Арутюнянц А.П. Трижды воскресавший

Интервью с Александрой Павловной АРУТЮНЯНЦ,
вдовой Георгия Минаевича

«Это было в Краснодоне, в грозном зареве войны. Комсомольское подполье поднялось за честь страны...» Кому в Советском Союзе не доводилось слышать эту простую, но трогающую сердце песню о героях «Молодой гвардии»?! А имена Олега Кошевого, Ульяны Громовой, Серёжи Тюленина, Вани Земнухова, Жоры Арутюнянца были известны каждому школьнику. Жоре - Георгию Минаевичу Арутюнянцу - судьбой было отмерено прожить 48 лет.. Но прожил он эти годы в полном соответствии с клятвой, которую произнёс в сорок третьем на могиле друзей-молодогвардейцев. О том, каким он был, лучше всех знает, конечно, Александра Павловна Арутюнянц - жена и верная подруга Георгия Минаевича. С ней, блокадницей, удостоенной ордена Ленина, наше интервью.

— Александра Павловна, о Вашем муже не раз говорили друзья, что он трижды воскресал из мёртвых. Это не легенда?

— Нет, истинная правда. Видно, самой судьбе было угодно, чтобы Жора прожил яркую, прекрасную, хоть и короткую жизнь.

Когда гитлеровцы вышли на след «Молодой гвардии» и начался разгром организации, из центра пришел приказ: всем оставшимся в живых подпольщикам уходить из Краснодона. Жоре и Ване Туркеничу в числе немногих удалось вырваться из лап карателей. Тайком пробравшись в родной Новочеркасск, Жора узнал, что в городе идут повальные обыски и оставаться там ему нельзя. Надо было голодному, оборванному, но не потерявшему стойкости духа пробиваться к своим.

Жору все, в том числе и его родители, считали погибшим, даже после прихода в Краснодон Красной Армии, когда его тело не было обнаружено в шурфе шахты среди казненных фашистами молодогвардейцев. Но случилось невероятное: в день прощания с погибшими героями мама Жоры, взглянув в окно, вдруг увидела своего сына. «Жора, жив!» - только и смогла сказать.

Тогда же, вместе с Толей Лопуховым, Жора поклялся над могилой друзей отомстить за их смерть. На фронт ушли все уцелевшие молодогварцейцы. Жора ушел рядовым.

Вскоре, во время боёв за освобождение Запорожья, семья Арутюнянц получила похоронку: «Ваш сын пал смертью храбрых». И снова Жора воскрес из мёртвых: получив 25(!) осколков в шею и предплечье, он остался жив, о чём и сообщил родным из Ростовского госпиталя. По излечении его направили на учебу в эвакуированное в Томск Ленинградское артиллерийско-зенитное училище.

В третий раз Жора победил «старуху с косой» уже в 1972 году. После выступления на Центральном телевидении ему внезапно стало плохо. Врачи констатировали обширный инфаркт, практически без шансов на выздоровление. Но воля к жизни, помноженная на оптимизм и веселый характер мужа, сделала невозможное. Георгий даже на время вернулся к преподавательской работе в Военной академии, которую в свое время закончил.

А через год наступила трагическая развязка...

Георгия хоронила вся Москва. Прошло с тех пор 24 года, а мне по сей день не верится, что Жора уже никогда не улыбнется мне своей доброй, обаятельной улыбкой.

— Как и при каких обстоятельствах Вы познакомились с Георгием Минаевичем?

— Артиллерийско-зенитное училище, где учился Жора, в 1945 году вернулось в Ленинград. Я же, тогда в сущности еще девчонка, уже работала секретарем Петроградского райкома комсомола. А перед этим, с 42-го по 44-й год, была комсоргом на заводе имени Кулакова. Ну и однажды судьба свела нас на комсомольской конференции. Познакомились, разговорились, договорились «не пропадать». А в 1948 году поженились. И четверть века прожили в любви и согласии. «Серебряную свадьбу» отметили перед кончиной Жоры. Помню, он, превозмогая страдания, шутил: «Не переживай, Шурок, поживем еще».

— Насколько известно, Ленинград вы покинули как раз из-за проблем со здоровьем мужа?

— Да. Жора так и не приспособился к невскому климату, да и сказывались последствия ранений. И когда его, в начале 50-х, перевели преподавать в Киевское танко-техническое училище, я, естественно, поехала за ним. Кстати, оба мы вновь оказались на политической работе. Жору избрали членом бюро ЦК комсомола Украины, а я работала ответственным организатором Центрального комитета ЛКСМ республики.

— Спокойной ту вашу работу едва ли назовёшь.

— Уж это точно. В западных областях Украины еще свирепствовали бандеровцы, и в командировки я выезжала в сопровождении автоматчиков. В одном из сёл Ровенской области, где я встречалась с местными комсомольцами, бандиты зверски убили в течение нескольких лет 13 председателей...

— А потом была Москва?

— Да. Георгий поступил в Военно-политическую академию имени В.И.Ленина, а меня перевели на работу в ЦК ВЛКСМ. По окончании учёбы Жора стал помощником начальника Политуправления по комсомолу армии ПВО, а затем - начальником Политотдела зенитно-ракетного полка. Потом он стал преподавать в той самой Военно-политической академии, которую окончил, защитил кандидатскую диссертацию и получил звание доцента.

— С жильём в первопрестольной не было проблем?

— Как это «не было»! Мы довольно долго жили в коммуналке. А ведь и наш сын Витя уже подрастал. Многие недоумевали: как может легендарный герой «Молодой гвардии» жить в подобных условиях? Но не такой был Жора человек, чтобы добиваться для себя каких-то льгот. Скромный он был и удивительно порядочный. За это и любили его многочисленные друзья. Любил спорт (особенно волейбол и баскетбол), никогда не отказывался, даже если плохо себя чувствовал, выступить перед молодежью. Молодые, считал он, должны знать всё о подвиге своих сверстников.

— А с кем из известных людей был знаком Георгий Минаевич?

— Не раз он встречался с писателем Фадеевым, которого боготворил. Беседовал с Юрием Гагариным. А с космонавтом Владимиром Комаровым был по-настоящему дружен.

— А бывал ли Георгий Минаевич непреклонен и твёрд в отношениях с власть предержащими?

— Безусловно. Когда чувствовал собственную правоту. Во время наших частых поездок в Краснодон мы всегда заходили к родителям несправедливо обвинённого молодогвардейца Виктора Третьякевича. Муж обещал сделать всё, чтобы восстановить честное имя боевого товарища. Именно по требованию Жоры и его друзей, Василия Левашова и Анатолия Лопухова, была создана комиссия, в результате работы которой в 1960 году партийные органы и Верховный Совет полностью реабилитировали Витю Третьякевича. Таким бодрым, обаятельным, но твёрдым и принципиальным запомнился Георгий Минаевич всем, кто его знал.

— Огромное Вам спасибо, Александра Павловна, за Ваш рассказ.. И дай Вам Бог здоровья и долгих лет жизни!

Беседовал с Александрой Павловной ленинградский журналист А.Данилов. 1978 

LegetøjBabytilbehørLegetøj og Børnetøj