16

29 августа 1941 года - 69 день войны

Постановление Государственного Комитета Обороны о расформировании Главнокомандования Северо-Западного направления. [3; 57]

 Советские войска отражали атаки противника в районе Колпино, где враг был остановлен упорной обороной войск 55-й армии, занимавших Слуцко-Колпинский укрепленный район. [3; 57]

 Главные силы 22-й армии Западного фронта после тяжелых боев вышли из окружения в районе Великих Лук и начали отход в район Андреаполя. [3; 57]

 Орловский областной комитет ВКП(б) направил всем районным и городским комитетам ВКП(б) области директивное письмо с предложением приступить к формированию партизанских отрядов. В партизанские отряды было зачислено 4386 человек, из которых сформировано 72 партизанских отряда. [3; 57]

 Опубликовано сообщение о том, что трудящиеся Казахстана передали в фонд обороны страны около 19 млн. рублей деньгами, облигациями и драгоценностями. [3; 57]

 Немецкие войска оккупировали г. Берислав Херсонской области; г. Торопец Калининской области. [1; 67]


Хроника событий в Ленинграде

Ночью у Ям-Ижоры, от которой до Колпина всего несколько километров, появились гитлеровцы. Пулеметная рота и рота бронемашин добровольческого батальона ижорцев, которым командовал инженер Г.В. Водопьянов, сразу же заняли позиции на южной окраине 3-й Колпинской колонии. Сюда же выступил еще один добровольческий отряд, возглавляемый председателем Колпинского райисполкома А.В. Анисимовым.

Утром началась перестрелка. Подав под огонь наших бронемашин, гитлеровцы поспешили укрыться. Потом они еще несколько раз пытались прорвать нашу оборону, но это им не удалось. Видимо, в Ям-Ижоре находилась только вражеская разведка. В ожидании подхода основных сил она на время притихла. Воспользовавшись этим, колпинцы спешно укрепляли свои позиции.

Вечером по призыву райкома партии на Ижорском заводе начали формироваться новые подразделения. Прямо из цехов сталевары и прокатчики шли получать оружие и отправлялись на позиции. [В сентябре 1941 года все добровольческие подразделения завода были сведены в единый Ижорский батальон, который насчитывал 1100 человек Среди них было 340 коммунистов и комсомольцев - прим. автора.] Воевать уходили семьями. В строй добровольцев встали три брата Матвеевы, братья Жигель, Рыбаковы. Ижорцы Крутошинский и Александров ушли воевать вместе с сыновьями.

Передовые подразделения врага уже проскочили к Ям-Ижоре, но в то же время в районе Тосна продолжаются бои с его основными силами. Командир 168-й стрелковой дивизии полковник Бондарев получил приказ бросить в этот район один из полков. Бондаревская дивизия — из числа дивизий, в свое время оказавшихся в окружении севернее Ленинграда. 45 дней она вела тяжелые арьергардные бои в Карелии. Даже оказавшись прижатой к Ладожскому озеру, она, как и 142-я и 198-я стрелковые дивизии, продолжала сражаться. 168-я сохранила свои полки, в том числе два артиллерийских (пушечный и гаубичный), и с помощью моряков Ладожской военной флотилии была переброшена под Шлиссельбург, затем передислоцировалась еще ближе к Ленинграду. И вот снова вступала в бой.

На рассвете 402-й стрелковый полк этой дивизии завязал с фашистами встречный бой. Но другие части врага успели уже выйти к Красному Бору, то есть километров на двадцать ближе к Ленинграду. Бондаревцы, научившиеся сражаться в любых условиях, не побоялись окружения. 2-й батальон 260-го стрелкового полка во главе с капитаном А.Е. Богдановым завязал бой с передовыми подразделениями врага в районе Красного Бора. А в это время два батальона 402-го стрелкового полка, взаимодействуя с танками и бронемашинами, разгромили неподалеку от Тосна большую часть одного из полков 121-й немецкой пехотной дивизии. Были захвачены пленные, полковое знамя, 46 орудий, 56 пулеметов, 1500 автоматов.

Семь летчиков 191-го авиаполка во главе с капитаном Виктором Лазаревым вступили сегодня в бой с 70 вражескими бомбардировщиками. Атака была настолько внезапной, а удары настолько точными, что, несмотря на десятикратное превосходство противника, наши летчики сбили 14 его самолетов, не потеряв ни одного своего. Младший лейтенант Егор Новиков не вышел из боя даже после того, как был ранен в правую руку.

