16

1 июля 1941 года - 10 день войны

 СНК СССР принял Постановление «О расширении прав народных комиссаров СССР в условиях военного времени». Права народных комиссаров СССР на время войны были расширены в целях обеспечения своевременного и быстрого решения оперативных вопросов, связанных с выполнением в условиях военного времени возложенных на народные комиссариаты СССР задач, и в первую очередь выполнением планов производства и строительства. [3; 19]

 Ставка Главного Командования решила включить войска Группы армий резерва Ставки в состав Западного фронта. Народный Комиссар Обороны СССР Маршал Советского Союза С.К. Тимошенко был назначен командующим войсками фронта. [3; 19]

 Начались бои советских войск на кандалакшском направлении с перешедшими в наступление 36-м немецким армейским корпусом и 6-й финской дивизией. [3; 19]

 Советские войска вели бои в районе Риги. Противнику удалось захватить мосты через р. Западная Двина в Риге. Отходящие советские войска были вынуждены переправиться на северный берег реки на участке между Ригой и Крустпилсом в условиях угрозы обоим флангам как на южном, так и на северном берегу р. Западная Двина. [3; 19]

 Начались бои войск Южного фронта против войск противника, перешедших в наступление с территории Румынии. [3; 19]

 Бюро ЦК КП(б) Белоруссии утвердило директиву № 2 «О развертывании партизанской войны в тылу врага». В директиве указывалось, что в районах и селах создаются подпольные партийные и комсомольские ячейки, главной задачей которых является мобилизация народа на беспощадную борьбу с врагом. Для этой цели все коммунисты и комсомольцы, способные носить оружие, остаются на территории, занятой врагом. [3; 19-20]

 На совещании в штабе Западного фронта с участием К.Е. Ворошилова и Б.М. Шапошникова принят план обороны г. Могилева. [1; 47]

 Опубликовано сообщение о том, что план сева яровых по стране выполнен на 99%, засеяно 92 801 тыс. га. [3; 20]

 Немецкие войска оккупировали во Львовской области г. Бобрка, Борислав, Дрогобыч, Жидачов, Золочев, Николаев, Сколе, Стрый; в Латвии - г. Рига, Айзпуте, Варакляны, Кулдига, Огре, Пилтене, Прейли, Яунелгава. [1; 47]


Из Обращения Тунисской Коммунистической партии с призывом поддержать Советский Союз в борьбе против фашистской Германии

1 июля 1941 г.

Трудящиеся Туниса!

Гитлер бросил дикие орды на Советский Союз. Его холуй Муссолини, армия которого понесла ощутимые потери из-за отказа итальянских солдат воевать на стороне угнетателя, с поспешным раболепством присоединился к новой агрессии Гитлера.

Гитлеровским свиньям не удастся своим грязным рылом опустошить страну победившего социализма.

Они будут раздавлены.

Гитлер — кровожадное чудовище, втянувшее свой народ и несчастный итальянский народ в бедственную войну.

Гитлер — это кровавый палач, он поработил и довел до обнищания народы Франции, Польши, Чехословакии, Дании, Норвегии, Бельгии, Голландии, Югославии, Греции.

Гитлер — это убийца, угнетающий трудящихся, расстреливающий рабочих-активистов и ставящий вне закона евреев всюду, где он устанавливает свое господство.

Гитлер, опьяненный своими успехами, намеревался поработить и народы Советского Союза.

Гитлер будет разгромлен!..

Победа Советского Союза освободит Францию и другие страны, порабощенные Гитлером, эта победа принесет независимость и свободу, позволит всему человечеству в мирное время восстановить хозяйство, разрушенное Гитлером и его вассалами.

Гитлер будет разгромлен, так как Красная Армия, считающаяся по праву сильнейшей армией, оснащенная первоклассным оружием, завоевала любовь трудящихся всего мира, так как Красная Армия, армия рабочих и крестьян, защищая свою Родину, избавляет народы всего мира от фашистского варварства. Борьба предстоит жестокая и трудная, но Гитлер будет разгромлен!

Тунисцы!

Французы и итальянцы Туниса!

Гитлер объявил крестовый поход против большевизма. В действительности это война за хлеб Украины и нефть Кавказа, которые позволят Гитлеру продолжать захватническую опустошительную и гибельную войну против всего человечества.

