Глава 2. Нашествие

Утром двадцатого июля в город ворвались немцы. Сначала по пыльной дороге проехали танки с черными крестами на броне, потом промчались зеленые машины с высокими бортами. Обгоняя их, неслись мотоциклисты в оранжевых, как на маскараде, очках.

Медленно плыли пушки, задрав к небу длинные хоботы. Это было зловещее нашествие врага.

Весь этот поток хлынул на каменскую дорогу. Он казался нескончаемым. По городу уже ходили слухи, что немцы перебрались через Северный Донец и растеклись по степи.

Жители забились в укромные углы. Немцы нагло врывались в дома, взламывали комоды, сбивали замки с сундуков, срывали с кроватей одеяла, вязали вещи в узлы и тащили в машины.

У калитки одного из шахтерских домиков, разметав руки, лежала убитая женщина. Около нее сидел трехлетний белокурый мальчик и лепетал:

- Мама, тебе больно? Да?

Немцы привязали к деревьям восемь пожилых женщин, четырех стариков и девочку (эти люди отказались «угощать» немцев молоком) и затем расстреляли их. Несколько дней трупы расстрелянных висели на деревьях.

Город жил в страхе.

На домах и заборах появились аршинные приказы  немецкого коменданта: «Приказываю всем кто имеет огнестрельное или холодное оружие, сдать его в комендатуру города Краснодона по истечении 24 часов. Кто уклонится от сдачи, будет немедленно расстрелян.

Приказываю явиться для регистрации всем коммунистам, комсомольцам и евреям. За неявку - расстрел. Запрещаю появляться населению на улицах после 6 часов вечера».

Вскоре было объявлено об открытии «биржи труда»: здесь надлежало зарегистрироваться «здоровому населению».

Узнали жители и о том, что в городе учреждена полиция и что возглавил ее некий Суликовский, что управляющим дирекциона назначен барон Швейб, который якобы приступает к восстановлению шахт.

Но у барона Швейба нашлось более экстренное занятие. Немецкие солдаты награбили много меда, масла, варенья, а банок для упаковки всего этого не было. И барон решил немедленно оборудовать мастерскую для производства банок. В городе стали искать мастеровых. Семнадцатилетнего электромонтера Володю Осьмухина, сына шахтера, привели в мастерскую.

- Будешь запаивать банки! - приказали ему. Вскоре встретив на улице своего друга Степана Сафонова, Володя сказал ему:

- Если бы ты видел, сколько они, дьяволы, добра в Германию отправляют! Во мне все закипает. Не могу больше терпеть! Не могу!

LegetøjBabytilbehørLegetøj og Børnetøj