Глава 3. Принят в комсомол

В 1939 году Сереже исполнилось 15 лет. Он вырос, возмужал, стал усиленно заниматься спортом и военной подготовкой. Сергей научился метко стрелять из винтовки, сдал нормы военно-спортивного комплекса «Готов к труду и обороне». Каждый день Сергей делал упражнения с гирями. Их было две, весом в двадцать килограммов каждая. Сначала выжимал одну гирю то левой, то правой рукой. Затем сразу обе. Для тренировки кистей рук и пальцев придумал себе упражнения с утюгом, подвешенным на округленный шест.

Каждое утро после физических упражнений Сережа обтирал себя смоченным в холодной воде полотенцем, а в зимнее время снегом. Зимой он всегда ходил в кепке, кожаной неутепленной куртке, без перчаток.

Закалка организма этим не ограничивалась. Для Сергея она нередко продолжалась и тогда, когда он спал. На деревянный настил он рассыпал зёрна ячменя или кукурузы, накрывал его тонким байковым одеялом и ложился спать.

Конечно, здесь сказывалось влияние образа Рахметова из романа Чернышевского "Что делать?".

- И зачем тебе все это? - спросила однажды сестра.

- Жизнь длинная, - ответил он, - чтобы чего-то достичь, сделать нужное, полезное, нельзя быть неженкой.

В предвоенные годы шло быстрое развитие советской авиации. В газетах часто появлялись призывы: «Трудовой народ - строй воздушный флот!». И флот создавался. Он уже заявлял о себе дальними беспосадочными перелетами Чкалова В.П. на Дальний Восток, через Северный полюс в Америку, многими другими достижениями советских авиаторов.

Вот тогда Сергей еще больше размечтался об авиации. Он видел себя в будущем то за штурвалом стремительно несущегося истребителя, то в авиационном конструкторском бюро в качестве создателя боевых машин. Сергей стал изучать специальную литературу по авиастроению, читал все, что писалось в газетах и журналах по данному вопросу.

В те насыщенные важными международными событиями дни, когда к нашему порогу приближалась война, Сергей готовился к вступлению в комсомол. Естественно, ему хотелось какими-нибудь полезными делами зарекомендовать себя с положительной стороны.

В школе поселка шахты № 12, где он теперь учился, не было авиамодельного кружка. Не попробовать ли создать самому такой кружок и возглавить его работу?

Вначале Сергей считал нескромным предлагать себя в качестве руководителя кружка, который обычно возглавляет преподаватель, как правило, мужчина. Но вскоре Сергей преодолел это ложное предубеждение. В комитете комсомола он сказал, что желает создать авиамодельный кружок. Предложение Сергея было одобрено и вскоре он активно взялся за дело.

Сергей написал объявление, в котором указал, что именно к нему следует обращаться по вопросу записи в авиамодельный кружок и вывесил на видном месте. Желающих оказалось значительно больше, чем позволяли возможности выделенной для этих целей комнаты. Явно сказывался высокий авторитет организатора.

Хотя авиамоделизмом Сергей занимался с шестого класса и в свое время создал несколько удачных моделей, с которыми не раз участвовал в районных соревнованиях и даже занимал призовые места, знаний для руководства кружком ему все же не хватало. Однажды, в газете «Пионерская правда» Сергей прочитал статью авиаконструктора Яковлева А.С. (будущего генерального конструктора, создателя превосходных истребителей, а в послевоенное время - пассажирских ЯК-40, ЯК-42), в которой он излагал рекомендации по авиамоделизму. Сергей сразу же написал письмо авиаконструктору. Радости не было предела, когда от Яковлева пришел ответ с чертежами авиамоделей и некоторыми советами по руководству кружком. И авиамодельный стал набирать силу. Вскоре первая модель, собранная руками кружковцев, совершила успешный полет.

- Принят! - громко прокричал Сергей, вбегая в дом. Я теперь комсомолец! Он стоял у дверей радостный, улыбающийся. Подбежали с поздравлениями сестры Валентина и Ангелина. Затем появилась мать.

- Поздравляю, Сереженька! - ласково произнесла Лидия Даниловна и приложила голову к груди уже совсем повзрослевшего сына.

- Я знала, что тебя примут и испекла пирог. Можешь приглашать друзей.

Вечером пришли одноклассники Аня Карлова, Люся Обухова, Ваня Карцев, Толя Галаев, Ваня Трофименко. Дом наполнился веселыми голосами. Все расселись за столом, на котором появился самовар и праздничный пирог.

Рядом с Сергеем Аня Карлова. Еще год назад этому факту никто не придал бы значения. Сергей ко всем девушкам относился одинаково, по-товарищески. А если кого-то и выделял, то не из-за личных симпатий. До недавнего времени Сергея часто можно было видеть с Люсей Обуховой. Но они часто встречались как товарищи, которых сближали общие увлечения книгами, изучаемыми предметами. Им было о чем поговорить.

