16

2 сентября 1941 года - 73 день войны

 Опубликовано сообщение о прекращении дальнейшего продвижения советских войск в Иране. В Тегеране начались переговоры между СССР и Англией, с одной стороны, и Ираном — с другой. [3; 58]

 В период отхода частей Советской Армии за Десну Черниговский подпольный областной комитет КП(б)У в составе Н.Н. Попудренко, С.М. Новикова и других прибыл в леса Корюковского района к месту расположения областного партизанского отряда. С этого момента началась активная деятельность Черниговского подпольного обкома. [3; 58]

 В Ленинграде произведено первое снижение продовольственных норм по карточкам: рабочим и ИТР стали выдавать по 600 г хлеба в день, служащим - 400 г, иждивенцам и детям до 12 лет - 300 г. [1; 68]

 Немецкие войска оккупировали г. Койвисто (теперь Приморск), Мга Ленинградской области. [1; 68]


Хроника событий в Ленинграде

Передовая «Ленинградской правды» начинается строчками, которые подобны набату: «Враг у ворот Ленинграда! Грозная опасность нависла над городом».

Гитлеровцы упрямо стремятся вперед. Правда, это дается им нелегко. Пытаясь прорвать нашу оборону у деревни Ласуны (в 4 километрах северо-восточнее Копорья), враг бросил вперед танки, за которыми следовала пехота. Хорошо окопавшись и заранее позаботившись об огневом взаимодействии, рота старшего лейтенанта Г.А. Семина, состоящая из курсантов пограничного военно-политического училища, отбила атаку. Единственный танк, которому удалось прорваться через наши траншеи, был подожжен бутылками с горючей смесью.

Отступая от Выборга, измотанные тяжелыми боями 115-я и 123-я стрелковые дивизии оказались прижатыми к берегу в районе Койвисто [ныне Приморск - прим автора]. 2 сентября канонерские лодки, бронекатера и десантные баржи Краснознаменного Балтийского флота вывезли их в Ленинград.

В Ленинграде произведено первое снижение норм продажи хлеба населению. Рабочие и инженерно-технические работники будут получать теперь по 600 граммов хлеба вместо 800, установленных 18 июля в связи с введением в стране продовольственных карточек. На 200 граммов снижена норма выдачи хлеба служащим: вместо 600 граммов — 400. Иждивенцам и детям до 12 лет, получавшим по 400 граммов хлеба в день, теперь будет выдаваться по 300. [5; 50]


Из корреспонденции Краснофлотской газеты "Красный черноморец"
"Одесса ощетинилась штыками"

2 сентября 1941 г.

Немецко-румынские войска блокировали Одессу. Вражеская подкова полукружием легла на подступах к городу. Одесса осаждена. Ее черты стали суровыми, строгими. По утрам, когда воздух чист и свеж, когда нет еще городского шума, в Одессе отчетливо слышна орудийная стрельба. Город ощетинился штыками. По улицам то и дело маршируют отряды вооруженных людей. На площадях, всюду много граждан, обучающихся военному делу. Под знамена истребительных батальонов и ополченских дружин собираются люди разных возрастов и разных профессий. Рядом с пожилым научным работником можно видеть юношу-подростка, рядом со слесарем из железнодорожных мастерских — бухгалтера в старомодном пенсне.

Городская партийная организация объявила себя поголовно мобилизованной на фронт. Коммунисты и комсомольцы Одессы заявили, что они скорее умрут, нежели отдадут врагу родной город. «Не пустим немцев в Одессу»,— этот лозунг овладел умами горожан. Свои чувства одесситы слили с чувствами и настроениями войск, сражающихся с неприятелем на подступах к городу. Войска сражаются превосходно, героически, с полным сознанием своей ответственности перед Родиной.