Всем нам угрожает кровавое безумие этого чудовища, стремящегося навязать свое господство всему миру. Все мы должны поддерживать Советский Союз, так как дело Советского Союза — это дело всего человечества.

Не будет мира,

Не будет свободы,

Не будет благополучия,

Не будет счастья на земле

до тех пор, пока не будет разгромлен лютый враг.

И единственная сила, которая может уничтожить его, — это Советский Союз. Открыто выражайте свое сочувствие делу Советского Союза, которое является нашим собственным делом. Выражайте вашу ненависть к фашистскому варварству. Всеобщим презрением изолируйте горстку презренных людей, ставших пособниками агрессии! [6; 19-20]


Хроника событий в Ленинграде

Финские войска предприняли попытку прорваться к западному побережью Ладожского озера. Наши 7-я 23-я армии ведут упорные бои.

Сложная обстановка военного времени потребовала изменить привычный порядок работы партийных и советских органов. Нужна была большая оперативность, и во имя этого пришлось поступиться некоторыми общепринятыми формами управления. 1 июля совместным решением бюро обкома и горкома партии была создана Комиссия по вопросам обороны Ленинграда. Ей предоставлено право принимать решения от имени обкома и горкома партии, а в нужных случаях и от имени исполкомов Ленинградского областного и Ленинградского городского Советов депутатов трудящихся.

Председателем комиссии утвержден секретарь ЦК ВКП(б), секретарь Ленинградского обкома и горкома партии А.А. Жданов, его заместителем — секретарь горкома А.А. Кузнецов. В состав комиссии вошли секретарь обкома Т.Ф. Штыков, председатель облисполкома Н.В. Соловьев и председатель горисполкома П.С. Попков.

Ленинграду приходится расставаться с тем, что всегда было его гордостью, — сокровищами Эрмитажа и Русского музея. Утром 1 июля под надежной охраной на восток ушел эшелон, состоящий из 27 пульмановских вагонов. Эшелон увез часть экспонатов Эрмитажа. Самые ценные из них были помещены в бронированный вагон.

В это же утро машины начали перевозить на вокзал экспонаты Русского музея, в том числе всемирно известные картины Брюллова, Айвазовского, Репина, Сурикова, Шишкина. Левитана, Врубеля, Серова... [5; 17-18] 


Воспоминания Давида Иосифовича Ортенберга, ответственного редактора газеты "Красная звезда"

С этого номера я официально вступил в должность главного, или, как тогда говорилось и писалось, ответственного редактора «Красной звезды».

Сменил я корпусного комиссара Владимира Николаевича Богаткина — милого, доброго, умного человека, с большим опытом практической работы в войсках, но, к сожалению, совершенно не искушенного в журналистике и тяготившегося своей редакторской должностью. Он оказался на ней по капризной воле случая.

В сентябре сорокового года, когда в «Красной звезде» открылась вакансия ответственного редактора, на эту должность, как бывало уже в прошлом, намеревались послать заместителя начальника Политуправления РККА. Этот пост занимал тогда Федор Федотович Кузнецов. Но он, как говорится, отбивался руками и ногами, мотивируя отказ тем, что недавно пришел в армию, в печати никогда не работал, за всю свою жизнь ни одной статьи не написал и не отредактировал. Тогда ему сказали:

— Предложите другую кандидатуру.

Кузнецов назвал Богаткина — члена Военного совета Московского военного округа: Богаткин, мол, часто печатается в «Красной звезде».

Да, действительно в нашей газете было напечатано несколько статей за подписью Владимира Николаевича. Только, строго говоря, во всех таких случаях он являлся не автором, а лишь соавтором: статьи писались журналистами на основе бесед с ним.

Едва ли Богаткин умолчал об этом при назначении его редактором «Красной звезды». Доподлинно знаю, что он тоже всячески «отбивался». Но так или иначе назначение состоялось. А в порядке компромисса за ним оставили и прежний пост — члена Военного совета округа. Таким образом, Владимир Николаевич имел основание считать свою работу в газете совместительством, не очень-то стремился постигнуть ее специфику и, когда началась война, стал упорно добиваться отправки на фронт.

