16

30 июля 1941 года - 39 день войны

 ГКО принял постановление "О мероприятиях по развитию добычи и переработки нефти в восточных районах СССР и Туркмении". [1; 60]

 В Москве начались двухдневные переговоры Советского правительства с советником президента США Г. Гопкинсом. [1; 60] На переговорах были обсуждены вопросы снабжения, включая типы и количество материалов, которые США обязались поставить Советскому Союзу. [3; 39]

 В Лондоне подписано «Соглашение между правительством СССР и польским правительством». Оба правительства согласились восстановить дипломатические отношения и произвести немедленный обмен послами. Правительства СССР и Польши взаимно обязались оказывать друг другу всякого рода помощь и поддержку в войне против гитлеровской Германии. Правительство СССР выразило свое согласие на создание на территории СССР польской армии под командованием, назначенным польским правительством. Польская армия в оперативном отношении должна была подчиняться Верховному Командованию СССР. В составе Верховного Командования СССР должен был состоять представитель польской армии. [3; 38-39]

 Создан Резервный фронт на базе Фронта резервных армий и Фронта Можайской линии обороны (12.10.1941 г. объединен с Западным в единый Западный фронт). Командующие: генерал армии Г.К. Жуков (август - сентябрь, октябрь 1941 г.), Маршал Советского Союза С.М. Буденный (сентябрь - октябрь 1941 г.). [1; 60]

 Войска 7-й армии после отхода в восточном и юго-восточном направлениях на широком фронте упорным сопротивлением, сочетавшимся с контратаками и контрударами, остановили наступление финских войск на рубеже Хаукивара (50 км южнее Лонгонвара), Шот-Озеро и далее на юг по р. Тулокса. [3; 39]

 После трехнедельных боев на смоленском направлении, в результате самоотверженных действий советских войск, наступательные возможности немецкой группы армий «Центр» значительно уменьшились. Большое количество соединений этой группы армий противника оказалось сковано действиями советских войск на флангах. Подвижные поиска противника понесли большие потери в людях и боевой технике. Фашистское командование временно отказалось от дальнейшего наступления на московском направлении и перешло к обороне. [3; 39]

 Войска Южного фронта вели ожесточенные бои с подвижными частями противника, перешедшего в наступление на Первомайск. [3; 39]

 Немецкие войска оккупировали г. Корсунь-Шевченковский, Умань Черкасской области. [1; 60]

Хроника событий в Ленинграде

Вражеские самолеты трижды пытались совершить налет на Ленинград, но были отогнаны нашими истребителями и зенитной артиллерией. Врагу удалось сбросить бомбы лишь на аэропорт.

40 ленинградских зодчих получили в Союзе архитекторов задание принять участие в маскировке оборонительных рубежей. К слову сказать, в последующие месяцы сорок первого года в маскировке оборонительных рубежей участвовало более 200 архитекторов.

30 июля разведывательная рота 1-го полка ополченской дивизии Кировского района, сражавшейся на левом фланге Лужского рубежа, совершила блестящий рейд и внезапно атаковала врага с тыла. Состояла она из новичков, и командовал ею не кадровый военный, а недавний токарь-зуборез В.И. Бескончин. Прошла операция отлично: кировцы нанесли врагу чувствительный удар и захватили богатые трофеи.

Гитлер распорядился возобновить наступление на Ленинград. В его директиве от 30 июля говорится: «На северном участке Восточного фронта продолжать наступление в направлении Ленинграда, нанося главный удар между озером Ильмень и Нарвой с целью окружить Ленинград и установить связь с финской армией».

Хотя враг понес тяжелые потери на других фронтах, в частности в сражении под Смоленском, опасность, грозящая Ленинграду, очень велика. [5; 32]


Воспоминания Давида Иосифовича Ортенберга,
ответственного редактора газеты "Красная звезда"

Исчезли из сообщений Информбюро полоцкое, псковское, новоград-волынское и бобруйское направления. Эти города уже захвачены немцами. Продолжают пока фигурировать смоленское, житомирское, невельское направления, но я-то знаю, что наши войска обороняются уже восточнее этих городов. И Смоленск, и Житомир, и Невель тоже заняты фашистами. Враг все ближе к Москве, Ленинграду, Киеву...