В Кронштадт начали прибывать корабли, покинувшие 28 августа Таллин. Переход был невероятно тяжелым. Суда подвергались ожесточенным атакам с воздуха, их подстерегали мины. 34 транспорта, главным образом малотоннажных, погибло. И что еще тяжелее — погибло 10 тысяч человек. Но из более чем 100 боевых кораблей на минах подорвалось лишь несколько. Врагу не удалось осуществить свое намерение уничтожить наш Балтийский флот.

29 августа из Ленинграда ушли последние железнодорожные эшелоны. Это были два эвакопоезда. Выйдя рано утром, они успели проскочить уже разбитую бомбами станции Мгу.

С научно-испытательного морского артиллерийского полигона открыло огонь по врагу опытное орудие калибра 406 миллиметров. Дальность стрельбы его превышает 45 километров. Это была та самая «пробная стрельба», о которой еще 22 августа через газету довел «до всеобщего сведения» комендант гарнизона города Ленинграда. Учитывая необычную силу выстрела этого мощного орудия и то, что траектория полета его огромных снарядов проходила над городом, решено было заранее предупредить об этом ленинградцев.

Государственный Комитет Обороны принял постановление расформировать Главнокомандование Северо-Западного направления. В создавшихся условиях необходимость в нем отпала. [5; 47-48]

От Советского Информбюро

Утреннее сообщение 29 августа

В течение ночи 29 августа наши войска вели бои с противником на всем фронте.

* * *

Против части полковника Матвеева, оборонявшей Энский участок фронта на Западном направлении, немцы бросили 25 средних и тяжёлых танков. При подходе к нашему краю обороны 7 фашистских танков были расстреляны артиллерийским огнём. Остальным танкам удалось проникнуть в глубину обороны, но следовавшие за ними мотопехота и около 100 мотоциклистов были отрезаны. В результате кровопролитного боя на этом участке противник оставил на поле до 700 убитых и раненых.

Ночью и на рассвете следующего дня немецкие танки, прорвавшиеся в наш тыл, попали под огонь нашей артиллерии и авиации. Все фашистские машины были уничтожены. Не получая известий о судьбе своей танковой колонны, немцы бросили в атаку ещё 15 машин. Их встретили советские танкисты. Советские тяжёлые танки смяли фашистские машины. Потеряв за два дня 40 танков, свыше 900 солдат и офицеров, большое количество разного оружия, немцы прекратили наступление.

* * *

Образцы самоотверженного выполнения своего воинского долга показывают бойцы и командиры всех родов связи на полях Отечественной войны. В труднейших условиях, под огнём противника, связисты обеспечивают непрерывную связь частей Красной Армии.

На красноармейца Мединского, занятого наводкой телефонной линии, напало семь немцев. Отважный боец уложил меткими выстрелами из винтовки четырёх фашистов, обратил в бегство остальных и проложил линию связи. Красноармеец Галиаскаров под пулями белофинских снайперов прополз свыше 600 метров по открытой поляне и восстановил прерванную в нескольких местах связь.

Четверо связистов во главе с младшим сержантом Скрынниковым смело вступили в бой с десятью немцами, напавшими на одну из наших полевых радиостанции. Штыками и гранатами связисты уничтожили девять фашистов, а десятого взяли в плен. Проверяя линию связи, боец Строганов обнаружил фашистского лазутчика, подслушивающего разговор между нашими командными пунктами. Подкравшись к фашисту, смелый связист внезапно напал на него, обезоружил и взял в плен.

* * *

Лётчики авиасоединения полковника Туркеля за 50 дней Отечественной войны уничтожили в воздушных боях и на земле 52 самолёта противника. 35 командиров и политработников соединения, отличившихся в боях, награждены орденами Союза ССР.

* * *

В упорных боях под городом К. часть подполковника Попова разгромила 530 немецкий пехотный полк. Перед боем немцы закрепились у села Г. Глубокие овраги на окраине села фашисты использовали для укрытия и установили в них тяжёлые миномётные батареи. Немцы считали свои позиции неприступными. Но бойцы части подполковника Попова выбили немецкий полк из села Г. и превратили овраги в могилы для фашистских солдат. Рано утрам батальоны части тов. Попова двинулись на немецкие позиции. Фашисты открыли сильный заградительный огонь из миномётов и орудий. Первой линией обороны немецкого полка была железнодорожный насыпь, пересекавшая степь. Под ожесточённым огнём красноармейцы пошли в атаку. На левом фланге бойцов вёл комиссар полка тов. Дегтяренко. Насыпь была занята. Командир батареи тов. Абакумов и политрук тов. Бражук выкатили на линию огня свои орудия и начали расстреливать врага прямой наводкой. С открытых позиций они били по немецким артиллеристам бризантными снарядами, а шрапнелью обстреливали пехоту противника. Немцы отступили. В боях у села фашисты потеряли несколько сот убитыми. По показаниям пленных, в ротах 530 германского полка осталось не более чем по 40-45 солдат.

