16

11 октября 1941 года - 112 день войны

 Подводная лодка Северного флота «Д-3» в районе Лонге-фьорда потопила транспорт противника водоизмещением 5000 т. [3; 79]

 Немецкие войска оккупировали г. Зубцов Калининской области; г. Лозовая Харьковской области; г. Павлоград Днепропетровской области; г. Медынь Калужской области; г. Мценск Орловской области. [1; 79]

 

 


Хроника блокадного Ленинграда

В утренней сводке Советского Информбюро от 11 октября 1941 года наряду с сообщениями о положении на фронтах приводится такой факт: «Молодой фрезеровщик Кировского завода А. Хозяйчиков работает за шестерых. Он освоил работу на двух станках и на каждом выполняет по три нормы».

Ленинградцы живут и работают в неимоверно трудных условиях. Сегодня в 22 часа 55 минут была объявлена воздушная тревога. Потом, с небольшими промежутками, их было еще четыре. Фашисты сбросили на Ленинград десятки фугасных и около трех тысяч зажигательных бомб. Только на завод цветных металлов имени Ворошилова упало 330 зажигалок. [5; 73-74]


Воспоминания Давида иосифовича Ортенберга,
ответственного редактора газеты "Красная звезда"

Да, на Западный фронт идут новые полки и дивизии. Для него формируются новые армии. А поскольку в прошлом номере мы уже намекнули насчет этого, надо двигаться дальше.

Даем передовую — «Долг бойцов, идущих на фронт». Вчерашняя формулировка получила в ней некоторое развитие: «На помощь фронтовикам к линии огня двинуты резервы Красной Армии. Под славными воинскими знаменами спешат на фронт наши запасные части».

А вот и обращение непосредственно к тем, кто идет на подмогу фронтовикам:

«Вам, идущим теперь на фронт, предстоит решить... задачу вместе с войсками, грудью встретившими бешеные атаки фашистов. Они еще сильны, эти варвары, сидящие в танках со свастикой, несущиеся на мотоциклах с черепами, стреляющие из автоматов. Они еще представляют серьезную угрозу. Шагая по собственным трупам, они зашли далеко и будут любой ценой пытаться двигаться дальше. Будьте же стойки, товарищи! Помните напутствие великого Ленина, звучащее и сегодня приказом Родины: «Для тех, кто отправляется на фронт, как представители рабочих и крестьян, выбора быть не может. Их лозунг должен быть — смерть или победа».

С передовой напрямую перекликается репортаж Якова Милецкого «Войска идут на Запад».

«Мы стоим на перекрестке и наблюдаем, как мимо проносятся колонны автомашин... Различные рода войск проходят мимо нас на Запад по этой фронтовой дороге. Промчался грузовик с пехотой. За ним другой, третий... Все бойцы одеты в хорошо подогнанные теплые шинели, они в зимних шапках. Им не страшны осенние холода. На них теплое белье, добротная обувь. Все новое...

Кавалеристов командира Сидорова мы едва не пропустили. Они шли лесом параллельно дороге. Тихо, незаметно. Не слышно было цокота копыт, человеческой речи. Сильные кони легко шли по размокшему лесу. Оружие приторочено к седлам. Бойцы в стальных касках словно слились со своими конями...

Мы видели танкистов, артиллеристов. Они идут на поддержку своим братьям-фронтовикам, мужественно и упорно сражающимся с оголтелым врагом».

 

Только что вернулся с вяземского направления Федор Панферов. Не дав ему перевести дух, прошу съездить в войска, предназначенные для пополнения сил Западного фронта. Позвонил коменданту города, попросил помочь нашему корреспонденту разыскать такую дивизию или часть. Но Федор Иванович обошелся без помощи коменданта. На Садовом кольце ему встретилась мощная пехотная колонна. Примкнул к ней и вместе с нею прошагал до заставы на западной окраине Москвы. И в газете появился еще один живой репортаж с колоритными деталями:

«Они идут по улице замечательного революционера Каляева. Шаг их четок, отбойный. На солнце блестят штыки винтовок, каски, котелки за спиной. Они идут загорелые, смуглые воины Советской страны и улыбаются Москве — сердцу страны. Все приостановлено — трамваи, автобусы, пешеходы. Дорогу бойцам!.. Шпалерами стоят москвичи на тротуарах, приветствуя их...