Чаще всего Сергею приходилось бывать защитником девочек от обидчиков - мальчиков. Об этом в школе знали все. И когда какую-нибудь ученицу мальчишки пытались обидеть, она предупреждала:

- Отстань, а то Сергею скажу!

И все знали, какому Сергею и что за этим последует.

Ане Карловой Сергей явно симпатизировал. Это заметили и в школе, и дома. Аня - скромная девушка, мягкая, душевная. Более всего Сергея подкупала в ней незащищенность. Он, крепкий физически, испытывал какую-то потребность оберегать ее от возможных обидчиков. У Ани в семье случилось большое несчастье. Во время аварии на шахте погиб ее отец. В связи с этим обстоятельством Сергей в какой-то мере и себя почувствовал ответственным за судьбу этой девушки.

А началось это однажды поздним вечером. В первый день нового учебного года после занятий все остались в классе. Делились впечатлениями о прошедшем летнем отдыхе и засиделись допоздна. Всем было интересно, и никто не хотел уходить. А когда стемнело, всем классом пошли провожать тех, кто жил в соседнем поселке, в пяти километрах от школы.

В свое время там жила семья Левашовых. Но из-за отсутствия средней школы переехала в поселок шахты №12. Сейчас там жили несколько одноклассников Сережи, в том числе Аня Карлова.

Светила луна. Легко различались степные тропы. По двое, по трое шли по ним одноклассники. Каждый беседовал с тем, кто был рядом.

Сережа шел с Аней. Они разговорились и отстали от группы. Сережа решил, что наступил удобный момент для признаний в своих чувствах.

- Аня, давай с тобой дружить! - сказал он негромко, когда в разговоре появилась пауза.

- Сережа, разве мы не дружим?

- Дружим всем классом, но я имею в виду другое.

- Что ты имеешь в виду? - стараясь продлить объяснение, спрашивала Аня.

Сережа не договорил, так как уединение было нарушено. Их поджидали. Пришлось присоединиться ко всей группе и включиться в общую беседу. Возобновить прерванный разговор в тот вечер так и не удалось. Вскоре распрощались с теми, кого провожали, а сами отправились в обратный путь.

На другой день утром встретились у школы. По сиянию глаз, по улыбке, предназначенной только ему, Сережа понял, что продолжать разговор уже не нужно.

Сережа был первым из собравшихся, кого приняли в комсомол, поэтому разговоров по этому поводу было много.

- Сережа, что у тебя спрашивали, когда принимали? - поинтересовалась Люся Обухова.

- Спросили о международном положении и том, как готовлюсь к защите Родины.

Ответы Сергея на вопросы ребят вылились в общую беседу о событиях в мире. Военная опасность для нашей страны все возрастала. На западе она исходила от фашистской Германии, на востоке - от империалистической Японии.

Затем разговор перешел на школьную тему. Все увлеклись беседой. Никто не торопился уходить, хотя некоторым ребятам было далеко до дома.

Сережа пошел проводить Аню Карлову. К ним присоединился Ваня Трофименко. На обратном пути Ваня разоткровенничался:

- Сережа, завидую тебе. У вас такая дружная семья.

Ваня в доме Левашовых не впервые. Он знал, что праздничный пирог по случаю вступления Сергея в комсомол - не исключение. Торжественно отмечать дни рождения каждого из членов семьи или иные важные события давно стало семейной традицией. Каждый, например, хорошо помнил дни рождения родителей, сестры, брата и заранее обдумывал, какой знак внимания проявить. Сергей любил мастерить. Он всегда заблаговременно готовил ко дню рождения матери, отца, сестер какую-нибудь поделку, изготовленную собственными руками. Родители и сестры, разумеется, помнили и о нем.

В семье всегда сохранялась атмосфера сердечности, доброты, уважения друг к другу. А семья ведь не маленькая и матери вечно приходилось хлопотать по хозяйству. Но Сергей и сестры поочередно включались в эти хлопоты в качестве помощников.

Однажды вечером, согласно очереди, готовить чай, собирать на стол пришлось Сереже. Он сделал нужные приготовления, пригласил всех к столу, потом подошел к матери:

- Мама, пойдем пить чай!

- Некогда, Сереженька, вот доштопаю чулки, тогда и приду.

Сережа какое-то мгновение стоял около матери, огорченный ее занятостью, а потом поднял ее вместе со стулом и отнес к столу. А когда вечерний чай был окончен, таким же образом отнес ее на прежнее место.

Так же внимателен был Сережа и к сестрам. Но случалось, ради озорства подшучивал над ними. Больше всех доставалось, конечно, самой младшей, Ангелине.

