16

3 сентября 1941 года - 74 день войны

 Советское правительство направило второе послание правительству Великобритании с предложением «создать уже в этом году второй фронт где-либо на Балканах или во Франции, могущий оттянуть с восточного фронта 30-40 немецких дивизий». [3; 58-59]

 Войска противника предприняли новый штурм Одессы. Героическими усилиями защитников города штурм был отбит. [3; 59]

 Советская дальняя авиация бомбардировала военные объекты противника в Берлине и Либаве. [3; 59]

 Суражский партизанский отряд под командованием М.Ф. Шмырева (лесничий тов. М.) в результате ночного нападения разгромил немецкий гарнизон в м. Сураж, насчитывавший около 300 солдат из остатков 137-й немецкой пехотной дивизии. Партизаны уничтожили канцелярию гарнизона, захватили всю переписку и увезли 10 автомашин, 20 мотоциклов, 12 пулеметов, около 50 автоматов и много боеприпасов. [3; 59]

 Немецкие войска оккупировали г. Конотоп, Кролевец Сумской области; г. Щорс Черниговской области. [1; 68]


Хроника событий в Ленинграде

Каждый район города должен выставить по 5 тысяч человек на строительство укреплений — такое постановление принял 3 сентября Военный совет Ленинградского фронта. В общей сложности по городу это составит 75 тысяч человек. Позже было подсчитано, что силами населения и войск в городских зданиях оборудовано 17 тысяч амбразур. На самых опасных направлениях построены доты и дзоты, баррикады и много других оборонительных сооружений.

Композитор Дмитрий Шостакович закончил первую часть своей Седьмой симфонии. [5; 50]


Воспоминания Давида Иосифовича Ортенберга,
ответственного редактора газеты "Красная звезда"

Каждый день приносит новые сообщения о доблести наших танкистов. Единоборство с немецкими танками. Танковые засады. Рейды в тыл противника. Танковый таран...

Неисчислимы их подвиги.

Разговорились мы однажды на эту тему с поэтом Лебедевым-Кумачом. Я предложил ему:

— Вы бы, Василий Иванович, сочинили хорошую песню для наших танкистов. Право, они заслужили.

Перед войной очень популярной была песня «Три танкиста» из фильма «Трактористы», слова которой написал Борис Ласкин сразу же после боев на Халхин-Голе. Я напомнил ее Лебедеву-Кумачу:

— Может быть, что-нибудь в этом духе?..

На следующий день он принес стихотворение, которое также озаглавил «Три танкиста». А текст был такой:

Расскажи-ка, песенка-подруга, 
Как дерутся с черною ордой 
Три танкиста, три веселых друга, 
Экипаж машины боевой.

И не раз врагу придется туго 
Там, где водят танк геройский свой 
Три танкиста, три веселых друга, 
Экипаж машины боевой.

Прочитал я и уставился на поэта:

— Василий Иванович, а припев-то из «Трактористов»...

— Оттуда,— согласно кивнул он.— Припев старый, Бориса Ласкина. Думаю, в обиде не будет. Я сделал это для того, чтобы не ждать новую музыку. Пусть поют на старый, всем знакомый мотив. Хороший же мотив!..

И вот она, эта новая песня на старый мотив, напечатана.

Ласкин в шутку сказал мне, что припев, по правилу, полагалось заключить в кавычки.

— Кавычки были, но мы их сняли,— отшутился я.— Долго объяснять читателю, зачем они и почему. Лишняя канитель!

А расчет Лебедева-Кумача оказался верным — песню его фронтовики запели сразу же.

Между прочим, позже, в 1942 году, Ласкин в новой своей песне о танкистах тоже повторил прежний припев:

От озер Карелии до Юга 
Обогреты славой огневой 
Три танкиста, три веселых друга, 
Экипаж машины боевой.

На этот раз у меня появилась возможность «упрекнуть» его:

— Дорогой Борис Савельич, а ведь следовало бы дать пояснительную сноску к припеву, сослаться на удачный прием Лебедева-Кумача...