Не забуду одну сценку у Мехлиса. В первые дни войны Лев Захарович — стародавний редактор «Правды» — очень много занимался «Красной звездой». Перед подписанием полос в печать непременно сам прочитывал их, вычеркивал целые абзацы, делал вставки, порой менял заголовки.

И вот, как обычно, Богаткин и я являемся к Мехлису с влажными еще оттисками газетных полос поздно вечером 29 июня. Окинув критическим взглядом первую полосу, он повернулся к Богаткину, жестким голосом спросил:

— Что у вас за «Шпигель»?

Богаткин покраснел, замялся:

— А где «Шпигель», товарищ армейский комиссар?..

Мехлис прямо-таки вскипел:

— Как? Вы восемь месяцев редактируете газету и до сих пор не знаете, где «Шпигель»?

Перечеркнув старый текст в Шпигеле, начальник ГлавПУРа потребовал:

— Пишите другой.

А сутки спустя, 30 июня, когда мы опять принесли начальнику ГлавПУРа готовые полосы «Красной звезды», он, еще не прикоснувшись к ним, объявил:

— Вот что, товарищ Богаткин, вы назначены членом Военного совета Северо-Западного фронта — Сталин дал согласие. А вы,— кивок в мою сторону,— утверждены в должности редактора «Красной звезды»...

Откровенно скажу, я не очень обрадовался. Думалось, что новая должность будет держать меня вдалеке от боевой жизни войск. То ли дело на Халхин-Голе и под Ухтой — во фронтовых газетах. Их редакции находились в десятке километров от передовых позиций, а то и ближе. «Смотаться» в войска нетрудно было в любое время. Я не представлял себе, как можно без этого вести военную газету.

Мехлис, шагая по кабинету, долго объяснял мне, что и как надо делать. А я не удержался — стал упрашивать его послать меня в действующую армию. Он вначале терпеливо слушал мои доводы, а потом рассердился:

— Решение о вашем назначении принято Сталиным. Был при том и Жуков. Он тоже поддержал вашу кандидатуру. Я говорить со Сталиным на эту тему больше не буду. Пишите ему, если хотите, сами.

На такой шаг я не отважился.

 

В сообщениях Совинформбюро появились новые направления — минское, луцкое, новгород-волынское, шепетовское, барановическое.

Тревожная картина. Что сказать читателю по этому поводу? Как объяснить происходящее?

Дождались вечерней сводки Совинформбюро. В ней краткие итоги за первые восемь дней войны с таким важным выводом: «Молниеносная победа, на которую рассчитывало немецкое командование, провалилась».

Решение пришло сразу — дать на эту тему передовую статью. Она весьма характерна — вполне отражает дух времени, накал страстей, и читатель, думаю, не посетует, если я приведу несколько длинную выдержку из нее:

«Гитлер и его свора рассчитывали на быструю, молниеносную победу. Их цель состояла в том, чтобы в несколько дней сорвать развертывание наших войск и молниеносным ударом в недельный срок занять Киев и Смоленск. В недельный срок! Чванливая фашистская военщина уподобилась той анекдотичной свинье, которая уверяла всех и каждого в своем свинарнике, что она может проглотить льва! Опьяненные легкими победами над плохо вооруженными и не подготовленными к войне малыми государствами Европы, фашистские вояки полагали, что они пожнут лавры также и в «походе на Восток». Более того, их продажная печать, их радио поспешили объявить на весь мир, что они уже победили...

С каждым часом рассеивается эта липкая фашистская пелена...

Правда состоит в том, что гитлеровская «молниеносная война» терпит крах...

Правда состоит в том, что цель германского командования — сорвать развертывание наших главных сил — не была достигнута, благодаря решительному отпору... К полю сражений подходят наши могучие полки...

Правда состоит в том, что уже за первые 7-8 дней фашистская армия понесла крупный урон...

Правда, наконец, состоит в том, что призрак победы, которая казалась Гитлеру и его генералам столь реальной и быстрой, растаял в пороховом дыму и в пламени, пожирающем их лучшие мотомехсоединения, отборные корпуса...

Гитлер навязал нашей стране эту войну. Он ее начал. Но не он ее закончит».

