Сыновья усердно готовились к выпускным экзаменам. Мы ждали их на отдых и часто говорили о там, куда поедем на каникулы, собирались навестить своих старых друзей в Царьграде, покататься по Днестру... Но вдруг все изменилось.

LegetøjBabytilbehørLegetøj og Børnetøj