Глава 4. Новые заботы

В конце октября 1923 года у меня родился второй сын. Назвали его Михаилом. С рождением Миши забот, естественно, прибавилось. Но и Боря стал серьезнее, будто повзрослел и, на правах старшего покровительственно относился к своему брату. Он очень любил малыша и самоотверженно старался помогать мне: катал Мишу в коляске по комнате, следил, чтобы тот не обронил соску, отдавал подаренную ему конфету, а когда Миша спал, говорил шепотом.

Эта привязанность с каждым месяцем крепла. В день, когда Миша начал самостоятельно ходить, Боря торжествовал:

- Теперь мы с ним будем играть и бегать. Правда, мамочка?

- Да он ходить-то еще не научился, а ты уже бегать, - смеялась я.

- Так это ж совсем легко, -  доказывал Боря.

Я радовалась, что Боря так заботится о своем младшем брате: строит ему из кубиков домики, сооружает башни, «подземные ходы» и что-то старательно объясняет. Самой любимой игрой моих мальчиков была «поездка в Сороки». Заходя в комнату, я часто заставала там ужасный беспорядок: скамейки и стулья перевернуты, впереди сидит Боря с кнутом в руке, за ним  Миша, он держит в руках котенка и радостно покрикивает на «кучера».

- Мы в Сороки едем, - поясняет мне Боря и подхлестывает кнутом «лошадь».

Приходилось мириться с беспорядком и не мешать их игре.

Детство Бори и Миши проходило в деревне, и они почти не видели настоящих игрушек. Было у них только по ведерку и лопаточке, которые я привезла из города. Боря все мечтал о «настоящей» лошадке. Как-то мы взяли его с собой в Бельцы. Проходя по главной улице, Боря внимательно рассматривал витрины магазинов и вдруг, остановившись, радостно закричал:

- Мамочка, смотри, лошадь! Купи, пожалуйста!

На витрине действительно красовался темно-рыжий, с гордо поднятой головой, в позолоченной уздечке конь. Мы зашли в магазин, спросили цену. Красавец-конь стоил непомерно дорого, не по нашим деньгам.

Боря был очень огорчен этим и всю обратную дорогу вспоминал о сказочном коне, увиденном в магазине.

- А ты не горюй, успокаивал его отец. - Вот накопим денег и купим коня. А пока будешь скамейки переворачивать.

И я, и муж часто рассказывали детям сказки. Боря особенно любил сказки о богатырях, о храбрых и сильных людях. В долгие зимние вечера, когда в трубе завывал ветер, дети сидели у горячей печки и слушали. В комнате тепло и уютно. В такой обстановке кажутся особенно грозными битвы богатырей с темными силами зла. Заканчивалась сказка, и дети опять просили:

- Папа, расскажи еще. Про Фэт-Фрумо-са (добрый молодец - по-молдавски) расскажи, про Илляну Косынзяну.

И Григорий Амвросиевич негромким басом снова начинал:

- В некотором царстве, в некотором государстве...

Он рассказывал до тех пор, пока у ребят не начинали слипаться глаза. Полусонных я раздевала их и укладывала спать.

Среди сказок были такие, которые вызывали раздумья. Помню, однажды муж рассказал детям такую, похожую на быль, сказку.

- В некотором царстве, в тридевятом государстве жил один богатый человек. Был он страшно скупой и жадный, и люди не любили его. Но когда богач проходил по улице, все низко кланялись ему, и только один старик не хотел ему кланяться, отворачивался. Это был гордый и честный человек. Он не мог уважать богача, который издевался над крестьянами, кормил их гнилыми огурцами и заплесневевшими сухарями.

Однажды летом, в самую страдную пору, народ не вышел на работу к богачу. Созревшие хлеба начали осыпаться. Тогда в дом богача пришел старик: «Видишь, как плохо быть жадным, сказал он богачу. Из-за своей жадности ты можешь потерять весь урожай. Не скряжничай, корми крестьян сыто, и они уберут хлеб».

Всю ночь не спал богач. Не хотелось ему уступать, но и хлеб был жалко потерять. Под утро он кликнул слуг, велел зарезать несколько баранов, накрыть на дворе столы и досыта накормить крестьян.

- Молодец старик, добился своего, - радовался Боря.

Росли наши дети вместе, были неразлучны, а вот характеры, наклонности у них были совсем разные.

Мы выписали румынский детский журнал «Диминяца копиилор» («Детское утро»). Боря и Миша с удовольствием слушали стихи о забавных похождениях Хапали -  комического героя этого журнала. Кроме стихов, рассказов и картинок журнал издавал приложение, рассчитанное на развитие детской смекалки. В журнале печатались замысловатые фигуры, из которых, если правильно вырезать их и склеивать, можно было сделать различные игрушки: самолет, мушку, корабль, домик.

Боря и Миша часами возились над этими приложениями. Вот тут-то и было видно, кто из них настойчивее и терпеливее. Мише быстро надоедала игра, он или откладывал приложение, или же просил меня помочь. Боря, наоборот, подолгу сидел за столом, вырезал не торопясь, аккуратно, старался точно следовать линиям, которые были на рисунке. Он забывал обо всем: об улице, о товарищах и сосредоточенно работал ножницами. Борю увлекало желание увидеть, что же из этого получится, какая игрушка. Он не бросал работу, пока не добивался своего. А закончив, спешил ко мне.

- Смотри, мама, какой красивый самолет получился, - и бежал с игрушкой на улицу, чтобы показать ее товарищам.

Ребята придирчиво рассматривали самолет. Недовольные тем, что Борю приходиться подолгу ждать, они не выказывали своих восторгов, а деловито замечали:

- Упрямый ты, Борька.

LegetøjBabytilbehørLegetøj og Børnetøj