Газете надо откликнуться на это, хотя бы передовицами. Забить в набат. Еще раз напомнить ленинские слова о презрении к смерти.

Одна из передовиц так и называлась: «Презрение к смерти рождает героев и обеспечивает победу». Автор ее извлек из глубин отечественной истории впечатляющие примеры, поразительно злободневные:

«Стефан Баторий, осаждавший в 1581 году Псков, с отчаянием говорил, что «русские в защите своих городов не думают о жизни, хладнокровно становятся на место убитых или взорванных действием подкопа, заграждая проломы грудью, день и ночь сражаясь, умирают от голода, но не сдаются».

Напомнила эта передовая и о доблести русских солдат на Бородинском поле, на бастионах Севастопольской обороны, в борьбе с иностранными интервентами, пытавшимися задушить молодую Советскую республику. Нашлось что сказать и о первых героях Отечественной войны. Обнадеживающе прозвучали однажды уже сбывшиеся слова Владимира Ильича: «Мы гораздо сильнее врага. Бейтесь до последней капли крови, товарищи, деритесь за каждую пядь земли, будьте стойки до конца... Победа будет за нами!»

Принес стихи Михаил Голодный. Уселся на диван и молча ждал, пока я прочту их. Человеком он был веселым, но сегодня как-то притих. Его выразительные карие глаза отражали общую тревогу. Тревогой были проникнуты и его стихи, вполне созвучные передовой статье:

Смерть иль победа — пароль наш военный, 
Доблести нас обучила борьба. 
Жизнь на коленях — позорней измены, 
Смерти страшнее нам участь раба.

А два дня назад побывал у меня Алексей Толстой. Не успев поздороваться, шагнул к карте. Внимательно разглядывал флажки на ней, обозначавшие линию фронта. Увидев, что Смоленск, не столь уж далекий от Москвы, и Житомир, совсем близкий к Киеву, остались западнее флажков, покачал головой, грузно опустился в кресло, задумался. Потом встрепенулся и стал выспрашивать у меня подробности последних фронтовых событий. Я, конечно, рассказал ему все, что знал, и заодно посетовал: следовало бы, мол, военной газете дать обстоятельный обзор этих событий, сказать прямо, что обстановка складывается опасная, хотя и не безнадежная, да ведь как такое сделать, если фронты называть нельзя, города обозначены загадочными буквами «С», «К»? Толстой слушал меня, сочувственно кивал своей большой головой, а сам, оказывается, все мотал на ус. И через два дня привез готовую статью, на восьми, кажется, страничках.

— Вот, написал... Может, сойдет за обзор?..

Я обрадовался несказанно. Умело избегнув таинственных «С» и «К», Толстой ясно нарисовал, что же происходит на фронтах, сказал все как есть, дал оценку сложившейся боевой обстановке, приоткрыл перспективы. И все это настолько по-военному грамотно, что даже наши специалисты — знатоки оперативного искусства и ревнители военной терминологии — не смогли ни к чему придраться.

И заголовок своей статьи Алексей Николаевич дал удачный, оптимистичный: «Почему Гитлер должен потерпеть поражение». Твердая вера в наши силы, в нашу победу нужны были в те дни как никогда.

Со статьей Толстого вполне, как сказали бы теперь, состыковалась заметка Ильи Эренбурга. Наш корреспондент по Юго-Западному фронту прислал ему приказ немецкого генерала фон Клейста, командующего 1-й танковой группой. Документ этот начинается для немцев совсем невесело: «Слухи о прорвавшихся советских танках вызвали панику...»

И за этим признанием следуют категорические требования:

«1. Необходимо путем разъяснения, а также наказания искоренить панику.
2.    Зачинщиков и паникеров предать суду.
3.    Офицеры при возникновении паники обязаны применить строжайшие меры, а в случае необходимости оружие...
Запрещаю... панические крики «танки прорвались!».