* * *

Мужественно работают красноармейцы-санитары. Они спасают жизнь раненым бойцам, командирам и политработникам, вынося их под огнём противника с поля боя. Санитар Рыбников вынес восемь раненых бойцов и их оружие. Санитар Бондаренко спас жизнь тяжело раненному политруку тов. Прохорову, разыскал девять пулемётчиков, раненных при форсировании реки Н., и, несмотря на большое расстояние, доставил их на медицинский пункт.

* * *

На одном из участков Северного фронта танковая часть Героя Советского Союза полковника Погодина за 6 дней боёв уничтожила 100 немецких танков и 11 противотанковых орудий. В одном только бою было уничтожено 38 средних и лёгких танков противника.

* * *

Партизанский отряд под командованием тов. М. установил, что близ деревни У. расположен немецкий аэродром. В ночь на 20 августа 10 партизан пробрались к аэродрому. Смелые бойцы отряда разбились на четыре группы. Одна группа должна была уничтожить самолёты, другая — взорвать цистерну с горючим, третья — поджечь деревню У. и расположенный в ней штаб немецкой части. В задачу четвёртой группы входила организация засады на случай, если фашисты попытаются преследовать партизан после окончания боевой операции. В 3 часа утра отряд бесшумно снял немецких часовых. В течение 10—15 минут бутылками с горючей жидкостью и гранатами партизаны подожгли и уничтожили 3 двухмоторных бомбардировщика, взорвали цистерну с горючим и зажгли деревню У. В завязавшейся перестрелке партизаны уничтожили 10 немцев из лётного и обслуживающего персонала аэродрома.

* * *

В оккупированной фашистами Польше вспыхнула забастовка железнодорожников. На железнодорожном узле Хшанов, вблизи Кракова, гестаповцы расстреляли несколько десятков забастовщиков. У Прушкова, неподалеку от Варшавы, польские партизаны организовали большую железнодорожную катастрофу. Партизаны незаметно перевели стрелку, и немецкий воинский эшелон на полном ходу врезался в товарный состав с боеприпасами. Погибло несколько сот германских солдат. Агенты гестапо, прибывшие на станцию Прутков, арестовали десятки польских железнодорожников. За поимку партизан немецкое командование объявило награду в 50 тысяч злотых.

Вечернее сообщение 29 августа

В течение 29 августа наши войска вели упорные бои с противником на всём фронте.

По уточнённым данным, с 21 по 27 августа наша авиация уничтожила в воздушных боях и на аэродромах противника более 500 немецких самолётов. Наши потери за это же время — 262 самолёта.

* * *

Около города К. на Юго-Западном направлении фронта большая группа немецких войск понесла огромные потери от огня нашей артиллерии. Пьяные германские солдаты, брошенные в атаку, попали под огонь миномётов, пулемётов и автоматов части майора Гудкова. Оставив на поле боя до шестисот человек убитыми и ранеными, фашисты отступили. В течение дня немцы трижды предпринимали атаки и каждый раз отбрасывались с большими для них потерями. Ночью фашисты подбросили новые резервы. На рассвете 40 германских танков снова начали атаку позиций советских войск, но до переднего края дошли только 23 машины. Остальные были уничтожены противотанковыми пушками и взорваны минами. Следовавший за танками пехотный полк немцев был вынужден отойти, потеряв до 50 проц. своего состава. Не давая противнику вновь накопить резервы для атаки, советская артиллерия начала громить оборону и тылы врага. Под огонь наших артиллеристов попала подходившая к месту боя 77 немецкая дивизия. В течение часа фашистские солдаты метались, ища спасения от советских снарядов. По словам захваченных в плен немецких солдат И. Шульца, Б. Динера и А. Кранца, «это был настоящий ад. Разрывы снарядов поднимали на воздух столько земли и пыли, что стало темно. Обезумевшие люди, как кроты, зарывались в землю, пытаясь хоть как-нибудь спрятаться от огня. Когда утихла канонада, огромная площадь, где находились германские войска, представляла сплошной хаос: ямы, горы земли, клочья тел, обломки машин и орудий».

За несколько дней боёв около города К. немцы потеряли не меньше 15 тысяч солдат и офицеров. Четыре дня фашисты вывозили с поля боя убитых и раненых, мобилизовав для этого все свои автомашины и конные повозки. Советской артиллерией было уничтожено в этом бою 10 артиллерийских батарей противника, 12 миномётных батарей, 29 пулемётных гнёзд, 22 танка. 84 автомашины, много боеприпасов и снаряжения.