На том «дело о кавычках» и было «закрыто»...

 

Чем еще примечательна газета, вышедшая 3 сентября?

Как всегда, в ней немало материалов из боевой практики: об опыте действий батальона в подвижной обороне, об организации дальней разведки, о работе штаба механизированного соединения, о тактике врага в условиях севера... А вдобавок ко всему этому напечатан еще и очередной памфлет Ильи Эренбурга.

Третий месяц работает в «Красной звезде» Илья Григорьевич, поражая всех нас своей неутомимостью. Ведь только на днях напечатали мы большую его статью «Ложь». Хорошо аргументированная, щедро насыщенная примерами и фактами, она показывает, что вся гитлеровская система покоится на лжи:

«Они выросли на лжи, это — их материнское молоко. Они лгут подчиненным. Они лгут начальникам. Они лгут за границей. Они лгут у себя дома. Они не могут не лгать. Когда они подписывают договор о мире, они думают о войне. Когда они жмут руку, они прикидывают, куда бы кинуть бомбу. Когда они говорят о культуре, это значит, что через час они будут грабить, а через два вешать.

Спорить с ними? Да, штыками. Опровергать их ложь? Пулями».

Через день появилась другая боевая статья Эренбурга — «Два года». Она рассказывала о том, к чему стремилась и чего достигла гитлеровская Германия, начавшая в 1939 году войну за мировое господство.

Кроме таких, я бы сказал, капитальных выступлений все время публикуются его небольшие искрометные заметки, реплики, фельетоны. В их числе и то, что появилось 3 сентября, «Волк в чепчике».

«Обычно гитлеровцы,— пишет Эренбург,— скидывают на наши деревни зажигалки и фугаски. Но на одну деревню немцы скинули несколько колбас, фунт конфет и пачку листовок. Эсэсовцы пишут: «У нас много всего — колбасы и сладостей. Мы желаем вам добра. Не сопротивляйтесь...».

Эренбург напоминает читателям о волке из «Красной шапочки» и заканчивает это свое выступление так:

«Мы не красные шапочки. Мы не примем Гитлера ни за бабушку, ни за внучку. Мы видим его волчьи зубы.

Он стучится: «Тук-тук». Внимание! Надо стрелять в волчью морду!».

Меня и сейчас, сорок лет спустя, после первого прочтения этих строк не оставляет чувство преклонения перед огневым талантом «нашего Ильюши», как любовно называли Эренбурга фронтовики. Да, прав был Михаил Иванович Калинин, сказав при вручении Илье Григорьевичу ордена Ленина, что он, Эренбург, сражался с фашистами, как гвардейская армия. [7; 126-128]


Из донесения Политуправления Юго-Западного фронта Главному Политуправлению Красной Армии о боевых действиях 40-й армии на конотопском направлении, 37-й — в Киевском укрепрайоне, 26-й — на рубеже Днепра южнее Киева и авангардной роли коммунистов и комсомольцев в бою в конце августа и в первые дни сентября 1941 г.

3 сентября 1941 г.

Войска фронта правым крылом ведут сдерживающие бои с мотомехчастями и пехотой противника на черниговском и конотопском направлениях. В центре — продолжают борьбу по уничтожению окуниновской группы противника и левым крылом ведут упорные бои с противником, переправившимся на левый берег р. Днепр юго-восточнее Кременчуга.

Части 40-й армии ведут бои на рубеже Кролевец, Короп, Малая Устья. Производится перегруппировка для усиления правого фланга армии с задачей разбить мотомехчасти противника, вышедшие в район Кролевец.

15-я артиллерийская дивизия ведет сдерживающие бои на фронте Бобровица, Певцы. Правый фланг 31-го стрелкового корпуса оттеснен противником в направлении Луки. Противник силой до двух батальонов с 15 танками овладел южной окраиной Сорокошичи, оттеснив 228-ю стрелковую дивизию.