 

В разгар работы над номером газеты зашел ко мне поэт Семен Кирсанов. Несколько дней назад он был призван в кадры Красной Армии и зачислен корреспондентом «Красной звезды». С того часа Кирсанов ежедневно являлся в редакцию и с поразительной оперативностью «выдавал» нужные стихи. Обычно он буквально врывался ко мне и, не спрашивая, могу ли я слушать сейчас очередное его сочинение, начинал декламировать. Декламировал он на редкость темпераментно, и однажды я «попался» на этом.

Поэт в тот раз только что вернулся с Северо-Западного фронта, явился в редакцию во всей боевой «красе»: в каске, в запыленных сапогах, при полевой сумке и пистолете. Не успев даже поздороваться со мной, с порога стал читать новые свои стихи. Закончив чтение, спросил по обыкновению:

— Ну, как?

— Отлично,— ответил я.— Будем печатать.

А когда Кирсанов ушел и я сам стал перечитывать оставленные им листки, меня постигло разочарование: стихотворный текст был не так хорош, как показался мне на слух. Пригласил наших редакционных знатоков поэзии. Все они единодушно сошлись на том, что стихи, мягко говоря, не удались, печатать их нельзя.

Трудным было последовавшее за тем объяснение с автором. С тех пор я взял за правило: внимательно прослушав стихи, непременно просить автора дать мне возможность самому вчитаться в текст — «попробовать на зубок»...

Но вернусь к моей встрече с Кирсановым вечером 30 июня. Я ознакомил его с последней сводкой Совинформбюро, обратил внимание на гитлеровскую брехню об их потерях.

— Сможете откликнуться стихами?

— Попробую,— ответил поэт.— Только для этого мне нужно хотя бы два часа.

Получив мое согласие, он забрался в одну из свободных редакционных комнат, и вскоре оттуда по всему коридору загремел его зычный голос: так Кирсанов сочинял стихи. В полночь поэт принес мне свое сочинение.

Мы напечатали его под заголовком «Насчет подсчета». Вот несколько строф из этого стихотворения:

Осоловелый глаз прищурив, 
сел считать со свитой фюрер, 
чтоб послать по радио 
что-нибудь парадное.

Посмотрел насчет потерь, 
подсчитал — и пропотел!

На бумагу смотрит кисло: 
мол, откуда эти числа? 
— Шнель, открыть мое бюро. 
Шнель, подать мое перо!

Сеет фюрер нечистоты 
ложью и подчистками. 
Наши бомбы сводят счеты 
с гадами фашистскими!

Бой идет одну неделю, 
час настанет — все сочтем, 
и фашистов
                так разделим 
что и корень
                 извлечем!

Стихотворные строки удачно состыковались и с передовой, и с сообщениями наших фронтовых корреспондентов, заверстанными на вторую полосу газеты. О содержании корреспонденций достаточно ясно говорят их заголовки: «Разгром танковой колонны неприятеля», «Истребитель Тирошкин сбил четыре самолета», «Части командира Егорова захватили 500 пленных», «Фашисты не выдержали штыкового удара»... [7; 18-21]

От Советского Информбюро

Дневное сообщение 1 июля

В течение ночи на 1 июля продолжались бои на Мурманском, Двинском, Бобруйском и Луцком направлениях.

На остальных направлениях фронта происходили ночные поиски разведчиков и перестрелка.

На Мурманском направлении противнику удалось несколько потеснить наши части, но дальнейшее его продвижение задержано, и под ударами наших наземных войск и авиации противник несёт потери.

На Двинском направлении противник выдвигал свежие подвижные войска, по которым наша авиация нанесла ряд мощных ударов с воздуха.

На Минском и Бобруйском направлениях всю ночь наши войска вели бои с подвижными частями противника, противодействуя их попыткам прорваться на восток. В бою участвовали пехота, артиллерия, танки и авиация.

На Луцком направлении, в районе Ровно, наши войска остановили продвижение танковых соединений противника на восток. В результате контратак наших танковых частей противник несёт значительные потери.

На остальных направлениях фронта наши войска продолжают удерживать госграницу, отбивая многочисленные атаки противника.

Наша авиация наносила мощные удары по танковым и моторизованным войскам противника на Двинском, Слуцком и Луцком направлениях.

Результаты действий авиации уточняются.

* * *

N эскадрилья получила задание уничтожить группу фашистских танков у местечка З. Танки шли вдоль реки. Первыми на вражеские танки упали бомбы с самолёта старшего лейтенанта Михайлова. Дружным налётом эскадрильи колонна танков была превращена в груду металла. В этот день эскадрилья уничтожила 27 танков.