На повороте грянула песня — о Родине, о Советской стране. Рота за ротой, батальон за батальоном подхватили песню. Подхватили ее и жители столицы...»

 

Я рассказываю ныне как будто об обычном. Те, кто знает войну лишь по историческим и художественным произведениям, могут посчитать этот рассказ излишним. Сколько раз за войну уходили на фронт новые полки и дивизии, сколько формировалось новых армий! Но в те дни, о которых я повествую, когда на московском направлении образовались большие бреши и противник наращивал удары на столицу, и передовая статья, и репортаж о воинах, идущих на фронт, скажу, не боясь преувеличений, был для нашего читателя как глоток воды для путника в пустыне.

Конечно, мы печатали это с некоторым опасением — не окажем ли мы услугу немецкой разведке? Между прочим, после публикаций мне позвонил из Генштаба мой добрый знакомый, генерал Ф.И. Голиков, и задал такой вопрос:

— Не открываешь ли ты наши карты абверу?

Поскольку его опасение было выражено в вопросительной, а не в утвердительной форме, я тоже задал ему вопрос:

— У тебя есть весы?

— Какие еще весы?

— Обыкновенные, с чашками. На одну положи моральную пользу наших сообщений для наших же войск, а на другую — немецкую разведку. Какая из них перевесит? А потом попробуй подкинь абверу какой-нибудь материалец от себя, чтобы спутать все карты.

Он рассмеялся — и на том наш разговор закончился...

 

Федор Панферов написал нам о 316-й стрелковой дивизии генерала И.В. Панфилова, где родился всемирно известный теперь подвиг двадцати восьми гвардейцев во главе с политруком Клочковым, а Яков Милецкий — о 32-й стрелковой дивизии полковника В.И. Полосухина, отличившейся на Бородинском поле.

 

По-своему примечателен опубликованный в том же номере газеты за 11 октября репортаж с Южного фронта. Озаглавили мы его так: «Штаб Гитлера пойман с поличным. Разговор по прямому проводу с командующим 9-й армией генерал-майором Харитоновым». Основанием для этого выступления газеты послужило официальное сообщение вермахта о захвате в плен всего штаба нашей 9-й армии и бегстве с поля боя на самолете ее командующего. Узнав об этом сообщении 8 октября, я вызвал на фронтовой узел связи нашего спецкора Лильина и дал задание подготовить в срочном порядке убедительное опровержение вражеской лжи. Многоопытный журналист Лильин нашел остроумный ход для решения поставленной перед ним задачи: не покидая фронтового узла связи, взял у командарма интервью. Воспроизвожу его здесь с минимальными сокращениями:

«...У аппарата корреспондент «Красной звезды».

Харитонов. У аппарата генерал-майор Харитонов.

Корреспондент. Здравствуйте, товарищ Харитонов. Немцы распространили сообщение, будто они захватили ваш штаб, а вы лично бежали на самолете...

Харитонов. Наш разговор с вами по прямому проводу из штаба моей армии сам по себе является достаточно убедительным ответом на брехню немецкого штаба. Мы никогда не были и не будем в плену у фашистов. Весь мой штаб и управления армии — со мной и продолжают руководить нашими частями. Фашисты обозлены против нашей армии за мелитопольское мордобитие, когда они не досчитались двух кавалерийских бригад и 72-й немецкой пехотной дивизии. Они желали бы расправиться прежде всего с нами. Действительно, немцам удалось бросить в тыл нашей армии свои части. Но этим они никого не испугали. Наши войска сражались мужественно, отважно, нанесли врагу большие потери и не дали себя окружить. В боях фашистам нанесен большой урон. Те, кто не дрогнул под ураганным минометным огнем и бросался в лихую атаку против презренных фашистов, всегда будут драться до последней возможности. А таких героев у нас тысячи.

Насчет себя скажу так. Конечно, фашистам лестно было бы захватить в плен командарма, но это им не удастся никогда. Люди у меня боевые, и с ними я могу смело противостоять врагу, вдвойне и втройне превосходящему нас силами. Из того пункта, где был атакован наш штаб, я выехал тогда, когда увезли из-под носа фашистов последний телеграфный аппарат. Не на самолете, а на машинах выехал со всем своим штабом. Так обстояло дело вопреки желанию фашистов. Вот и все.