37-я армия (в районе Киевского укрепрайона) и 26-я армия в течение ночи боя не вели. Огнем нашей артиллерии взорван артсклад противника в районе Селище.

300-я стрелковая дивизия 38-й армии ведет бой на фронте Фрунзе, Пришиб, Переволочная. С острова севернее Мишурин Рог на левый берег р. Днепр переправилось до батальона противника.

Части 5-го кавалерийского корпуса ведут бой совместно с 300-й стрелковой дивизией.

На остальных участках фронта ведутся работы по усовершенствованию обороны.

Выполняя задачу по разведке группировки противника и его огневых точек, группа красноармейцев 193-го отдельного пулеметного батальона Киевского укрепрайона во главе с командиром отделения Рулевым обнаружила вражеские окопы и замаскировавшихся на деревьях автоматчиков. Уничтожив автоматчиков, разведчики атаковали врага, укрывшегося в окопе. Противник открыл сильный огонь из окопов второй линии и атаковал горстку смельчаков. Пулеметчик Мугаев уничтожил несколько солдат врага, остальные бежали. Добыв важные сведения, разведчики возвратились в часть.

Мужественно и храбро дрался экипаж танка лейтенанта Федорова в районе Шостка. Несколько фашистских танков атаковали отважных танкистов, но слаженный экипаж умело отбивал атаку за атакой. В результате боя экипаж т. Федорова поджег 10 вражеских танков.

Группа бойцов 10-го мотострелкового полка во главе с лейтенантом Петровым была окружена и атакована превосходящими силами противника с 17 танками и бронемашинами. Два часа длился неравный бой. Три танка и большое количество пехоты противника уничтожено. В этом бою т. Петров и его бойцы пали смертью храбрых.

Превосходящие силы противника окружили 7-ю роту 548-го стрелкового полка. Враг открыл сильный артиллерийский и минометный огонь. Кольцо все больше сжималось, создавалась угроза гибели целого подразделения. Старшина Матвиец бросился на врага, забрасывая его гранатами. Фашисты в панике стали отходить. Образовалась брешь, в которую со станковым пулеметом устремился командир отделения Богданов, расстреливая убегавших фашистов. Кольцо было прорвано. Рота вышла из окружения и заняла оборону. Старшина Матвиец выдвинут на должность командира взвода.

Храбрые и мужественные бойцы, проявляющие беззаветную преданность Родине, выдвигаются на командные и политические должности. Высокое доверие партии н правительства они оправдывают с честью. Красноармеец Торин 600-го стрелкового полка 147-й стрелковой дивизии добровольно ходил ежедневно в разведку. Метким огнем он уничтожил не один десяток фашистов. Выполняя задание, 27 августа он подполз к передовым окопам противника и забросал их гранатами. Назначенный командиром взвода т. Торин успешно справляется со своими новыми обязанностями. Ему присвоено звание мл. лейтенанта.

В 284-й стрелковой дивизии на должности командиров взводов назначено 24 красноармейца. Один младший командир назначен командиром роты, 2 красноармейца-коммуниста — политруками рот.

Коммунисты и комсомольцы занимают авангардную роль в бою. Своей самоотверженностью и храбростью они завоевали авторитет и уважение бойцов и начсостава. Мл. лейтенант 212-й стрелковой дивизии коммунист Пономаренко со взводом несколько раз ходил в атаку, нанося смертельные удары врагу. В горячей схватке он был ранен, но продолжал руководить боем, пока его обессиленным не подобрали санитары.

Коммунист пулеметчик Рудовкин смелыми и отважными действиями обеспечил продвижение всей роты. Пулеметным огнем он вывел из строя большое количество фашистов, обратив в бегство целое подразделение.

Парторги своим личным примером в бою вдохновляют коммунистов на боевые подвиги. Парторг Анохин 212-й стрелковой дивизии во время ночной атаки наткнулся на повозку с фашистами, среди которых был офицер. Двумя выстрелами он уничтожил двух солдат, а убегавшего офицера настигла меткая пуля.