* * *

Экипаж бомбардировщика младшего лейтенанта Сёмина обнаружил большое скопление немецких танков, бронемашин и автоцистерн с горючим, замаскированных в лесу около села В. Самолёт сбросил на фашистские машины весь бомбовый груз. Затем, развернувшись, лётчик Сёмин прошёл бреющим полётом над вражеской мотоколонной и обстрелял немцев из пулемётов.

Прилетев на свой аэродром, тов. Сёмин доложил командованию авиачасти, что в колонне противника осталось ещё много неповреждённых машин и цистерн с горючим. К селу В. немедленно вылетела группа наших самолётов и дополнительно уничтожила более тридцати фашистских танков и бронемашин и несколько автоцистерн с горючим.

* * *

Партнзанский отряд под командованием тов. О. пользуется широкой известностью в сёлах и местечках Радомышльского и Малинского районов. 15 августа партизаны разрушили телефонную и телеграфную связь около станции Ирша. Немцы в тот же день выслали небольшую группу солдат для восстановления связи, но она не вернулась обратно. Партизаны уничтожили немцев раньше, чем они успели приступить к ремонту линии.

18 августа отряд напал на немецкую автоколонну, направлявшуюся к фронту. Когда машины приблизились к селу В. и замедлили ход, замаскировавшиеся партизанские снайперы открыли огонь. Они метили в водителей, в моторы и бензиновые баки. Пять машин загорелось. Фашисты остановили машины, выскочили из них, намереваясь оказать сопротивление. Но в это время партизаны из засады открыли пулемётный огонь. Видя полное, замешательство противника, партизаны штыками и прикладами довершили разгром колонны. Уничтожено 23 машины с продовольствием и снаряжением. В ночь на 22 августа взвод немецких солдат сопровождал табун лошадей в сторону станции Бородянка. Вечером немцы остановились в перелеске, стреножили лошадей и залегли спать. Партизаны напали так внезапно, что немцы не успели сделать ни одного выстрела. Партизаны перебили фашистов и верхом на немецких лошадях уехали в лес.

В местечке Макаров немцы заперли в районном клубе 11 раненых красноармейцев и не давали им никакой пищи, не оказывали никакой медицинской помощи. Ночью партизанский отряд под командованием агронома МТС тов. И. ворвался в местечко. Партизаны убили немецкого коменданта и 9 солдат комендатуры. Фельдшер партизанского отряда оказал раненым красноармейцам медицинскую помощь, уложил их на немецкие грузовики и под охраной группы партизан отвёз в лес. В селе Копылов того же района партизаны обезоружили и уничтожили 26 немецких солдат. В ряде городов и местечек таинственно исчезают немецкие коменданты.

* * *

Группе советских граждан после долгих скитаний и мытарств удалось вырваться из захваченных немецко-фашистскими войсками украинских районов. Среди пробравшихся через фронт на нашу территорию—председатель Ровского сельского совета, Жмеринского района, Яков Голубковскпй, заведующий школой с. Слобода Кустовецка, Уманского района, Адам Кухарковский и другие. Они рассказали о чудовищных издевательствах фашистских варваров над мирным беззащитным населением.

В селе Козинец, Бородянского района, немцы расстреляли старого крестьянина и его жену за то, что их сын ушёл с частями Красной Армии. В этом же селе немецкий кавалерист, у которого пропала уздечка, поджёг избу колхозника Паламарчука и зарубил насмерть его ребёнка. Недалеко от села Козинцы, Макаровского района, германские военные власти обнаружили 9 трупов убитых немецких солдат. В связи с этим в окружающих сёлах произведены многочисленные аресты. Жителя села Козинцы Артеменко и его сына фашисты расстреляли. Жену и дочь Артеменко фашистские изуверы загнали в дом, затем забили окна и двери дома досками и зажгли его. В селе Монастырище немцы забрали у крестьян все продукты, не оставив им даже куска хлеба. У крестьянки Анны Дорошенко, матери трёх малолетних детей, немецкий солдат забрал последнюю буханку хлеба. При этом солдат избил крестьянку, а потом арестовал её «за оскорбление представителя немецкой армии». В селе Шнитьки немцы ежедневно устраивают обыски и забирают не только продукты, но и платье, обувь и вещи домашнего обихода. Среди белого дня немецкие солдаты останавливают прохожих на улице и снимают с ног сапоги, ботинки. Несмотря на жесточайшие репрессии, население оказывает оккупантам упорное сопротивление. [21; 185-188]