Эренбург не замедлил откликнуться на эти «требования» и запреты. Комментарии его были прямо-таки разящие. Писатель сослался на книгу Гудериана «Внимание, танки!». В ней, как известно, излагались взгляды немецко-фашистских захватчиков на роль танков в современной войне (разумеется, прежде всего их танков). И в какой-то мере эти взгляды подтверждались, пока тот же фон Клейст воевал в Западной Европе. А на советской земле вдруг вышел конфуз.

«Непобедимые» немецкие танкисты,— пишет Илья Эренбург,— увидев советские машины, панически кричат: «Танки прорвались!» Да, это не название книги генерала Гудериана, это, что называется, крик души... Нашлась на них управа... Они вопят: «Это дни ужаса!» И напрасно генерал фон Клейст грозит оружием навести порядок. С каждым днем у них будет все больше «зачинщиков и паникеров». Они спешили на восток. Им не поспеть к себе, на запад».

 

Очевидно, надо упомянуть и еще об одной публикации в этом же номере. При всей ее кажущейся незначительности, она стоит того.

Речь идет о полуподвальной статье командира части С. Кутаева «Преследование и уничтожение отходящего врага». Под такими или подобными заголовками у нас печатались статьи с войсковых учений в мирное время. И текст тоже схож с довоенным: «...после того как выбитый с занимаемых позиций враг начинает отступать, нужно без промедления организовать преследование... Но преследовать — это значит не просто гнать... Наиболее правильный способ действий — обход врага, окружение его и уничтожение по частям...»

Вычитывая эту статью уже поздно ночью в сверстанной полосе, я засомневался: не прозвучит ли она диссонансом рядом с другими материалами, совсем иной тональности?. Вызвал начальника фронтового отдела полковника Хитрова и секретаря редакции полкового комиссара Карпова.

Низкого роста, сухощавый, несколько медлительный, но отлично знающий свое дело Иван Хитров порой оставался в своем отделе за всех; его сотрудники разъехались по фронтам спецкорами. Все же он успевал подготовить для очередного номера уйму материалов, и я не помню, чтобы на летучках его подвергали резкой критике. Если его в чем-либо и можно было упрекнуть, так в том, что он своей правкой, порой засушивал материал, беспощадно изгоняя из текста всякий намек на лирику, пейзаж и другие, как он считал, литературные «красоты».

Александр Карпов ростом под стать Хитрову, но поплотнее и поэтому казался еще более низкорослым. Подвижной, быстрый, Карпов — человек большой работоспособности, исполнительный. Никто не знал, когда он отдыхал или спал. Во время воздушных тревог он, как правило, не спускался в бомбоубежище. «А газета?» — оправдывался он. Любил иногда побрюзжать, но его прощали за трудолюбие...

Так вот, оба они явились. Спрашиваю:

— Другого у вас ничего нет? Поактуальнее, поострее?

Дело это обычное в редакционной жизни: не раз, бывало, ломались полосы, вылетали из них и статьи и корреспонденции.

— Есть-то есть, — сказал Хитров, — но надо готовить...

А более темпераментный Карпов моментально встал на дыбы:

— Газета и без того задержалась! В конце концов, вреда от этой статьи не будет.

Поддался я их уговорам — подписал цолосу. А потом и сам убедился, что не понравившаяся мне статья Кутаева была отнюдь не лишней. Она по-своему отражала дух того грозного времени, умонастроения наших людей.

Да, советские войска вели в те дни тяжелейшие оборонительные бои, отходили под натиском превосходящих сил противника, некоторые армии попали в окружение. Казалось бы, в таких обстоятельствах ни о чем другом, кроме обороны, и думать нельзя. А в действительности дело обстояло иначе: командиры боевых частей думали, оказывается, о грядущих днях, о «преследовании и уничтожении отходящего врага»!

озможно ли себе представить что-либо подобное при вторжении гитлеровцев в страны Западной Европы? Могли ли думать о наступлении и преследовании командиры и солдаты, скажем, в Бельгии или Франции?.. [7; 64-66]

От Советского Информбюро

Утреннее сообщение 30 июля

В течение ночи на 30 июля наши войска продолжали вести упорные бои с противником на Невельском, Смоленском и Житомирском направлениях.

Наша авиация во взаимодействии с наземными войсками наносила удары но мотомехчастям, пехоте и артиллерии противника.