Проверяя линию связи, парторг минометной роты 15-го стрелкового полка красноармеец Хасанов обнаружил группу гитлеровцев. Хасанов незаметно подполз к фашистам и уничтожил их гранатой.

В результате самоотверженных действий коммунистов и улучшения работы парторганизаций, увеличивался приток заявлений в партию и комсомол, укрепляются партийные и комсомольские организации. В 295-й стрелковой дивизии за время боевых действий до постановления ЦК ВКП (б) от 19 августа 1941 г. было подано 4 заявления, а за последние 10 дней в парторганизацию поступило 25 заявлений.

В частях 26-й армии за 30 августа 1941 г. подано 50 заявлений о приеме в партию. Принятые в партию бойцы и командиры своей самоотверженностью, храбростью и беззаветной преданностью Родине оправдывают высокое звание коммуниста.

Мл. сержант Хакимов б40-го стрелкового полка 147-й стрелковой дивизии, в своем заявлении пишет: «Я сражался с фашистами и уничтожил их не один десяток. Вступая в ряды ВКП(б), я еще не раз на деле докажу, что заслужил право с достоинством носить звание коммуниста». Тов. Хакимов доказал это в бою 26 августа 1941 г. В 50 м от переднего края обороны противник подбил бронемашину 640-го стрелкового полка. Открытыми подступами т. Хакимов пробрался в башню и из пушки броневика открыл по врагу огонь. В течение часа фашисты безуспешно обстреливали героя. Сняв с подбитой машины 2 пулемета, т. Хакимов вернулся в роту.

Заместитель политрука 562-го стрелкового полка т. Жак заявил: «Меня приняли кандидатом в члены ВКП(б). Это высокое звание я оправдаю в борьбе с германским фашизмом. За Родину я жизни не пожалею». 25 августа он с политбойцом Ивановым добровольно пошел в тыл противника и отлично выполнил поставленную им задачу...

Начальник политического управления Юго-Западного фронта
бригадный комиссар (Михайлов)

ЦАМО СССР, ф. 229, оп. 213, д. 13, л. 23—31. Копия.
[12; 59-61]

От Советского Информбюро

Утреннее сообщение 3 сентября

В ночь на 3 сентября наши войска продолжали вести бои с противником на всём фронте.

Наша авиация продолжала наносить удары по мотомехчастям, пехоте и артиллерии противника и атаковала авиацию на его аэродромах.

* * *

Обороняющая важный рубеж часть командира орденоносца Жмаченко отбила за последние дни несколько ожесточённых атак 135 немецкого пехотного полка. Ночью часть перешла в контратаку. Красноармейцы, пользуясь темнотой, вплотную подошли к вражеским окопам. Подразделение тов. Меркулова, смяв передовые немецкие цени, прорвалось в расположение противника и стало теснить врага. Отступающих немцев встретило находившееся в засаде подразделение старшего лейтенанта Ожогина. Фашисты были зажаты в кольцо. Пулемётно-ружейным огнём и штыковой атакой бойцы части тов. Жмаченко разгромили врага. Захвачены 2 миномёта, противотанковая пушка, десятки немецких пулемётов и автоматов, большие запасы мин и патронов. Остатки 135 немецкого пехотного полка были рассеяны.

* * *

Мужественно действуют красноармейпы-шоферы, доставляя под огнём противника боеприпасы и другие военные грузы на передовые позиции фронта. От минометного огня немцев загорелась автомашина шофёра Дмитриченко. Смелый водитель под разрывами мин быстро потушил огонь, увёл машину в укрытие и начал подносить снаряды к орудиям. Тов. Дмитриченко неоднократно попадал под огонь фашистской артиллерии и авиации, но всегда в срок доставлял грузы по назначению. За время военных действий его машина не имеет ни одной аварии и поломки.