Советское информбюро уже сообщило о разгроме под Одессой двух румынских дивизий. Каячдый день приходят сообщения о новых подвигах защитников Одессы. Отважные коммунисты — ст. лейтенант Кириченко, лейтенанты Пашков и Ясь, красноармеец Серегин на конях ворвались в с. Желябово и пулеметным огнем рассеяли роту противника, расположившуюся на отдых. Подошедшее подкрепление гнало врага 4 км. На этом же участке один взвод уничтожил несколько десятков вражеских солдат.

Неприятель повел наступление на пулеметную роту лейтенанта Кузьмина. Наступление поддерживалось 8 танками и эскадроном кавалерии. Однако ураганный огонь доблестных советских пулеметчиков опрокинул неприятеля. Захватчики, потеряв в общей сложности свыше батальона пехоты, в панике бежали, оставив в руках советских бойцов 2 подбитых танка. В этой славной схватке особенно отличились секретарь бюро ВЛКСМ Ястребов и мл. сержанты Чикин и Зубков.

В одном из боев командир артиллерийского дивизиона ст. лейтенант Наумов хладнокровно подпустил неприятеля на 1500 м, затем выдвинул батареи на открытые огневые позиции и в упор расстрелял 2 батальона неприятельской пехоты...

Защитники Одессы сражаются с воодушевлением и твердо уверены в победе. Неприятельская авиация совершает каждый день налеты на город, однако с весьма малым результатом. Зенитная артиллерия и наши летчики-истребители наносят вражеской авиации весьма серьезный урон. Одесские ополченцы уже сражаются бок о бок с войсками. Наши командиры в один голос утверждают, что одесситы дерутся отлично.

Город отдает все силы фронту. Недавно одесситы оборудовали и вооружили 2 бронепоезда, которые с большим успехом совершают рейсы в неприятельское расположение. На днях один из бронепоездов ворвался на занятую фашистами ст. Раздельная, внес панику, нанеся неприятелю большой урон и без повреждений вернулся обратно. На одесских заводах сооружают танки, броневики, отливают минометы и готовят ручные гранаты. В недавних боях у врага было захвачено 25 танков. Сейчас они ремонтируются и скоро будут пущены в дело.

Одесские швейные мастерские заготавливают обмундирование. Сапожные артели — обувь. Продовольствием и снаряжением Одесса обеспечена полностью. Внешний облик города вполне нормальный: работают учреждения, открыты магазины, киоски с прохладительными напитками, табачные лавки. Регулярно с 7.00. до 20.00. ходят трамваи. Вот только баррикады, сооруженные почти на всех улицах, придают городу суровый воинственный вид.

Население, несвязанное с обороной города, женщины и дети эквакуируются.

Наш Военно-Морской Флот, безраздельно господствующий в Черном море, охраняет морские коммуникации. «Одессы не отдадим!» — эти слова стали девизом защитников славного советского города, мужественных патриотов, доблестно сражающихся с врагом на подступах к Одессе.

Старший политрук В. Опаркин
Действующая армия

Красный черноморец. ЧФ, № 265, 1941, 2 сентября.

[12; 58-59]

От Советского Информбюро

Утреннее сообщение 2 сентября

В ночь на 2 сентября наши войска вели бои с противником на всём фронте.

* * *

За последние три дня бомбардировщики авиации Черноморского флота совершили несколько налётов на порты и наземные войска противника. Прямым попаданием бомбы выведен из строя один вражеский военный корабль. Морские лётчики уничтожили также 83 танка, более 50 автобронемашин и много автоцистерн с горючим.

* * *

На Смоленском направлении наши части разгромили пехотный полк 101 немецкой дивизии. В ротах полка осталось по 8-10 солдат. Захваченный в плен командир роты старший лейтенант Людвиг Роберт сообщил, что его подразделение «прибыло на Восточный фронт десять дней назад из французского города Туль. Из роты осталось в живых всего 8 человек, да и те попали в плен». Людвиг Роберт показал также, что германское командование, в связи с огромными потерями на Восточном фронте, вынуждено снимать немецкие гарнизоны в городах оккупированных стран — Франции, Бельгии, Голландии и др. «Весь гарнизон города Туль,— говорит старший лейтенант,— отправлен на русский фронт. Взамен кадровых солдат в начале войны присылали резервистов. Теперь и резервистов отправляют на Восточный фронт, заменяя их ранеными солдатами, ещё не закончившими лечения. У многих из них не сняты даже повязки».

