16

14 октября 1942 года - 480 день войны

 Советское правительство сделало заявление «Об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершаемые ими в оккупированных странах Европы». В заявлении говорилось, что Советское правительство считает необходимым безотлагательно предать суду специального международного трибунала и наказать по всей строгости уголовного закона любого из главарей фашистской Германии, оказавшегося уже в процессе войны в руках властей государств, борющихся против гитлеровской Германии. [3; 268]

 Ставка Верховного Главнокомандования дала указания командующему войсками Сталинградского фронта о принятии необходимых мер для защиты Сталинграда. Указания касались также вопросов организации обороны в крупном населенном пункте. Они сыграли важную роль не только в обороне данного города, но и в ведении ряда последующих оборонительных действий Советской Армии в крупных городах. [3; 268]

 Советские войска вели тяжелые оборонительные бои с войсками противника, наступавшими на туапсинском направлении. Отбив контратаки советских частей, произведя перегруппировку и подбросив свежие резервы, немецко-фашистское командование возобновило наступление из районов южнее Горячий Ключ, Хадыженская в направлении Шаумян, нанося удары по сходящимся направлениям, чтобы окружить и уничтожить войска Черноморской группы, прикрывавшие дальние подступы к Туапсе и шоссе Горячий Ключ — Шаумян. В результате этих ударов северо-восточнее Туапсе вновь разгорелись длительные и тяжелые для наших войск оборонительные бои. [3; 268]

 Главное командование сухопутных войск Германии издало приказ № 1 о переходе войск вермахта к стратегической обороне на Восточном фронте. [1; 169]


Хроника блокадного Ленинграда

Артиллерийский обстрел города начался еще ночью — в первом часу. Затем он возобновлялся в 13 часов 38 минут и в 15 часов 5 минут.

Сегодня стало известно о новом выдающемся успехе сварщика Ленинградского Металлического завода Арсения Коршунова, которого в цехе называют снайпером труда. Участвуя в предоктябрьском социалистическом соревновании, он к 14 октября выполнил производственную норму на 1500 процентов. Помогло несложное приспособление, сделанное Коршуновым. Изделие, которое он сваривал, вращалось на специальных роликах, и это давало возможность накладывать непрерывный шов.

Подводная лодка Д-2 под командованием капитана 2-го ранга Р. В. Линденберга потопила вражеский транспорт «Якубус Фритцен».

В киоски «Союзпечати» поступил первый номер возобновленного в осажденном городе журнала «Ленинград». [5; 255]


Воспоминания Давида Иосифовича Ортенберга,
ответственного редактора газеты "Красная звезда"

Из всех публикаций этого номера хочу рассказать лишь о двух. Прежде всего, о подборке под заголовком «Письма гвардии младшему лейтенанту Лебедеву». К подборке сделана врезка. В ней говорилось, что 2 октября в «Красной звезде» был помещен отчет о красноармейском митинге в 33-й гвардейской дивизии. Он занимал целую полосу. Среди других были опубликованы речь Лебедева и его портрет. В своей речи он сказал: «Здесь кто-то говорил, что он получил письмо из дому. Мне неоткуда получать письма и некому их посылать: в моем доме немцы. И у меня дома никто не ждет моих писем, потому что моя семья, если она жива, знает, что мои письма не дойдут до нее. Моя семья ждет не писем — она ждет меня. Она ждет, чтобы я пришел и освободил ее от немцев, чтобы я убил немцев, стоящих на моей дороге...»

Напомню, что митинг состоялся в Сталинграде. Мы с Симоновым были на нем, записали выступления гвардейцев и напечатали их. Откровенно скажу, не ждали мы, что такой поток откликов придет в редакцию именно на выступление Лебедева, бывшего шахтера. Читатель почувствовал душевную боль человека и не мог не разделить ее. Вот, например, строки из писем семи работниц московской бисквитной фабрики «Большевик»:

«Нам безгранично больно за ваши слова о том, что вам неоткуда получать письма, что у вас нет близких... Мы считаем себя вашими кровными родственниками... Пишите нам...»