* * *

Многие захваченные в плен немцы, а также солдаты-перебежчики, говорят, что все они чрезвычайно устали от войны и воюют по принуждению. «Угроза расстрела — вот что гонит нас на войну, — заявил Иоган В. — Германский народ устал от войн, голода и страданий. Он не хотел и не хочет войны против Советской России».

* * *

Советские патриоты отдают все силы для быстрейшего выполнения заказов фронта. Токарь расточник одного из московских заводов тов. Забузов получил ответственное задание — срочно изготовить 100 цилиндров. На это требовалось по норме около 500 рабочих часов. Тов. Забузов, работая одновременно на двух станках, в течение пяти дней не уходил с завода, пока не выполнил задания. Качество работы отличное.

* * *

Рота лейтенанта Пасынкова была атакована у высоты Н. превосходящими силами противника. Немецкие солдаты окружили роту. Стремительной контратакой фашисты были смяты и обращены в бегство. Тогда враг пустился на хитрость: в старом сарае была оставлена большая засада. Но бойцы во главе с командиром взвода Самохиным окружили сарай. Меткие гранатомётчики покончили с укрывшимся в засаде врагом.

* * *

28 июня самолёт N эскадрильи вылетел в разведку. Идя на бреющем полёте, самолёт неожиданно встретился с фашистским бомбардировщиком «ДО-17», шедшим также бреющим полётом. Командир самолёта старший лейтенант Лобанов короткой очередью сбил вражеский бомбардировщик. Фашистский самолёт камнем упал на землю, не успев произвести ни одного выстрела. Продолжая полёт, экипаж обстрелял и обратил в бегство ещё один самолёт противника, рассеял скопление пехоты и машин и, добыв ряд ценных разведывательных данных, благополучно приземлился на своём аэродроме.

* * *

На одном из озёр Карело-Финской ССР противник высадил с гидросамолёта десант численностью около 40 человек. Диверсионная группа полностью уничтожена нашими пограничниками.

* * *

Шахтёр Мерзляков, работающий на угольных копях в Красноярском крае, ушёл в ряды Красной Армии. Его жена решила заменить мужа в шахте. С первых же дней тов. Мерзляков выполняет нормы выработки на 150 проц. Десятки жён шахтёров, ушедших на фронт, встали на места мужей. Все они перевыполняют план добычи угля.

* * *

Со всех концов земного шара идёт нескончаемый поток приветствий советскому народу. Лучшие люди науки, искусства и литературы, всё передовое человечество выражают восхищение мужеством и единением советского народа, поднявшегося па Великую Отечественную войну против фашистских захватчиков. В советское посольство в Лондоне поступают бесчисленные письма, резолюции и телеграммы, выражающие уверенность в победе Советского Союза над фашистским агрессором. В резолюции, принятой массовым митингом в английском городе Ферндейл, говорится: «Мы приветствуем действия советского правительства и желаем, чтобы фашисты были стёрты с лица земли». Лондонское отделение Чешского общества друзей СССР в своём письме заявляет: «Враг силён, но нет сомнений в вашей победе. Мы верим в великие традиции Красной Армии и убеждены в том, что она приумножит славу Суворова. Сердца чехословаков полны восхищения перед Красной Армией. Мы гордимся своей дружбой с русским народом и посылаем ему наши пожелания победы». В США состоялись многочисленные митинги и демонстрации солидарности с Советским Союзом.

Вечернее сообщение 1 июля

Днём 1 июля наши войска вели упорные бои на Мурманском, Кексгольмском, Двинском, Минском и Луцком направлениях. На остальных направлениях и участках фронта наши войска удерживали госграницу и вели борьбу с противником, пытавшимся её нарушить.

На Мурманском направлении наши войска ожесточёнными боями задерживают продвижение превосходящих сил противника.

На Кексгольмском направлении противник в нескольких местах перешёл в наступление и пытался углубиться в нашу территорию. Решительными контрударами наших войск атаки противника были отбиты с большими для него потерями.

На Двинском направлении наши части ведут упорные бои с танками и пехотой противника, противодействуя его попыткам прорваться к переправам на р. Зап. Двина.