* * *

Рота старшего лейтенанта Стержнёва обороняла железнодорожную станцию К. и рабочий посёлок. Здание станции, водокачка и жилые дома весь день обстреливались немецкой артиллерией. Вечером появились фашистские танки, а за ними — пехота противника. Истребители танков красноармейцы Егоров, Невзоров и Артюхин смело встретили врага. Два танка противника были подбиты, остальные повернули обратно. Ночью фашистам удалось окружить нашу роту. Но наши бойцы не растерялись. Забросав противника гранатами, они вырвались из окружения. Два дня с боями пробивались красноармейцы к своей части. В тылу врага советские, пехотинцы взорвали два моста, три автоцистерны с бензином, уничтожили два грузовика с 23 фашистскими солдатами и сожгли немецкий бомбардировщик «Юнкерс-88», совершивший вынужденную посадку.

* * *

Партизанские отряды, действующие в бессарабских уездах, захваченных германо-румынскими войсками, не дают покоя фашистам ни днём, ни ночью. Смелыми налётами, организацией взрывов и пожаров партизаны систематически истребляют живую силу противника, уничтожают боеприпасы, горючее и продовольствие. Особенно успешно действует крупный партизанский отряд под командованием т. И. В течение августа партизаны этого отряда уничтожили 14 вражеских танков и бронемашин, 32 грузовых автомобиля с боеприпасами, 44 повозки с продовольствием и более 40 цистерн с бензином. Во время этих операции партизаны перебили около 400 румынских солдат и офицеров. Особенно удачным был налёт на фашистскую мотоколонну, двигавшуюся по шоссейной дороге между К. и Ф. Примерно на полпути между этими пунктами партизаны устроили на шоссейной дороге несколько замаскированных ям, а сами укрылись вдоль дороги. Первые три машины провалились н загородили путь колонне. Из-за кустов и из канав в автомашины посыпались ручные гранаты и бутылки с бензином.

Партизаны-пулемётчики открыли ожесточённый огонь по румынским солдатам. Четыре машины пытались съехать с дороги, но перевернулись и застряли в глубокой придорожной канаве. Всего в этом бою было выведено из строя 16 вражеских автомашин и уничтожено до 80 солдат противника.

* * *

В боях на Южном фронте наши части захватили ряд документов штаба румынского 39 пехотного полка. Эти документы свидтельствуют о том, что многие румынские солдаты не хотят воевать против Советского Союза. Командир полка полковник Константин Симеонеску, подтверждая это. пишет в приказе № 81 следующее: «Некоторые солдаты вместо того, чтобы быть в бою, уклоняются, прячутся и возвращаются в свои подразделения лишь после боя». Нелестно отзывается полковник и о своих офицерах. «И с горечью установил,— продолжает он,— что в операциях, которые имели место, было много нарушений своего долга со стороны всех подчинённых офицеров». Полковник указывает, что офицеры обнаружили «недостаток храбрости перед лицом врага. Некоторые офицеры плачут и просят убежища, боятся пуль, боятся авиации, боятся артиллерийского огня. Другие прячутся, избегают боя, а храбрость проявляют перед женщинами и детьми...». Полковник ставит офицерам в пример Красную Армию: «Противник совершенно справедливо может утверждать, что его воины дерутся замечательно».

* * *

Водники прифронтовых бассейнов проявляют отвагу и бесстрашие при исполнении своего служебного долга.

Пароход капитана Фролова, перевозивший воинский груз, ночью пришвартовался к берегу. До рассвета оставалось ещё четыре часа. Оставив часовых на борту и на берегу реки, команда парохода и охрана легли спать. Но не прошло и получаса, как часовые с берега дали знать о приближении врага. Немедленно была организована оборона парохода. Противник был встречен пулемётным огнём. Перестрелка продолжалась до утра. К рассвету около сотни немецких солдат пытались атаковать команду парохода, но были отогнаны водниками. Попытка захватить наш пароход стоила немцам жизни 20 солдат.

