Глава 6. А ну, кто лучше?

Весна и лето - самая желанная пора для детей. Сколько радости и забот приносит она!

Как только зажурчат ручьи, можно отправлять в плавание игрушечные корабли и парусные лодки или, выйдя в сад, слушать пение прилетевших из теплых краев птиц. Высоко в небе разливается звонкая трель невидимого жаворонка, а на вершинах деревьев, взмахивая крылышками, захлебываются от весенней радости скворцы. Где-то внизу подсвистывают им дрозды и синицы. Почки на деревьях набухли, они вот-вот лопнут и выпустят первые клейкие листочки.

Как только сойдет снег и немного подсохнет земля, начинается работа на полях и огородах. Мы с Григорием Амвросиевичем вскапываем грядки, сажаем помидоры, огурцы, арбузы, дыни. Боря и Миша с лопаточками и ведерками хлопотливо помогают нам: рыхлят землю, поливают. Их интерес к работе особенно усилится после того, как молодые побеги, окрепнув, пойдут в рост.

Однажды рано утром я пошла поливать огород и, к своему удивлению, увидела там Борю и Мишу. Они стояли на краю грядки и о чем-то спорили. Я остановилась, прислушалась.

- Да... ты себе забрал самые лучшие кусты, - обиженно говорил Миша. - Я папе скажу.

- Ничего и не лучшие, - возражал Боря, - у тебя тоже такие. Скажи просто, что ты струсил. И все.

- Ничего и не струсил. Я по-честному хочу.

Обернувшись, Боря заметил меня...

- Мама, мы поспорили... у кого красивее помидоры и арбузы будут. Ты судья. Ладно?

Я согласилась и отвела им совершенно одинаковые участки. Боря и Миша с большим усердием принялись за дело. Роль главного судьи взял на себя муж.

Мы поддерживали всякое начинание детей, если оно помогало развивать у них любовь к труду. Соревнование понравилось: можно было видеть, кто лучше и быстрее работает.

Начавшись с борьбы за красивые помидоры, соревнование затем распространилось на все, чем занимались наши дети. Мастерили они что-нибудь из дощечек или самодельных кубиков, отправлялись ли на прогулку в поле, поливали цветы - всюду можно было услышать:

- А ну, кто лучше?

Каждый из них старался гладко обстрогать доску, поймать самых красивых бабочек и самых больших кузнечиков, больше полить цветов. Все сделанное они показывали отцу. Григорий Амвросиевич, как главный судья, оценивал работу ребят и каждый раз определял победителя. Первое место чаще всего занимал Боря.

Очень любили дети наши прогулки за село. Стоило только выйти за левады - перед любопытным ребячьим взором открывались чудесные картины. Вот в зеленой пойме пасется стадо коров, а поодаль от него - отара овец. У овец, видимо, «обеденный перерыв», они сбились в кучу и стоят, понурив головы, отбиваясь короткими хвостами от мошкары. А может, они слушают музыку? Под старым развесистым вязом старик-пастух играет на флуере. Грустная тягучая мелодия плывет далеко-далеко и будто тает в раскаленном воздухе.

Боря и Миша внимательно вслушиваются в знакомый мотив.

- Мама, это дойна? Да? - спрашивает Боря. - Я бы целый день слушал.

Но через минуту они с Мишей уже прыгают по сухой комковатой земле в погоне за бабочками. Набегавшись, садятся на межу и дотошно расспрашивают меня о том, как из гречки, которая растет вот здесь, получается каша, а из пшеницы - хлеб, почему кукуруза такая высокая. Весело трещат кузнечики. На горизонте дрожит голубоватое марево, в тихой задумчивости стоят холмы. С прогулки возвращаемся поздним вечером с целой коллекцией бабочек и жучков. Когда мы, усталые, входим в наш уютный двор, на севере загорается первая звезда.

Как-то само собой получалось, что Боря становился заводилой во всех играх, и дети охотно признавали его своим вожаком. Вероятно, их привлекали его бьющая через край жизнерадостность, сердечность и простота.

Правда, звание «главного» надо было отстаивать. Среди ребят были смельчаки, которым тоже хотелось верховодить.

Помню, однажды Боря пришел в слезах. Всхлипывая, он рассказал, что пришел один из знакомых соседских мальчиков и сам стал заводить игры. Боря не пожелал уступить своего первенства, и они подрались. Свое поражение он переживал тяжело и даже пожаловался отцу в надежде на его поддержку. Но разговор с отцом принял совершенно неожиданный для Бори оборот.

- За дело тебя побили, - выслушав сына, сказал Григорий Амвросиевич. - Запомни: последнее дело - жаловаться на своих товарищей. Чтобы я этого не слышал.

Боря больше никогда не приходил с жалобами. Если ему случалось рассориться с мальчиками, он уходил с улицы. Потихоньку открыв калитку, чтобы не заметил отец, перебегал двор и прятался в саду или за домом. Там в одиночестве переживал свое поражение. Но сердиться долго не мог. Утром, едва открыв глаза, он спрашивал: «Ребята ждут?». Торопливо вскакивал с постели и спешил к окну. Если ребята сидели у калитки, то трудно было заставить Борю умыться и поесть: он рвался на улицу.

LegetøjBabytilbehørLegetøj og Børnetøj