56-летняя работница Екатерина Яковлевна Морозова заканчивает свое письмо такими словами: «Пиши, как родной матери, я буду с радостью отвечать. Будь жив и здоров, ждем с победой».

Можно понять, какие ответные чувства вызвали эти письма у младшего лейтенанта. И не только у него.


Сегодня напечатан очерк Александра Полякова «Под Ржевом». Это первый очерк из шести, опубликованных им в «Красной звезде». А история их появления в газете необычна.

В разгар войны создавалась могучая тяжелая артиллерия дивизии и корпуса резерва Верховного Главнокомандования. На нее возлагались большие надежды. И вот во время одной из встреч с начальником артиллерии Красной Армии генералом Н. Н. Вороновым, он упрекнул меня, что газета все еще мало пишет об этих новых формированиях. Чуть улыбнувшись, он заметил:

— Конечно, пехотной экзотики у нас нет... Но все-таки «бог войны»!..

Я пообещал, что в ближайшие дни на страницах газеты появится больше материалов о тяжелой артиллерии. И тут же рассказал ему эпизод, который имел прямое отношение к этому. Мы напечатали статью об артиллерии РВГК и, очевидно, сказали немного больше, чем следовало говорить в открытой печати. В тот же день позвонил секретарь ЦК партии А. С. Щербаков:

— Кто разрешил вам печатать эту статью?

— Никто не разрешил,— ответил я.— Мы ее сами напечатали. Что-нибудь случилось? — спросил я Александра Сергеевича.

— Да, случилось. Сталин сказал, чтобы сняли редактора с понижением в звании и должности...

Расстроился я или нет — не в этом дело. Всякий редактор, если он хочет быть редактором в настоящем, партийном понимании этого слова, не должен бояться, как у нас тогда говорили, ходить на острие ножа. Но все же я счел необходимым объяснить Щербакову, что разрешения мы ни у кого не спрашивали, но эту статью я посылал не для визирования, а на консультацию А. М. Василевскому. Начальнику Генштаба она понравилась.

— Подождите,— сказал мне Щербаков и положил трубку.

Через час он снова звонит:

— Сталин сказал: «Не трогайте редактора. Он не виноват. Но такие статьи без нас пусть не печатает».

После я узнал, что Сталин сразу же позвонил Василевскому. Начальник Генштаба подтвердил, что читал статью и она показалась ему хорошей.

(Спустя много лет после войны мы с писателем Оскаром Кургановым были у маршала Василевского на даче. Сидели в его кабинете и говорили о минувшем. Вспомнил Александр Михайлович и историю со статьей и, улыбнувшись, заметил:

— Да, разговор тогда был основательный...)

Выслушав всю эту историю, Воронов сказал:

— Вот как раз поэтому и надо писать о нашей тяжелой артиллерии.

Он вспомнил своего бывшего командира батареи Полякова, спецкора «Красной звезды», посетовал, что артиллерист пишет главным образом о пехоте, танкистах, а пушкарей забросил, и попросил прислать его к нему. После беседы с Вороновым у Полякова и родилась идея написать серию очерков о тяжелой артиллерии. Со свойственной ему оперативностью корреспондент выехал под Ржев. Туда уже был звонок Воронова, приказавшего создать корреспонденту все условия для работы.

Обосновался Поляков в полку майора Жигарева. Там пробыл более месяца. Все он делал основательно. Мы его и не торопили. Он бывал на наблюдательных пунктах, ползал вместе с артиллерийскими разведчиками по переднему краю, летал на самолете-корректировщике над немецкими позициями.

Поляков показал себя в этих очерках как подлинный знаток артиллерийского дела. Прекрасно знал он и психологию, настроения, быт пушкарей. Вот один только пример:

«4 часа 55 минут — пять минут до канонады. На батарее уже поданы все команды, за исключением последней — «огонь»...

О чем думают в эти последние пять минут наивысшего напряжения и майор Жигарев и его батарейцы у пушек?