Умело работают шофёры подразделения политрука Юдина. За всё время военных действий подразделение не имеет потерь. При налёте на нашу автоколонну с грузом боеприпасов фашистский самолёт поджёг одну из автомашин. Шофёр Левкин, рискуя жизнью, вывел горящую машину из колонны, затушил огонь и предотвратил взрыв. На днях колонну автомашин с боеприпасами обстреляла фашистская артиллерия. Шоферы Подурушин и Андриевский быстро разгрузили машины и, пробираясь ползком к окопам, вовремя доставили бойцам ящики с боеприпасами.

* * *

Белорусские партизаны беспощадно мстят гитлеровским полчищам. Партизанские отряды крепнут и закаляются в борьбе против фашистских захватчиков, приобретают опыт и выучку. Партизанский отряд под командованием лесничего тов. М. напал на немецкий гарнизон в Сураже. В местечке находилось до 300 солдат из полков разгромленной 137 немецкой пехотной дивизии. Партизаны проникли в местечко ночью, оцепили дома, в которых разместились фашисты, и забросали их гранатами. Оставшиеся в живых немцы бросились врассыпную через окна и двери, но везде их настигали пули. Перед уходом из местечка партизаны разгромили канцелярию гарнизона, захватили всю переписку и увезли 10 автомашин, 20 мотоциклов, 12 пулемётов, около 50 автоматов и. много боеприпасов.

Недавно партизанский отряд под командованием работника Осоавнахима тов. Д. совершил нападение на немецкую маршевую роту, двигавшуюся из Речицы в Гомель. По дороге партизаны организовали засаду. Первыми же пулемётными очередями было убито и ранено свыше 20 немецких солдат. Противник пытался оказать сопротивление, но партизаны не выпускали инициативы из своих рук. Штыковая атака резервной группы партизан решила исход боя. Партизаны захватили большое количество винтовок и автоматического оружия. Утром немцы на пяти грузовиках увезли трупы убитых фашистов.

Во многих партизанских отрядах выделены снайперские группы. На дорогах, в лесах и в лощинах снайперы устраивают засады и расстреливают фашистов. Снайперы партизанского отряда под командованием председателя сельского совета тов. Б. в августе истребили в районе Лиозно 16 мотоциклистов, 9 офицеров, вывели из строя 12 грузовых и 5 легковых машин. В районе Лепеля партизаны-снайперы обстреляли и подожгли приземлившийся фашистский истребитель.

* * *

Письма от родных, найденные у захваченных в плен белофинских солдат, свидетельствуют о росте антивоенных настроений в Финляндии. Резервист Сиволайнен получил от жены письмо, полное отчаяния. Она пишет: «Как только тебя взяли в армию, меня выселили из квартиры. И осталась с ребятами без крова и хлеба. А тебя заставляют воевать из-за каких-то земель. Кому это нужно? Напиши, что мне делать». Такие же безрадостные новости из дому получил резервист Лахтинец. Жена сообщает ему: «Сегодня ко мне зашёл домовладелец Инткянен и сказал, что хотя контракт кончается не скоро, но в связи с изменившейся обстановкой всё же придётся освободить квартиру. Куда же я пойду с детьми? Я понимаю, что ему хочется прибавки, но где мне взять денег?». Жена артиллериста Бергстрем рассказывает в своём письме о неимоверных лишениях и заключает: «Тяжёлое время настало. Везде стоит стон и плач. Матери и дети, братья и сёстры оплакивают убитых и искалеченных, оплакивают также живых и невредимых, но обреченных. Я не знаю, что мне делать. Нам теперь ничего не дают, и ребятам нечего кушать. Хожу в лес, собираю ягоды и киселём кормлю ребят». Брат резервиста, слесарь одного из заводов, пишет: «Я работаю ежедневно по 15 часов, а кушать нечего... Несдобровать тем, кто затеял эту ненавистную войну. Они ответят за погубленные жизни и пролитую кровь. Доживём ли только мы с тобой до этих счастливых дней?».