В баржу, которую вёл шкипер Елькин, попал вражеский снаряд. Трюм стало заливать водой. Тяжело раненный тов. Елькин не покинул поста. Под его руководством экипаж баржи быстро заделал пробоины, и караван благополучно прибыл в речной порт.

Во время бомбардировки пристани К. на баржу с горючим упало 6 зажигательных бомб. Матросы т.т. Гулин и Черкасов героически предотвратили пожар. Три бомбы тов. Гулин сбросил в воду, а одну загасил своим бушлатом. Две бомбы упали в кормовые люки. Тов. Черкасов бросился вниз и загасил их песком. Несмотря на тяжёлые ожоги, тов. Черкасов не покинул вахты.

Матросы пристани Голубев, Эмдин, Востряков, Лихорадов и Якуненко огнём из винтовок сбили фашистский бомбардировщик, пикировавший на пароход.

Вечернее сообщение 2 сентября

В течение 2 сентября наши войска продолжали вести упорные бои с противником на всём фронте. После ожесточённых боёв наши войска эвакуировали г. Таллин.

По уточнённым данным, за 30 августа уничтожен не 31 немецкий самолёт, как сообщалось ранее, а 75 немецких самолётов.

В течение 31 августа в воздушных боях уничтожено 23 немецких самолёта. Наши потери — 22 самолёта.

* * *

На Северо-Западном направлении фронта большая группа немецких бомбардировщиков пыталась совершить налёт на наш укреплённый участок близ пункта Н. Вражеские бомбардировщики были встречены советскими истребителями в 30 километрах от укреплённого участка. Не приняв боя, фашистские самолёты разделились на мелкие группы и пытались с разных сторон атаковать намеченный военный объект. Встреченные огнём зенитных батарей, немцы беспорядочно сбросили бомбы вдали от наших укреплений и, потеряв 4 «Юнкерса», повернули обратно. На большой высоте за ними ринулись скоростные бомбардировщики под командованием капитана Сысоева. Через час одна группа вражеских самолётов пошла на посадку на свой аэродром. Советские бомбардировщики стремительно снизились и засыпали аэродром фугасными и осколочными бомбами. Не ожидавшие нападения фашисты не успели организовать оборону. Один за другим бомбардировщики капитана Сысоева пикировали на аэродром и уничтожали самолёты противника. Несколько находившихся на аэродроме немецких истребителей пытались подняться в воздух, но были подбиты огнём советских самолётов. Уничтожив более 15 фашистских бомбардировщиков и 4 истребителя, все наши самолёты, кроме двух, вернулись на свою базу.

* * *

Каждый день великой Отечественной войны рождает тысячи новых героев, храбро и самоотверженно громящих фашистские полчища. На днях бойцы Энского зенитного дивизиона прямой наводкой разбили два вражеских танка и обратили в бегство третий. Исключительную храбрость в этом бою проявил политрук батареи тов. Горель. Под градом пуль он проник в подбитый фашистский танк и из танковой пушки обстрелял вражескую пехоту. Младший сержант Черноморского флота Нечипоренко, пробравшись в тыл противника, обнаружил противотанковую батарею. Отважный краснофлотец забросал батарею гранатами. Два орудия батареи были уничтожены. Сержант захватил и доставил в свою часть двух лошадей и одно противотанковое орудие с боеприпасами.

Младший командир Шалмов разведывал с двумя красноармейцами передний край обороны противника. Ночью трое смелых разведчиков бесшумно подползли в вражеским траншеям. Вскоре разведчики заметили четырёх немецких солдат. Подпустив немцев на 10-15 метров, наши бойцы уничтожили их гранатами. Фашисты открыли в темноте беспорядочный пулемётный и миномётный огонь. Установив расположение вражеских точек, тов. Шалмов под огнём противника пополз вперёд и уничтожил гранатами три пулемётных расчёта.