Корреспондент. Каково положение в данное время?

Харитонов. Сегодня части армии вели сдерживающие упорные бои с мотомехчастями противника и нанесли врагу большие потери.

Корреспондент. Спасибо за информацию, желаем успеха. До свиданья.

Харитонов. До свиданья».

Могу добавить от себя, что именно армия Харитонова через месяц с небольшим перешла в наступление и во взаимодействии с другими армиями Южного фронта освободила Ростов-на-Дону! [7; 198-200]

От Советского Информбюро

Утреннее сообщение 11 октября

В течение ночи на 11 октября наши войска вели бои с противником на всём фронте и особенно напряжённые на Вяземском и Брянском направлениях.

* * *

На Брянском направлении продолжаются ожесточённые бои наших войск с танками и мотопехотой наступающего противника. В одном из сражений противник потерял 43 танка, много орудий, пулемётов и более батальона пехоты. На другом участке этого направления противник потерял 23 танка, до 80 автомашин с пехотой и боеприпасами, 13 противотанковых пушек и большое количество пулемётов.

* * *

На Вяземском направлении фронта наши части, отбивая сильные атаки немецко-фашистских войск, вклинившихся в нашу оборону, причиняют противнику большой ущерб. Только на одном из участков этого направления после боя на поле сражения осталось свыше 800 убитых вражеских солдат и офицеров.

* * *

Партизанский отряд под командованием тов. К., оперирующий в одном из захваченных немцами районов на Западном направлении фронта, совершил дневной налёт на 60 немецких солдат, занятых погрузкой колхозного сена. Тихо подкравшись, партизаны окружили фашистов и открыли по ним огонь со всех сторон. 15 немцев было убито, остальные разбежались, оставив на поле оружие, палатки и снаряжение. Через несколько дней бойцы этого отряда минировали участок лесной дороги и неподалеку от минированного участка устроили засаду. Немецкий грузовик с оружием и снаряжением наскочил на мину и взорвался. Шофёр и немецкие солдаты, сопровождавшие груз, были уничтожены при взрыве. На следующий день на этом же участке партизаны напали на немецкий отряд. В завязавшейся перестрелке было убито 16 фашистов. В нескольких местах партизаны порвали телефонную связь между германскими штабами.

* * *

Фашисты насаждают в оккупированных районах старорежимные порядки, восстанавливают власть помещиков и кулаков. В селе Кут, Апостоловского района, Днепропетровской области, немецкий офицер согнал всех оставшихся жителей на собрание. Женщин офицер тотчас же удалил, заявив, что они не должны вмешиваться в общественные дела. Затем офицер предложил избрать старостой бывшего кулака немца Таубера. Крестьяне сидели молча. Никто не поднял руки. Тогда офицер сказал: «Я за Таубера. Этого достаточно. Он избран». Перед уходом фашист предложил Тауберу доносить ему о тех, кто откажется выполнять его распоряжения.

В Каменском районе, Кировоградской области, немецкие военные власти обязали сельских старост вернуть нескольким возвратившимся помещикам принадлежавшие им ранее земли, а также изъять у крестьян для помещиков скот и сельскохозяйственный инвентарь.

В селе Чернявка, Черкасского района, Киевской области, немецкие солдаты заявили крестьянам: «После окончания войны мы поселимся в России, а вы будете в качестве батраков работать на земле, которая должна принадлежать нам».

* * *

Самоотверженно трудится молодёжь предприятий Ленинграда. Вместе с отцами и матерями молодые ленинградцы куют грозное оружие для защиты родного города. Молодой фрезеровщик Кировского завода тов. А. Хозяйчиков работает за шестерых. Он освоил работу на двух станках и на каждом выполняет ежедневно по три нормы. Токари 47-го цеха Энского завода т.т. Архипов, Николаев, Астафьев и Щербаков систематически дают 200 процентов нормы. Выпускники ремесленного училища т.т. Афанасьев и Фруктов выполняют задание на 285 процентов, стахановец-доводчик тов. Чирков — на 400 процентов. Учащиеся ремесленного училища т.т. Долговец, Таиров, Нечаев, Фомченков, Власов и Харлуков с первых дней войны вырабатывают по 220 процентов задания.