* * *

В течение нескольких днсй враг яростно атаковал батальон старшего лейтенанта Смелова. Измотав силы противника, т. Смелов решил ответить немцам контратакой. Ночью бойцы батальона минировали один участок правого фланга. Утром фашисты при очередной попытке атаковать наш батальон попали на минированное поле. Взрывами мин было уничтожено 8 танков и поражено много немецких солдат. Не дав фашистам оправиться от удара, бойцы советского батальона атаковали врага с фланга и разгромили его. Захвачено 12 противотанковых орудий, 22 станковых пулемёта, много винтовок и боеприпасов.

* * *

Пять раз фашистские истребители нападали на зенитную батарею тов. Громова, но каждый раз отступали с потерями. Зенитчики, отражая атаки немцев, сбили три «Мессершмитта» и нескольким нанесли серьёзные повреждения.

* * *

Энская танковая часть совершила глубокий рейд во вражеский тыл. В одном из сёл танкисты обнаружили десятки фашистских автомашин и склады с боеприпасами. Подразделение лейтенанта Пирожкова на полном ходу ворвалось в село и гусеницами начало давить вражеские машины. Уничтожив 60 немецких автомобилей, танкисты подожгли артиллерийский склад и бензиновую цистерну. На обратном пути подразделение тов. Пирожкова внезапно ударило по немецкой автоколонне у села И. Колонна была рассеяна. Захвачена радиостанция, много мотоциклов, легковых и грузовых машин. Дороги в районе села усеяны сотнями трупов немецких солдат. Среди убитых командир 135 германск­го полка майор Брухно.

* * *

Партизанские отряды, действующие в тылу немецко-фашистских войск, переходят ко всё более смелым и крупным боевым выступлениям против врага. Отряд председателя колхоза т. Г., обнаружив в густом лесу замаскированную танковую колонну противника, поджёг лес вокруг колонны. Через несколько часов немцы оказались в огненном кольце. Много танков и машин сгорело. Литовский партизанский отряд под командой т. Ю. разбил фашистскую автоколонну с бензином в районе У. Разведчики партизанского отряда под командой т. П. сообщили регулярным частям Красной Армии о тщательно замаскированной авиабазе противника. На рассвете следующего дня три звена советских бомбардировщиков уничтожили 13 фашистских самолётов. В районе Н. партизаны напали на отступающие части противника. Минировав дамбу, проложенную через болото, и взорвав мосты, партизаны открыли непрерывный огонь по немецкой пехоте. Фашисты потеряли свыше 100 солдат убитыми и ранеными.

* * *

В связи с огромным количеством раненых, прибывающих в немецкие города с Восточного фронта, в Германии ощущается острый недостаток врачей и медицинских сестёр. Немецкое радио настойчиво призывает население отказываться от медицинской помощи ввиду недостатка больниц и врачебного персонала. Но, видимо, всё это не помогает. Десятки тысяч раненых солдат остаются без медицинской помощи. За последние дни германские власти в Югославии и Греции мобилизовали многих врачей и медицинских сестёр, насильно посадили их в поезда и увезли в Германию. В Афинах, Пирее, Белграде и Загребе немецкие солдаты жестоко избили десятки греческих и югославских врачей, отказавшихся ехать в фашистские лазареты.

Германское информационное бюро распространяет дикое измышление о том, что будто советские войска без «видимой причины» расстреливают немецких солдат и офицеров, сдающихся в плен.

Советское Информбюро опровергает это сообщение, как вымышленное от начала до конца.

* * *

Частями Красной Армии захвачены документы штаба 25 немецкого артиллерийского полка, среди которых особый интерес представляет «Секретный материал для осведомления офицеров и унтер-офицеров» № 76, разосланный отделом особого назначения генерального штаба главного командования сухопутной армии. Приводим несколько выдержек из указанного материала: «Под действием алкоголя один стрелок говорил в присутствии других следующее: «Я... стыжусь носить военный мундир и служить такому правительству, как гитлеровское».. Стрелок приговорён к смертной казни. Один стрелок в письмах писал о неудовлетворительном состоянии войсковой масти и недовольстве солдат. Он заявил: «Гитлеровская Германия должна подохнуть». Последствия — смертный приговор. Один канонир отлучился из своей части незадолго до введения последней в бой на фронте, пытаясь скрыться. Он был задержан. Последствия — смертный приговор. Один старший стрелок пять раз отлучался из своего отделения именно тогда, когда отделение начинало боевые действия. Он примыкал к тыловым частям и являлся обратно в своё отделение только тогда, когда бой кончался. Последствия — смертный приговор».