* * *

Беззаветную храбрость, мужество и отвагу проявляют советские партизаны, действующие в фашистском тылу на Северо-Западном направлении фронта. По лесной дороге в районе Д. двигался отряд из 80 не­мецких солдат. Шестеро смельчаков-партизан устроили засаду и обстреляли фашистов. После первых же залпов немцы рассеялись, оставив на месте несколько убитых и раненых. В деревне Г. партизаны напали на вражескую мотоколонну и уничтожили ручными гранатами 10 грузовых автомашин и более 40 фашистов. Узнав, что по просёлочной дороге в районе деревни П. должна пройти немецкая мотоколонна, партизаны уничтожили три моста, устроили на дороге завалы из камня и леса, а сами залегли в засаде. В завязавшемся бою немцы потеряли 36 солдат, 17 мотоциклов и 3 грузовых машины с патронами. В конце августа части 3 немецкой мотодивизии двигались на восток. Партизанский отряд под командованием тов. П. пропустил мимо себя вражескую разведку и передовое охранение и неожиданно обстрелял колонну. Перебито до 100 немцев. Недавно около деревни X. приземлился фашистский самолёт, подбитый нашей зенитной артиллерией. Партизаны захватили 4 лётчиков во главе с офицером, ценные документы и карты. Отряд партизан под командованием тов. Ш. только за 14 дней истребил более 200 немецких солдат и офицеров, среди которых 60 мотоциклистов и 90 велосипедистов, уничтожил 18 грузовых автомашин, три радиостанции и много вооружения и снаряжения.

Тревогу противника в связи с усиливающейся деятельностью партизан ярко характеризует одно распоряжение штаба германской северной армейской группы: «Возросшая деятельность партизан делает невозможным (буквально — «запрещает») проезд через сельские местности отдельных солдат и мелких групп. Последние должны пользоваться при всех переездах дорогами с оживлённым движением, например путями подвоза. Отдельные солдаты и мелкие отряды могут посещать лежащие в стороне от оживлённых дорог сёла лишь в том случае, если перед этим ближайший орган военной власти установил безопасность данного села».

* * *

Немецкие и итальянские оккупанты, несмотря на свирепый террор, не могут подавить партизанское движение народов Югославии. Недавно из югославского города, занятого партизанами, в Белград приехал один серб с пропуском, выданным партизанскими властями. Этот документ имел заголовок: «Неоккупированная Югославия». В Западной Боснии сербские партизаны заняли два города — Ключ и Мрконич Град. Фашисты, обозлённые успешными действиями югославских патриотов, пытаются потопить в крови народное движение за освобождение Югославии от ига оккупантов. Фашисты зверски издеваются над мирным населением. Немецкие офицеры и солдаты врываются в дома, хватают женщин и девочек-подростков и отправляют в полковые публичные дома для солдат. Всех, кто пытается заступиться за женщин, фашисты убивают. Но оккупантам не удаётся терроризировать югославские народы: партизанское движение всё шире охватывает оккупированную Югославию.

* * *

На железнодорожном транспорте растёт движение патриоток. На многих станциях и в депо организованы производственные кружки для женщин. На Карагандинской железной дороге домохозяйки-активистки изучают токарное дело и телеграф. Более 100 домохозяек станции Агадыр пошли работать на производство. Жёны машинистов депо Каменоломня дороги имени Ворошилова т.т. Спельникова и Беспалова стали помощниками машинистов. Профессию слесаря-автоматчика изучают жена заместителя начальника депо тов. Латышева, жена главного бухгалтера тов. Фёдорова, жена слесаря тов. Воронина. На Моршанском отделении Ленинской железной дороги более 50 домохозяек уже работают стрелочницами и кондукторами. 70 женщин-домохозяек Мичуринского и Кочетовского узлов учатся на помощников машинистов и осмотрщиков вагонов. [21; 197-199]