Наводчики, верно, думают о том, как бы в последний момент какая-нибудь из маскировочных елок не свалилась на ствол пушки и не сбила линию наводки. Трудно, конечно, допустить, чтобы жиденькая елочка, которая сама будет через пять минут биться в лихорадке от первого выстрела, смогла пошевельнуть огромный ствол пушки. Но уж такая вещь эта линия наводки — за нее всегда дрожат. Молодые номера — артиллеристы, только что пришедшие на батарею, часто попадаются на шутку «стариков»: «Пойди сгони ворону с линии наводки». И хотя никакой вороны, сидящей на линии наводки,— а это все равно что на линии взгляда,— нет и в помине, страх за «линию» сохранился и до сих пор. Шутка шуткой, а шевельни на миллиметр орудие, и линия наводки, идущая от перекрестия орудийной панорамы к шесту, сбита. Снаряд пойдет неточно».

Та история, за которую мне попало от Сталина, имела свое продолжение. Через месяц после опубликования очерков Полякова в «Красной звезде», когда в Ставке зашел разговор о тяжелой артиллерии, Сталин заметил, что наши газеты что-то мало пишут о ней. М. И. Калинин, присутствовавший при этом разговоре, возразил:

— Как мало? В «Красной звезде» были хорошие очерки.

Принесли Сталину «Красную звезду», он полистал ее и предложил «Правде» перепечатать очерки Полякова. Все шесть его очерков «Под Ржевом» со ссылкой на «Красную звезду» появились в «Правде». К нашему горю, имя автора очерков — Александра Полякова — стояло в траурной рамке. Он погиб на боевом посту. А эти последние очерки, получившие столь большой резонанс, были как бы памятником этому мужественному, храброму и талантливому журналисту... [8; 378-380]


Передовая статьи газеты «Правда» «Дружба народов на фронте»

14 октября 1942 г.

Красная Армия является армией братства между народами нашей страны. Все ее существо, весь ее строй зиждется на укреплении уз дружбы между народами нашей страны, на идее защиты свободы и независимости социалистических республик, входящих в состав СССР.

Начиная войну против Советского Союза, немцы рассчитывали, что после первого же серьезного удара и первых неудач Красной Армии наше государство распадется на составные части, в стране начнутся конфликты между рабочими и крестьянами, пойдут раздоры между народами СССР.

Враг жестоко просчитался. Дни войны с огромной силой выявили прочность советского строя...

Народы СССР отлично понимают, что фашизм ставит своей целью восстановление власти помещиков, восстановление царизма, разрушение национальной культуры и национальной государственности русских, украинцев, белорусов, литовцев, латышей, эстонцев, узбеков, татар, молдаван, грузин, армян, азербайджанцев и других свободных народов Советского Союза, их онемечивание, их превращение в рабов немецких князей и баронов.

Где бы ни находился советский человек, он самоотверженно сражается с врагом, зная, что дело идет о жизни и смерти советского государства, о жизни и смерти всех народов СССР. Где бы ни сражался украинец, он бьется и за Ржев, и за разрушенный немцами красавец Киев, и за научные институты Тбилиси. Где бы ни воевал азербайджанец, он сражается за недра Урала, за гордые вышкп Баку, за хлопок полей Туркменистана. Где бы ни дрался с врагом узбек, он бьет немцев за прекрасные улицы Ленинграда, за семьи белорусов, попавших в фашистскую неволю, за турбины Чирчикгэса...

Бесчисленны примеры мужества и воинской доблести советских бойцов. В рядах Красной Армии, самоотверяченно отстаивающей свою Родину, находятся представители всех народов Советского Союза. Все они полны ненависти к врагу, исполнены решимости защищать до последнего вздоха каждую пядь советской земли. Задача состоит в том, чтобы создать для всех бойцов Красной Армии такие условия, в которых они могли бы полностью проявить свои качества воина.

