16

13 января 1942 года - 206 день войны

 Конференция представителей союзных стран, оккупированных Германией, состоявшаяся в Лондоне, приняла декларацию, подписанную представителями правительств Бельгии, Чехословакии, Национального Комитета Свободной Франции, Греции, Люксембурга, Голландии, Норвегии, Польши, Югославии, Англии, СССР, Соединенных Штатов. Английские доминионы и Китай были представлены на конференции наблюдателями. Декларация объявила одной из основных целей войны — наказание, путем организованного правосудия, тех, кто виновен и ответствен за эти преступления, независимо от того, совершены ли последние по их приказу, или лично, или при их соучастии в любой форме. [3; 134]

 Начали наступательные действия ударные группировки войск Волховского фронта в направлениях Кириши, Тосно; Новгород, Сольцы. [3; 134]

 В полосе наступления войск 20-й армии Западного фронта в прорыв был введен 2-й гвардейский кавалерийский корпус, который начал развивать наступление на Шаховскую. Войска 1-й ударной армии, громя противника, вышли на рубеж Ярополец, Ильинское (7-8 км юго-западнее Ярополец). Противник силами 3-й танковой армии предпринимал контратаки, пытаясь задержать наступление войск 1-й ударной и 20-й армий и обеспечить отвод своих главных сил в направлении Гжатска. [3; 134]

 В поселке Рудобелка, Октябрьского района, Полесской области, был создан партизанский отряд под командованием Виктора Ливенцова. [3; 134]

 Опубликован акт, составленный комиссией Академии наук СССР, о грабеже и разрушениях, произведенных немецко-фашистскими оккупантами в музее-усадьбе Л.Н. Толстого в Ясной Поляне. [3; 135]

 Опубликовано сообщение о том, что на металлургических заводах Урала широко развертывается соревнование сталеваров-скоростников. В первых рядах соревнующихся — знатный металлург Алексей Сороковой. [3; 135]


Хроника блокадного Ленинграда

Возобновились прерванные 10 января наступательные действия войск Волховского фронта. Одновременно снова перешла в наступление 54-я армия Ленинградского фронта. Недавние попытки прорвать блокаду оказались безуспешными. Как сложится обстановка теперь? В первый день наступления утешительного было мало. Противник оказывает упорное сопротивление.

Но одно сообщение, опубликованное в этот день «Ленинградской правдой», не могло не обрадовать ленинградцев. Это было извещение городского отдела торговли: «Исполком Ленгорсовета депутатов трудящихся разрешил продажу с 13 января 1942 г. всем группам населения в счет существующих месячных норм: а) мяса и мясопродуктов — 100 граммов, б) крупы — 200 граммов, в) муки в счет крупы — 200 граммов.

Впоследствии такие извещения печатались регулярно, но это было самым первым. Отныне продажа продовольствия стала производиться в порядке разовых выдач в счет месячных норм. В каждый магазин завозились продукты на всех прикрепленных к нему жителей. Благодаря этому очереди вскоре исчезли.

Извещение о выдаче продуктов было столь значительным событием, что даже одиннадцатилетний мальчуган Аллан Каргин сделал об этом запись в своем дневнике. Ученик 48-й школы Петроградского района, он перед самой войной перешел в четвертый класс. Родители его находились в геологической экспедиции на севере. Аллан остался в городе с бабушкой Екатериной Федоровной Гапеевой.

Итак, несколько строчек из его дневника:

«13, вторник... Мы сделали важное открытие — нашли 5 флаконов чесночной настойки и 1/2 флакона персикового масла. Хлеб разделил удачно... Вышло распоряжение давать муку. Мы получили, и Зина (соседка Гапеевой.— А. Б.) напекла лепешек из этой муки и детской присыпки, а мы ей подарили чесночной настойки. Сварили суп на 4 дня из 6 шпротин, которые варились в марле. Я их ем за ужином по 1 штуке в день».

И еще одна дневниковая запись, сделанная в этот день, но другим человеком:

«Около пятисот снарядов выпустил немец за каких-нибудь двадцать минут по квадрату, где мы находились.

Земля стонала от непрерывных ударов. За грохотом разрывов не было слышно даже свиста снарядов...»

Эти строки написаны актером Федором Михайловичем Никитиным. 4 января, как вы помните, он в составе бригады артистов театрального взвода шел пешком на фронт, волоча за собой санки с костюмами и реквизитом. «Конечно, было страшно,— писал он в своем дневнике о сегодняшнем обстреле,— но мы торопились на концерт...»

При возвращении в Ленинград артистам повезло: им не пришлось идти пешком — подвез попутный грузовик. Но возвращение не принесло радости. «Печальная новость ждала нас на пороге ДКА. Умер Володя Чесноков, наш режиссер, душа наших творческих поисков».

Снабжение продуктами улучшается, но смерть продолжает косить ленинградцев. Дистрофия подобна бомбе замедленного действия. Еще долго она будет давать знать о себе... [5; 123]