Как-то она обратилась к брату:

- Сережа, хочу, чтобы волосы были волнистыми. Как это сделать?

Сережа задумался. Затем серьезным тоном произнес:

- У нашей коровы скоро появится теленок. Как только он уверенно встанет на ноги, подставь ему свою челку. Он лизнет твои волосы своим шершавым языком, и они станут волнистыми.

Лина рекомендацию брата приняла всерьез и действительно подставила свою прическу недавно народившемуся несмышленышу. Тот мгновенно захватил челку губами и вырвал у Лины клок волос.

Такого финала Сережа не хотел и не предвидел. Ему жаль было видеть плачущую сестренку. И это было для него больнее того наказания, которому его подвергли родители.

Когда Лина перешла в пятый класс, с огорчением заметила, что она самая высокая из всех одноклассниц. Это ее стало беспокоить, и она пожаловалась Сереже.

- Не хочу быть высокой. Даже мальчишки ниже меня ростом. Что мне делать?

Сережа подумал минуту, потом ответил:

- Утром, как только встанешь с постели, надень на голову сито и не снимай его целый день. И так повторяй в течение всей недели. После этого рост прекратится.

Лина послушалась брата. На следующий день утром она надела сито на голову и до самого вечера отсиживалась в сарае. Там ее с ситом на голове и обнаружила Лидия Даниловна. Она не сразу сообразила, в чем тут дело. А когда поняла, долго не могла успокоиться от смеха.

Сергей активно занимался общественной работой и тогда, когда был пионером. Со вступлением в комсомол нагрузок прибавилось. Сергей продолжал руководить авиамодельным кружком, был избран членом ученического комитета школы, а затем стал его председателем. В классе он был старостой.

Сергей успевал всюду. Он не просто числился исполняющим те или иные обязанности, а исключительно добросовестно их выполнял, вкладывая в каждое дело свое умение, свой талант.

Всю разнообразную общественную работу Сергей успешно совмещал с учебой. Все годы учебы в школе он успевал только на "отлично" и по окончании каждого последующего класса награждался похвальной грамотой.

Сергей, как староста, не только подавал пример в учебе, но также заботился об успеваемости всех учеников класса. Он был противником подсказок, списываний и когда замечал такое у кого-нибудь, старался пресекать. В то же время Сергей был безотказным, когда кому-то из товарищей нужно было помочь. На помощь одноклассникам в учебе он времени не жалел.

Как-то две девочки обратились к нему:

- Сережа, ты задачу по физике решил?

- Решил, конечно, - ответил Сергей, догадываясь, что за этим вопросом последует просьба разрешить заглянуть в его тетрадь с домашним заданием. Но давать списывать он не собирался.

- А у нас не получилось.

Упреждая просьбу и неизбежный отказ, Сергей сказал:

- Завтра приходите за час до уроков, и я объясню вам, как решается эта задача.

Сергей с большим уважением относился к своим учителям. Для него не существовало нелюбимыхпреподавателей. Как и любой другой ученик, кому-то из них он симпатизировал больше, кому-то меньше. Но относился ко всем с одинаковым уважением и всячески поддерживал авторитет каждого из них.

Однажды в классе расшалившиеся ребята решили подшутить над учителем биологии Григорьевой Е.В. Кто-то из них перед ее приходом в класс мелом испачкал стул, на котором обычно сидит учитель. Пришедшая на урок Григорьева не заметила этого и села на стул. Когда, объясняя урок, она поднялась, весь класс увидел испачканный костюм. Кое-кто начал хихикать. Тогда Сергей поднялся из-за парты и сказал:

- Евгения Валерьевна, у Вас костюм испачкался мелом. Разрешите я помогу Вам почистить!

Через несколько минут урок продолжался. Теперь уже никто не смеялся.

По окончании урока все остались в классе.

- Кто же это сделал? - строго спросила учительница. Все молчали.

Тогда Сергей на правах старосты сказал:

- Я знаю, кто это сделал, но пока не скажу. Если виновник злой шутки не трус, пусть сам подойдет и извинится за свой «рыцарский поступок».

Большая семья Левашовых всегда довольствовалась скромным достатком. Четверо детей и двое взрослых требовали немалых расходов. А единственным кормильцем, приносящим в дом зарплату был Михаил Иванович. Но вот стали взрослеть дети. Увеличились расходы на еду, одежду, обувь. К тому времени старшая сестра Сережи - Женя - поступила в институт и проживала по месту учебы в городе Новочеркасске. Ей тоже нужно было помогать. Все это сказалось на материальном положении семьи, и Лидии Даниловне пришлось устроиться на работу.