* * *

Трудящиеся советских городов и сёл используют богатейшие местные ресурсы для производства дополнительных продовольственных продуктов. В селе Троицком, Алтайского края, работники районного пищевого комбината оборудовали цех по переработке плодов и ягод. Правление артели «Красный пищевик» в Ташкенте организовало переработку плодов и овощей и даёт десятки тонн варенья, повидла, джема, томата-пюре, баклажанной икры и квашеной капусты. Экономно расходуя муку, артель ежедневно выпускает сверх плана сотни килограммов макарон, вермишели и других мучных изделий. 22 пищекомбината Калининской области успешно организовали лов рыбы в местных водоёмах. Хорошо организовали подсобное хозяйство работники машиностроительного завода «Знамя Октября». На свиноводческой ферме подсобного хозяйства завода откармливается 300 свиней. Заложены 25 грибниц. На кролиководческой ферме хозяйства около четырёх тысяч кроликов. Заводские столовые ежедневно получают свежие овощи с огородов своего хозяйства. Большая птицеводческая ферма открыта на фабрике «Красное знамя». Ферму обслуживают члены семей рабочих и служащих фабрики.

Вечернее сообщение 30 июля

В течение 30 июля наши войска продолжали вести бои с противником на Новоржевском, Невельском и особенно упорные на Смоленском и Житомирском направлениях.

На остальных направлениях и участках фронта крупных боевых действий не велось.

Наша авиация в тесном взаимодействии с наземными войсками продолжала наносить удары по танковым и пехотным частям противника, по его авиации на аэродромах, а также бомбардировала Плоешти и Сулин, в которых в результате бомбёжки возникли большие пожары.

29 июля наша авиация по неполным данным уничтожила 9 немецких самолётов. Наши потери — 5 самолётов.

* * *

Немецко-фашистские войска, действующие на Смоленском направлении, несут крупные потери людьми и вооружением. Несколько дней тому назад частями Красной Армии полностью разгромлен мотопехотный полк «Великая Германия», входивший в состав дивизии «СС». В боях с Красной Армией полк потерял более 2.000 солдат и офицеров убитыми и ранеными и несколько сот пленными, 30 лёгких пулемётов, 12 станковых пулемётов, 11 орудий различных калибров, 14 противотанковых орудий, много автомашин и боеприпасов. Следует отметить, что полк «Великая Германия» высоко ценил Гитлер. Полк сформирован в 1940 г. из бывшего берлинского караульного полка, охранявшего важнейшие правительственные учреждения Германии и фашистской партии. В полк отбирались люди ростом не ниже 170 сантиметров, политически «благонадёжные», проявившие себя как преданные фанатики фашизма.

* * *

После неудачного налёта на советский город Н. фашистские самолёты возвращались на свою базу. Воспользовавшись большой облачностью, с Энского аэродрома поднялось подразделение скоростных бомбардировщиков капитана Артамошкина и полетело вслед за фашистскими самолётами. Долетев до своей базы в глубоком тылу, немецкие самолёты пошли на посадку. В этот момепт на них посыпался град советских бомб. Все прилетевшие и находившиеся на аэродроме вражеские самолёты были уничтожены. По приблизительным подсчётам уничтожено не менее 15 самолётов. Взорваны также бензинохранилище и склад боеприпасов. Все советские самолёты вернулись на свою базу.

* * *

Мужественно и умело бьются с врагом бойцы и командиры Энского стрелкового полка под командованием полковника Лапшова. За месяц боёв доблестный полк уничтожил фашистский стрелковый полк, семь пехотных батальонов и одну пулемётную роту противника. В плен захвачены штабы двух румынских пехотных батальонов.

