Глава 8. «У лукоморья дуб зеленый...»

Еще до поступления ребят в школу мы старались обучить их грамоте, привить любовь к книге. Муж хорошо знал молдавский фольклор и умел увлекательно рассказывать о легендарных гайдуках, об их славных атаманах - Кодряне, Тобултоке, Бужоре, о том, как мужественно боролись они против турецких янычар и угнетателей-бояр за освобождение народа. Я с увлечением изучала русскую литературу. Боре было года четыре, когда я впервые прочитала ему стихи Пушкина. Его, видимо, покорили их необычная музыкальность и тот удивительный мир, с которым он познакомился в «Руслане и Людмиле».

- Мама, почитай еще, - просил меня Боря.

И я взволнованно, как и в детстве, читала:

У лукоморья дуб зеленый...
Златая цепь на дубе том,
И днем, и ночью кот ученый
Все ходит по цепи кругом...

Боре так полюбились эти стихи, что он вскоре заучил их наизусть.

Встретив на улице своих сверстников, он с гордостью говорил:

- А я знаю стихи Пушкина. Прочитать?

Откинув немного назад голову, закрыв глаза, Боря выразительно начинал:

У лукоморья дуб зеленый...

Ребята слушали, затаив дыхание. Чудесное сказочное царство открывала перед ними пушкинская поэзия.

- А где это само лукоморье? - допытывался соседский мальчик Гриша. - Сходить бы, посмотреть на ученого кота, на лешего... Здорово!

- Я бы золотую цепь снял и лавочнику продал, - озорно выкрикивал кто-то.

-  Ну да, даст тебе леший, жди...

-  Чудаки. Это же сказка, - солидно возражал мальчик постарше.

Много раз перечитывали мы «Сказку о рыбаке и рыбке». Боря каждый раз хвалил рыбку и ругал старуху.

-  Ишь, какая вредная... Чего захотела, - возмущался он, слушая приказания зазнавшейся старухи.

А когда в конце сказки старуха оказывалась у разбитого корыта, Боря удовлетворенно говорил:

-  Так ей и надо.

Любили наши дети и стихи другого великого русского поэта Н. А. Некрасова. Особенно пришелся им по душе некрасовский мужичок с ноготок:

И шествуя важно, в спокойствии чинном,
Лошадку ведет под уздцы мужичок,
В больших сапогах, в полушубке овчинном,
В больших рукавицах, а сам... с ноготок!

Позднее, когда Боря учился в школе, на одном из вечеров он хотел продекламировать стихи Пушкина и Некрасова. Но ему не разрешили. Румынские оккупанты запрещали разговаривать на русском языке и жестоко преследовали тех, кто читал произведения русской литературы.

LegetøjBabytilbehørLegetøj og Børnetøj