16

Ларсен Д. "Всегда с русскими"

Как только в окрестностях столицы появились военнопленные, я стала уговаривать соседей помочь им. Никто не отказался. Я носила бутерброды в Сторо, возле станции Грефсен,- русские копали там картофелехранилище. Они делили бутерброды поровну. Вот это товарищество!

В Сторо русские работали недолго. Муж сказал:

- Теперь твои парни в Шиллебекке.

Я отправилась туда. Проходила мимо пленных, возвращалась и останавливалась на том месте, где положила еду. Русские сразу понимали, в чем дело.

Я боялась приблизиться. Но какая-то расфуфыренная дамочка томно сказала конвоиру:

У этих русских подозрительный вид...

- Солдат, маленький, унылый, в очках, молча отвернулся. «А что, он, пожалуй, не такой уж плохой!» - подумала я и спросила:

- Можно взять игрушку у пленного?

- Да, за хлеб...- ответил конвоир и позвал: - Василий!

Василий подбежал с деревянной птичкой и получил бутерброды.

В другой раз я появилась с носками и рукавицами, которые сшила из лоскутов овчины, но парней нигде не было видно.

- Поехали за лесом,- сказал муж, работавший поблизости.

Немного погодя, они вернулись и замахали мне шапками. Я не решалась передать вещи и медленно стала удаляться. Слышу, кто-то бежит за мной. Ну, думаю, пропала... Обернулась - это русский с забинтованной головой.

- Доброе утро! - сказал он, широко улыбаясь.

Поняв, что я боюсь, он успокоил меня:

- Прима постен, прима! (Хороший часовой, хороший!)

Я отдала русскому носки и варежки.

Желая порадовать пленных, испекла весной блины, сварила мелкую сельдь и, разложив по банкам, залила маслом. Угощение сунула в поленницу. Глянула вечером и с удовлетворением убедилась, что банок там нет...

В конце концов фашисты посадили меня в лагерь Грини. Двух моих малышей - приемных сынишек - взяли к себе соседи. Через три месяца, когда меня выпустили, я вновь пошла к русским.

Дагмар Ларсен, г. Осло.

Источник: «Сильнее смерти. Воспоминания, письма, документы». Москва, Госполитиздат, 1963 год. С. 43-44.