* * *

Четыре наших танка под командой лейтенанта Безрукова во время разведки глубокого тыла противника уничтожили немецкую автоколонну с горючим и боеприпасами в разгромили штаб фашистского соединения.

* * *

Военно-телефонная станция Энской частя подверглась нападению вражеских парашютистов. Предупредив соседние станции о направлении движения врага, связисты приняли бой с парашютистами. Бойцы-телефонисты и линейные надсмотрщики во главе с начальником станции старшим сержантом Голубевым гранатами и ручными пулемётами отразили нападение парашютистов. Во время боя станция не прекращала своей работы. С помощью подоспевшего кавалерийского взвода остатки немецкого отряда парашютистов были уничтожены. У диверсантов захвачено 4 пулемёта, 20 автоматических ружей и небольшая радиостанция.

* * *

Во время наступления в районе У. около совхоза «Выборы» фашисты под угрозой расстрела заставили женщин с детьми идти впереди наступающих немецких частей. Увидев это неслыханное злодеяние немцев, командир красноармейской части подполковник Старов немедленно прекратил фронтальный огонь и бросил на оба фланга наступающего противника танковые части. Танки разорвали вражескую колонну и отделили женщин и детей от немецких солдат. Разгромив по частям фашистскую колонну, бойцы Красной Армии освободили 65 женщин и 47 детей, захваченных немцами. Не удалось спасти 15 женщин и детей. Они были найдены на поле с глубокими штыковыми ранами в спину и затылок. Спасённая красноармейцами работница совхоза Анна Сапронова рассказала: «Мы выехали ночью с детьми на подводах, чтобы уйти от фашистов. Но фашисты настигли нас на автомашинах и погнали обратно. Два дня они издевались над нами. Сегодня нас всех согнали, выстроили и велели идти вперёд. Спасибо вам, дорогие братья-красноармейцы, за то, что вы спасли нас и расправились с этими извергами».

* * *

Голод захватывает всё новые и новые районы Финляндии. Рабочие бумажных фабрик в районе Куопио уже давно не получают хлеба по карточкам. В особенности тяжело положение семей рабочих, мобилизованных в армию.

На днях покончила жизнь самоубийством семья рабочего Руоколайнен. В магазинах при фабриках нет никаких продуктов. Узнав о том, что на продовольственный склад прибыли товары для фабричной администрации и главарей местной шюцкоровской организации, голодная толпа разгромила склад и растащила продукты. Вызванные для подавления беспорядков шюцкоровцы и полицейские убили шестерых мужчин и женщин и тяжело ранили нескольких детей. Арестовано 35 рабочих.

* * *

Строжайше экономят сырьё, топливо и электроэнергию трудящиеся нашей страны, сберегая для фронта многие тысячи литров горючего, сотни тонн угля и металла. Образцы бережного отношения к топливу и материалам показывают рабочие первого мартеновского цеха металлургического завода имени Андреева. Сталевары т.т. Погорелов и Науменко экономят по 30-35 килограммов мазута на каждой тонне выплавленного металла. Только за один день сталевар т. Зайцев сэкономил тонну мазута. Рабочие автоматного цеха завода «Красная Этна» предложили изменить размер одной заготовки, что вдвое уменьшило отходы металла. Коллектив мартеновского цеха металлургического завода «Красный Октябрь» за один месяц сберёг 1.723 тонны чугуна. На заводе имени Молотова в цехе, где начальником т. Струнников, в июле сэкономлено на 87 тысяч рублей смазочных материалов. Вагонники Северо-Донецкой дороги восстановили 3.275 старых букс и буксовых крышек, собрата 1.076 килограммов баббита. Машинисты Горьковской железной дороги тт. Грошев, Горячев и Лопатин сэкономили в июле более трёх тонн топлива. На участке «Рубежний» шахты имени Сталина в июле за короткое время достигнуто 40 процентов экономии лесоматериалов. Коллективы передовых ивановских фабрик — Большой Ивановской мануфактуры, Сосневской отделочной и фабрики имени рабочего Фёдора Зиновьева — в последнее время снизили на 38-40 процентов норму расхода каустика на отделку хлопчатобумажных тканей. [21; 95-97]