От автора

У многих тысяч и миллионов матерей война отняла самое дорогое в жизни - детей. Героической смертью погибли два моих сына - Борис и Михаил.

В первые дни Великой Отечественной войны они добровольцами ушли на фронт. Сначала их зачислили в рабочий батальон. Они копали окопы, строили военные сооружения, блиндажи. Вскоре судьба разъединила их. После сильных боев под Николаевом, когда наши войска оставили город, рабочий батальон расформировали.

Братья были на разных участках и потеряли друг друга из виду.

Несколько дней Борис ходил из одного военкомата в другой с просьбой зачислить его в ряды Красной Армии. Документов у него не было, но все же его зачислили в санитарно-хирургическии отряд. Однако вскоре, узнав, что он хорошо владеет румынским языком, перевели сначала в штаб дивизии, а потом в штаб полка переводчиком.

Михаил тщетно пытался найти брата. Как-то случайно он обнаружил в своей походной сумке адрес дяди, который жил в городе Краснодоне, и решил идти туда. Только через месяц добрался в Донбасс. В то время мы с мужем, эвакуировавшись из Молдавии, уже жили у его брата.

Вскоре пришло письмо от Бориса. С радостью сообщал он, что его зачислили в Красную Армию. Михаил пробыл у нас несколько дней. Он не хотел отставать от брата и пошел в военкомат с просьбой отправить его на фронт. Просьбу удовлетворили: он уехал в школу минометчиков, закончил ее и с боями прошел до берегов Балтики, очищая от проклятого врага родную землю. Михаил погиб в бою за освобождение Эстонии в августе 1944 года.

Летом 1942 года в боях под Харьковом часть, в которой служил Борис, попала в окружение. Оставался один выход: попытаться отдельными группами перейти линию фронта, ни в коем случае не сдаваться в плен.

Борис с товарищем добрался до Краснодона, когда город уже заняли вражеские войска. В те мрачные дни встреча с любимым сыном была мукой.  В  городе  повсюду рыскали фашисты. Мысль, что я рискую потерять сына, холодила сердце. Немцы могли в любую минуту арестовать Бориса. Когда я рассказала ему о своей тревоге, он ласково обнял меня и тихо, но твердо сказал: «Ты напрасно не волнуйся. За наше правое дело не страшно и умереть! Не они нас, а мы их всех уничтожим и снова будем свободны».

Борис стал членом подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия». Все силы, всю страстность молодости отдал он делу священной борьбы с фашистскими захватчиками.

В центре Краснодона, на площади, рядом с памятником «Клятва», братская могила, на которой начертаны имена и фамилии погибших. Здесь похоронены отважные юноши и девушки, отдавшие свою жизнь за свободу и счастье советского народа. Здесь лежит и мой незабвенный, горячо любимый сын Боря. Не дожил он до радостного Дня Победы, не увидел свою родную Молдавию свободной и счастливой.

...Светлую память о героях Краснодона глубоко чтит молдавский народ. Это я почувствовала сразу, как только мы вернулись из эвакуации в село Царьград. К нам приходили односельчане, выражали сочувствие в постигшем нас горе, высказывали свое восхищение подвигами молодогвардейцев и гордились боевыми делами своих земляков, наших сыновей  Бори и Миши.

И позднее, когда мы переехали в Кишинев, я получала много писем из разных уголков страны.

В теплых и дружеских письмах советские люди не только разделяли наше большое горе, но и просили рассказать о жизни наших сыновей.

«Мы просим Вас написать нам подробно о детстве и школьных годах ваших сыновей, а мы, в свою очередь, обещаем Вам, что никогда не забудем имена героев, отдавших свои молодые жизни за свободу и счастье любимой Родины. Мы будем стараться хорошо учиться и быть такими же мужественными и храбрыми, какими были Ваши сыновья», - писали мне пионеры, школьники, комсомольцы.

Нужно было отвечать на письма. Тяжело было в каждом письме рассказывать о своем горе, постоянно растравлять глубокую рану, которая не заживает, несмотря на прожитые годы. Невыносимо больно было описывать те мучения, которым подвергались юноши и девушки в фашистских застенках.

Много встречалась, беседовала я со школьниками, студентами, бойцами Советской Армии. И, хотя трудно было мне рассказывать о геройской гибели моих сыновей, шла на эти встречи. Я видела ребят, которые с горящими глазами, затаив дыхание, слушали мой рассказ. Они забрасывали меня вопросами: «Скажите, а вы знали Олега Кошевого? А какой был Сережа Тюленин? Вы его видели? А хорошо они учились? Кто из молодогвардейцев остался в живых?» Иногда мне приходилось слышать и такой вопрос: «А почему вы не напишете обо всем, что рассказали нам?"

Вот после таких встреч у меня и возникла мысль написать книгу о моих сыновьях. Мне хотелось, чтобы эта книга о Борисе, Михаиле и их товарищах пробуждала у молодежи высокие патриотические чувства, стремление стать верными сынами Советской Родины, достойными продолжателями того дела, за которое боролись молодогвардейцы.

Мне пришлось несколько раз побывать в Краснодоне. Особенно запомнилась встреча, посвященная 20-летию со дня создания краснодонского партийно-комсомольского подполья. Собрались представители общественности города, родители молодогвардейцев, многочисленные гости из разных уголков страны. Среди гостей были посланцы Азербайджана, представители экипажей теплоходов «Олег Кошевой», «Иван Земнухов», «Сергей Тюленин».

В торжественной тишине вносятся алые знамена. Одно из них внесли члены подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия» В.И. Левашов, Н.М. Иванцова и Р.П. Юркин. Зазвучала песня

Это было в Краснодоне,   
В грозном зареве войны...

Не только матери, многие в зале плакали. В памяти встало пережитое. Но в зале было так много юных лиц  парни, девушки. Под барабанную дробь влился ручеек красногалстучной пионерии. От их чистых, звонких голосов потеплело на душе. Все они наши дети, дети матерей нашей Родины. У них должно быть счастливое будущее. Без войны, без страданий, что выпали на долю наших ребят.

LegetøjBabytilbehørLegetøj og Børnetøj