* * *

Огромные потери, которые несут немецко-фашистские войска, близость суровой русской зимы вносят смятение в ряды многих солдат и офицеров германской армии. На Юго-Западном направлении фронта сдались в плен 73 солдата 280 пехотного полка 95 немецкой дивизии. Перед сдачей в плен солдаты убили своего ротного командира обер-лейтенанта Вильгельма Шмидта, который, угрожая расстрелом, гнал роту в атаку. Сдавшийся в плен немецкий солдат Вилли Вернер заявил: «Мы устали от проклятой войны, затеянной Гитлером. Жажда власти и мирового господства опьянили этого мерзавца и его кровавую клику, поработивших не только ряд народов Европы, но и свой собственный народ».

Ефрейтор Иозеф Кершенштайнер, взятый в плен на Украине, рассказывает: «На прошлой неделе в нашем полку были расстреляны два солдата за то, что они высказали недовольство войной с Россией. Эта война самая непопулярная, которую когда-либо вела Германия». В своём письме товарищам по полку Иозеф Кершенштайнер пишет: «Дорогие товарищи! Я сегодня попал в плен к русским. Товарищи, вы так же, как и я, хотите мира. Кончайте с войной. Переходите на сторону Красной Армии. После войны мы снова вернёмся на родину к нашим родителям, жёнам, братьям, сестрам ».

Вечернее сообщение 3 сентября

В течение 3 сентября наши войска вели упорные бои с противником на всём фронте.

За 1 сентября сбито в воздушных боях и уничтожено на аэродромах 39 самолётов противника. Наши потери — 27 самолётов.

* * *

Советские лётчики на подступах к Ленинграду продолжают успешно громить вражескую авиацию. Около 70 самолётов противника, прикрываясь облачностью, налетели на крупный аэродром. Врага встретила группа наших истребителей. Завязался воздушный бой, в результате которого было сбито 11 фашистских самолётов. В этом бою высокое мастерство и отвагу проявил старший лейтенант тов. Лазарев. Смело атаковав группу вражеских самолётов, он уничтожил пять «Юнкерсов-87». Младший лейтенант Новиков сбил два «Юнкерса-87» и один «Мессершмитт». На другой день наши лётчики, штурмуя наземные войска противника с высоты в 50-100 метров, уничтожили немецких танков, 20 автомашин и много повозок.

* * *

Наша разведка сообщила, что к фронту по шоссе движется фашистская мотоколонна. Старший лейтенант Поликарпов, сержант Мотыгин и красноармеец Кочетков, вооружившись связками гранат, пробрались через болото под огнём вражеских орудий и миномётов к шоссе и залегли в придорожной канаве. Вскоре на дороге показались немецкие танки. Когда головная машина приблизилась на 15 метров, из канавы под гусеницы танков полетели связки гранат. Два танка остановились. От одной связки гранат загорелась автоцистерна с горючим. По остановившейся колонне начала бить наша артиллерия. Фашистские машины были рассеяны.

* * *

Для разгрома подходящих к фронту немецких частей в районе Д. вылетела авиачасть майора Нестерова. Советские штурмовики на бреющем полёте атаковали немецкую колонну, растянувшуюся на 5-6 километров. Подготовка немцев к атаке была сорвана. Наша авиация уничтожила свыше 1 700 немецких солдат, 80 автомашин. 12 орудий, 6 зенитных установок и несколько танков. Когда колонна была рассеяна, в воздухе появились немецкие истребители. «Мессершмитты» набросились на звено советских штурмовиков лейтенанта Копылова, но сверху на немцев ринулись советские истребители. Потеряв два «Мессершмитта», германские лётчики вышли из боя.