Все боевые приказы пишутся на русском языке, боевые задачи ставятся на русском языке. Это понятно, ибо в нашей армии громадное большинство составляют русские. Но среди бойцов нерусской национальности есть такие, которые слабо знают русский язык. А надо, чтобы каждый воин знал поставленную задачу, понимал свой маневр. Речь идет не только об укреплении массово-разъяснительной работы среди бойцов нерусской национальности, но и о подготовке национальных командных кадров. Партийные и советские организации союзных и автономных республик должны проявлять еще больше заботы о подготовке командных кадров для армии. В частях и подразделениях следует смелее выдвигать на командную работу бойцов нерусской национальности, отличившихся в боях с врагом.

По всему фронту Великой Отечественной войны сражаются сыны советского народа. Рядом с русскими, украинцами, белорусами дерутся грузины, туркмены, казахи, татары, латыши, башкиры. Ингуш Аюп Манкиев сражается в Карелии, казах Искандер Ойнарев воюет в лесах Северо-Запада, украинец Василий Курка дерется в предгорьях Кавказа, азербайджанец Килиндж Гаджиев отстаивает заполярные сопки, белорус Копошин обороняет Сталинград, армянин Амбарян защищает Черноморское побережье.

Семнадцать братьев было в семье грузинского колхозника Абесадзе. Четырнадцать из них дерутся на фронтах Отечественной войны; дома остались только несовершеннолетние. Пехотинец Владимир Абесадзе и кавалерист Ладо защищают Ленинград, пограничник Вано бьется на Западном фронте, зенитчик Василий служит в Черноморском флоте, Арчилп, Тедо, Шакро и еще семеро братьев воюют в горах, отстаивая свой родной Кавказ, свою любимую Грузию, свою Советскую Родину.

Сегодня мы печатаем отчет о митинге бойцов энской части, состоявшемся на днях на Черноморском побережье. Речи всех выступавших — представителей различных народов — были полны ненависти к врагу. Украинский колхозник Хохлов сказал в своей речи:

— Немец залил кровью мои родные поля, помутился от горя седой Днепр. Люди наши умирают от голода. Горе и ненависть в моем сердце. Одним я сейчас живу желанием — мстить врагу, убивать фашистов беспощадно.

Наша армия сильна именно тем, что все ее воины охвачены единым чувством ненависти к общему врагу, полны готовности драться с врагом на том участке, куда их послала Родина. И естественно, что забота об этих людях, связь с ними — важнейшая задача местных организаций. Известно, какой подъем духа у бойцов вызывает внимание их земляков. Приезды узбекской, казахской, грузинской и других делегаций на фронт были подлинными праздниками для командиров и красноармейцев. Надо и дальше практиковать организации таких делегаций, слать на фронт посылки, местные газеты, письма. Каждый боец должен чувствовать неразрывную связь с родными местами, заботу и ласку Отчизны.

Опыт показывает, что не все пополнения, приходящие на фронт из национальных республик и областей, имеют одинаковую военную подготовку. Некоторые из молодых бойцов недостаточно знакомы с военной техникой, особенно с новейшим оружием. Обязанность органов всевобуча — обратить на это особое внимание, дать молодым бойцам полное представление о современном оружии, научить им пользоваться.

Партийно-политическая работа всегда занимала важнейшее место в деятельностп наших армейских организаций. Особенно она важна среди бойцов нерусской национальности. Здесь следует использовать и устное слово, п печать, и листовки, и радио. Нужно популяризировать опыт лучших, поднимать героев, учить на их примере всех бойцов стойкости, бесстрашию, отваге. В агитации можно использовать богатейший героический эпос народов, былины и сказания, что поднимает на щит боевые традиции предков.

Двадцать два года назад съезд народов Дагестана в своей резолюции записал: «Съезд заявляет, что потоками пролитой крови в борьбе с врагами свободы революции, союз с трудовыми народами Советской России вырастает в вечные мощные неразрывные узы братства и взаимной солидарности на весь долгий путь борьбы и победоносного творчества новой жизни».

Эти идеи и сейчас движут советскими людьми, в дни тяжелейших испытаний, выпавших на долю нашей Родины. Все помыслы и усилия народов Советского Союза слились в единый патриотический порыв: отстоять свою Отчизну, отбросить и разгромить врага.

Правда, № 287, 1942, 14 октября.

[12; 122-123]