Вечернее сообщение 11 октября

В течение 11 октября наши войска вели бои с противником на всём фронте, особенно ожесточённые на Вяземском и Брянском направлениях.

За 9 октября уничтожено 64 немецких самолёта. Наши потери — 25 самолётов.

В течение 9 и 10 октября под Москвой сбито 12 немецких самолётов.

* * *

На Вяземском и Брянском направлениях противнику ценой больших потерь удалось потеснить наши части. Отходя на новые рубежи, наши войска продолжают оказывать упорное сопротивление врагу, истребляя живую силу и вооружение противника. В течение дня по неполным данным уничтожено 72 немецких танка, 220 автомашин с войсками и боеприпасами, 41 орудие разного калибра и много пулемётов. В боях немцы потеряли не менее 9 тысяч человек убитыми и ранеными. Наши авиационные части уничтожили на одном из прифронтовых аэродромов не менее 65 немецких самолётов разных типов».

* * *

На Юго-Западном направлении фронта весь день продолжались упорные бои. В результате непрерывных атак противник на одном из участков вклинился в глубину нашей обороны. Бои продолжаются с большой силой, враг несёт тяжёлые потери. Наши лётчики разбомбили более 100 автомобилей с немецкими солдатами, 150 повозок с боеприпасами, уничтожили 15 орудий и колонну автоцистерн с бензином.

* * *

Партизанский отряд, под командованием тов. Т., действующий в Ленинградской области, взорвал немецкую узловую заправочную базу горючего и сжёг железнодорожную станцию. В огне сгорело несколько вагонов с военным имуществом. Группа партизан этого отряда уничтожила двухмоторный фашистский бомбардировщик, сделавший вынужденную посадку. Другая группа партизан задержала и взорвала вражескую штабную автомашину.

Партизанский отряд под командованием тов. Д. за последнее время уничтожил 5 немецких бронемашин, 10 грузовиков и 200 немецких солдат, следовавших на фронт. На днях колхозники сообщили командиру отряда, что немецкие офицеры часто наведываются в их деревню и забирают у крестьян хлеб и другие продукты. Партизаны устроили засаду на дороге в деревню. Как только показался автобус, в котором было 20 солдат и офицеров, снайпер выстрелил и сразил шофёра. Автобус потерял управление и свалился в канаву. Только два офицера успели выскочить из машины и скрыться, остальные фашисты были уничтожены.

* * *

Иностранная печать продолжает сообщать об ожесточённых боях между югославскими патриотами и немецко-итальянскими войсками. Против фашистов действуют регулярные части бывшей югославской армии, которые в начале оккупации Югославии ушли в леса и горы, сохранив оружие. Войска систематически нарушают коммуникации противника, совершают налёты на германские воинские части, обстреливают немецких солдат, несущих гарнизонную службу. Югославские войска снабжаются продовольствием и боеприпасами из разгромленных германских продовольственных обозов н военных складов.

* * *

Советские машиностроители, всемерно увеличивая производительность труда, крепят обороноспособность СССР. Бригада формовщиков тов. Михалёва литейного цеха Люберецкого завода им. Ухтомского систематически выполняет план на 160 процентов. Резьбошлифовальщик тов. Н.И. Абрамов даёт за смену до трёх норм. За последние два месяца тов. Абрамов обучил своей профессии четырёх новых рабочих. Н московском заводе им. Калинина образцы отличной работы показывает многостаночник механо-сборочного цеха тов. Челышков. Обслуживая одновременно зуборезный и фрезерный станки, он выполняет задание на 200—250 процентов. Тов. Челышков в своём цехе подготовил шесть новых фрезеровщиков и теперь обучает ещё шесть человек зуборезному делу. Бригада тов. Дудиной из цеха крупного литья московского завода «Станколит» выполняет нормы больше чем на 150 процентов. Вся эта бригада состоит из молодых работниц — жён и сестёр бойцов Красной Армии. Ритмично, но графику работает бригада тов. Дубова в автоматном цехе 1-го часового завода. План выпуска оборонных изделий она ежедневно выполняет на 125 процентов. [21; 300-302]