* * *

Приказ Народного Комиссара Обороны Союза ССР «О порядке представления к правительственной награде военных санитаров и носильщиков за хорошую боевую работу» воодушевил медицинских работников на новые подвиги. Со всех участков фронта сообщают о героических поступках медицинских сестёр, военных фельдшеров и санитаров. Сапёры одного из наших батальонов, действующих на Западном направлении фронта, наводили переправу через реку. Когда понтонный мост был уже готов, противник открыл артиллерийский огонь. Пять красноармейцев-сапёр получили ранения от осколков вражеских снарядов. На помощь раненым сейчас же бросились медицинская сестра Вера Никитина и военный фельдшер Куделин. Под пулемётным и артиллерийским огнём они вынесли раненых красноармейцев, укрыли их в щелях и сделали перевязки. Раненый младший командир упал в реку. Отважная медицинская сестра кинулась в воду и спасла командира. В бою за переправу т.т. Никитина и Куделин вынесли 31 раненого бойца и командира и их оружие.

Старший военный фельдшер медико-санитарного отряда Северного флота тов. Лилишенцев и военный фельдшер тов. Комаров, презирая опасность, под огнём противника самоотверженно выносят раненых с поля боя и оказывают им первую помощь. Они собрали на поле боя много оружия и доставили его командованию. На днях вражеские самолёты бомбардировали санитарный бот, подошедший к пункту приёмки раненых. Военного фельдшера тов. Храмнову ранил осколок бомбы. Несмотря на ранение, тов. Храмцова мужественно спасала раненых, доставляя их на шлюпке с берега на санитарный бот. Старшему сержанту санитару тов. Дыпул сообщили, что в 300 метрах от линии обороны лежит раненый пулемётчик. Под ожесточённым огнём врага тов. Дыпул пополз к раненому бойцу, оказал ему помощь и доставил на медицинский пункт.

* * *

Тегеранский корреспондент агентства Ассошиэйтед Пресс со слов какого-то мифического путешественника, вернувшегося из Мешхеда, сообщил, что «советские, самолёты обстреляли из пулемётов мусульман-богомольцев, шедших по дороге, уже после того, как Иран отдал распоряжение прекратить сопротивление». Это сообщение тегеранского корреспондента агентства Ассошиэйтед Пресс является нелепым и по меньшей мере странным.

Советские самолёты как во время продвижения советских войск в Иране, так и после того, как были прекращены военные действия, ни в каких мусульман-богомольцев или других мирных жителей не стреляли. Советские лётчики, и это всем известно, с мирным населением не воюют, как это делают гитлеровские бандиты.

Приходится выразить сожаление, что тегеранский корреспондент агентства Ассошиэйтед Пресс стал жертвой провокации со стороны какого-то «путешественника» — явного гитлеровского агента и шпиона.

* * *

Фашистские войска несут на Восточном фронте громадные потери в живой силе. Генерал Зикст фон Арним в приказе по 95 немецкой пехотной дивизии пишет: «Боевой состав пехотных полков, вследствие потерь последних недель, настолько понизился, что большинство подразделений являются слишком слабыми и не могут быть использованы целесообразно для боевых действий. Острее всего чувствуются потери офицерского состава. До прибытия пополнения, которое едва ли можно ожидать раньше половины сентября, необходимо временно свести несколько подразделений в одно».

Командир другой немецкой пехотной дивизии, разгромленной на Западном направлении, докладывает штабу фронта: «В дивизии осталось не более восьмидесяти офицеров. Есть роты, в которых нет ни одного офицера. Если в ближайшие дни не прибудет пополнение офицеров, то дисциплина окончательно расшатается и солдаты выйдут из повиновения. Учитывая усталость личного состава дивизии и нужду в свежих подкреплениях, ходатайствую об отводе на некоторое время дивизии в тыл для отдыха в приведения в порядок...» Командир 253 немецкой стрелковой дивизии выражает неудовольствие резервистами, прибывшими в части дивизии. По его описанию, большинство резервистов, это — «необученные, малоподвижные и инертные солдаты. Они очень плохо усвоили принципы современной войны, не умеют обращаться с автоматическим оружием и больше думают о сохранении своей жизни, чем о наступлении. Имея 4 тысячи таких солдат, я не могу считать дивизию вполне боеспособной...» [21; 200-202]