На Минском направлении продолжаются бои с подвижными частями противника. Наши войска, широко применяя заграждения и контрудары, задерживают продвижение танковых частей противника и наносят ему значительное поражение.

На Луцком направлении наши войска остановили наступление крупных соединений противника. В многодневных боях на этом направлении противник понёс большие потери в людском составе и материальной части.

Осуществляя планомерный отход, согласно приказу наши войска оставили Львов.

После уточнения данных о действиях нашей авиации установлено, что 30 июня сбито 56 немецких самолётов, из них 50 в воздушных боях. Наши потери — 17 самолётов.

* * *

В боях с коварным врагом нашей родины героические советские танкисты, артиллеристы и пехотинцы, преодолевая многочисленные трудности, самоотверженно борются за каждую пядь родной земли. Части N соединения, атакованные превосходящими силами противника, целый день сдерживали натиск вооружённого до зубов врага. Фашисты несколько раз бросались в атаку, но каждый раз отбрасывались на исходные позиции. За один день немцы потеряли 50 танков. Бойцы N стрелкового подразделения уничтожили 6 вражеских танков. Противотанковая батарея, которой командует тов. Утешин, в одном бою расстреляла 8 танков врага.

* * *

На одном из участков Карельского перешейка батальон белофиннов перешёл нашу границу. Стрелковый батальон N полка вступил в бой с врагом и заставил его отступить. Враг потерял 3 танка и до 100 человек убитыми и ранеными. Бойцы батальона захватили 5 пленных, оказавшихся в нетрезвом состоянии.

* * *

Советские лётчики в борьбе с противником проявляют смелость и инициативу, свойственные нашему народу. Командир подразделения пикирующих бомбардировщиков капитан Воронин обнаружил, расположившуюся у опушки леса, танковую колонну противника. Самолёты развернулись для нападения. Но в этот момент из-за облаков вынырнула группа германских истребителей — «мессершмиттов». Советские лётчики вступили в одновременный бой с наземным и воздушным противником. Нанося удары немецким истребителям, бомбардировщики переходили в пикирование и засыпали бомбами вражеские танки. Танковая колонна противника была рассеяна. На поле сражения остались десятки изуродованных немецких машин. Недобитые танки преследовались скоростными бомбардировщиками. Советская авиация не потеряла ни одной машины.

* * *

Германское информационное бюро распространяет лживые сообщения о том, что при обстреле железнодорожного состава советские пилоты якобы применяли разрывные пули «дум-дум». Очевидно, это провокационное сообщение имеет целью скрыть свои собственные замыслы и замести следы.

Германское информационное бюро распространяет бредовое измышление о том, будто бы во время воздушных боёв советские бомбардировщики имели германские опознавательные знаки. Это — очередная фальшивка германской пропаганды.

* * *

Все попытки румыно-немецких войск проникнуть на территорию Бессарабии неизменно разбиваются о мужество и силу наших бойцов. Румынские холопы Гитлера, опьянённые хвастливой пропагандой фашистов, надеялись «молниеносно» пройти за немецкими войсками по Бессарабии. Но одураченные Гитлером румынские генералы жестоко просчитались. Немецкие офицеры насильно гонят румын впереди своих частей на верную смерть. Деморализованным румынским солдатам фашисты угрожают пулемётным огнём в спину. Вслед за наступающими румынскими подразделениями движутся немецкие пулемётчики.

* * *

Самоотверженной работой на полях, отличной уборкой урожая и досрочным выполнением обязательств перед государством колхозное крестьянство помогает Красной Армии громить фашистские полчища. В Курманской МТС Крымской АССР на уборке урожая бесперебойно работают все комбайны и лобогрейки. Комбайнеров, ушедших в армию, заменили женщины. Колхозницы артели «Колос», Чкаловского района, Чкаловской области, заменившие ушедших на фронт трактористов, перевыполняют нормы работы.

Стахановец киевского завода «Красный экскаватор» тов. Бондарь обязался ежедневно выполнять свою норму и норму товарища, призванного в Красную Армию. В первый же день тов. Бондарь выполнил сменное задание на 555 проц., на следующий день — на 600 проц. Горняки железорудной шахты имени Ильича (Кривой Рог) досрочно выполнили семимесячный план добычи руды. Бурщик Алексей Семиволос даёт ежедневно по пять — шесть норм. [21; 15-17]