В этой обстановке Сергей всерьез задумался, не последовать ли ему примеру матери. Он уже готов был оставить школу и наравне со взрослыми работать в шахте. Пусть хоть сестры учатся.

Как-то вечером он поделился своими соображениями с родителями. Лидия Даниловна и Михаил Иванович, даже не дослушав объяснения Сергея до конца, решительно воспротивились:

- Ни в коем случае! - сказал отец,- выбрось эти мысли из головы. Если потребуется твоя помощь, мы сами об этом скажем. А пока учись.

Сергей, продолжая учебу, все больше задумывался о материальном положении семьи. Он не мог оставаться равнодушным к тем трудностям, которые испытывали родители и очень хотел хотя бы немного им помочь.

В то время Сергей заканчивал восьмой класс. Приближались летние каникулы. Целых три месяца не нужно ходить в школу. А что, если на этот срок устроиться на работу? Учебный год еще продолжался, а Сергей уже присматривал себе работу. Он искал ее там, где не станут уточнять, сколько тебе лет. Парень высокий, крепкий. По внешнему виду вполне взрослый. Что еще нужно?

Такая работа для Сергея нашлась. Он оформился грузчиком на лесной склад. Конечно, Сергей мало представлял, чем ему придется там заниматься. Но понимал, что будет нелегко. В первый же день он это испытал. Ему пришлось вместе с другими, вполне взрослыми мужчинами, то выгружать из вагонов, то перетаскивать в определенное место тяжелые бревна и складывать их в штабеля.

Первые дни Сергей приходил домой очень уставшим. Но никому в этом не признавался. На все вопросы о работе отвечал стандартной фразой:

- Все нормально!

Около двух месяцев трудился Сергей на лесном складе, наравне со взрослыми выполняя, а иногда даже перевыполняя норму. Теперь он втянулся и готов был продолжать работать и дальше. Но лесной склад пришлось оставить, так как срок сезонных работ был окончен.

После этого Сергей устроился на работу в совхозе. Через три дня после оформления на работу мы с ним встретились.

Взаимные посещения друг друга у нас с Сережей стали правилом еще с детских лет. То он приходил в нашу семью в гости на несколько дней, то я шел к ним в поселок. Когда я приходил, Сергей старался придумать какое-нибудь развлечение. В одном случае это было фотографирование или настраивание самодельного радиоприемника, в другом - интересная книга или увлекательная игра. А однажды Сергей преподнес мне в подарок кавалерийскую шашку - предел мечтаний любого мальчишки. Он нашел ее в степи, где, судя по другим найденным в том месте предметам, еще в гражданскую войну произошла кровавая схватка двух отрядов всадников - красных с белыми. Шашка была найдена без ножен. Вероятно, тот, кто ею владел, погиб, не успев вложить клинок в ножны.

Теперь мы стали почти взрослыми. Иными стали увлечения, расширился круг интересов. Но традиция периодически навещать друг друга осталась неизменной.

В этот раз Сергея я дома не застал. Он работал в совхозе и появился только вечером. Но пришел с работы бодрым, полным оптимизма, словно с прогулки.

Весь вечер мы провели вместе. Сергей рассказывал о делах, о своей работе, делился планами на будущее. А потом неожиданно предложил:

- Пойдем завтра со мной в совхоз? Денек поработаешь.

Весь день, прерываясь лишь на обед, трудились мы на совхозной плантации. Убирали помидоры, складывали их в ящики, переносили к месту транспортировки. К вечеру я уже имел полное представление о том, каким образом Сергей вносил свой вклад в семейный бюджет.

Начался следующий учебный год. Теперь Сергей учился уже в девятом классе. Оставлять школу он уже не порывался. Убедился, что и за летний сезон, если хорошо потрудиться, можно кое-что заработать. И он, действительно, заработал значительно больше, чем предполагали родители. Воодушевленный результатами своих стараний, Сергей задумывался о предстоящих летних каникулах. Куда пойти работать? И вдруг новость: Сергея, как лучшего ученика школы премировали путевкой в дом отдыха.

Новость не столько обрадовала Сергея, сколько огорчила. В обстановке, когда нужно помогать материально родителям, ему предлагается отдыхать.

Дома он рассказал родителям о путевке и сразу же добавил:

- От путевки я откажусь. Буду устраиваться на работу.

Но родители решили по- другому. Они вначале посоветовались, а затем Лидия Даниловна сказала:

- Отказываться от премии неприлично. Ведь путевка тебе выделена заслуженно. Побудешь две недели в доме отдыха, а затем пойдешь на работу.

Сергея всегда обезоруживала убедительность доводов матери. Она не повышала голоса, не оказывала давления, а воздействовала силой убеждения. Так было и в этот раз. Сергей молча согласился и стал собираться в дорогу.

LegetøjBabytilbehørLegetøj og Børnetøj