16

9 августа 1941 года - 49 день войны

 СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли Постановление «Об отмене утративших силу постановлений по заготовке сельскохозяйственных продуктов». В соответствии с настоящим постановлением отменялись, как утратившие силу, многие постановления, принятые в период с января 1930 г. по сентябрь 1940 г. [3; 44-45]

 Авиация Краснознаменного Балтийского флота нанесла бомбовый удар по важнейшим объектам противника в Берлине. [3; 45]

 Киевский партизанский отряд «Победа или смерть» под командованием С.П. Осечкина разгромил обоз противника в районе села Савенки, Дымерского района, Киевской области. [3; 45]

 Опубликовано обращение Одесского обкома КП(б)У и облисполкома «К гражданам Одессы», в котором говорилось: «Наступил момент, когда славные боевые традиции одесского пролетариата должны быть воплощены в новые боевые подвиги». [3; 45]

 Немецкие войска оккупировали г. Старая Русса Новгородской области. [1; 63]


Хроника событий в Ленинграде

Враг наступает на Ленинград не только с юга и юго-запада. Финские войска в нескольких местах вышли на побережье Ладожского озера и расчленили 23-ю армию, обороняющую Ленинград с севера. 168-я стрелковая дивизия оказалась прижатой к побережью в районе Сортавалы. Еще две дивизии — 142-я и 198-я — очутились в таком же положении севернее Кексгольма. Окруженные дивизии продолжают оказывать противнику упорное сопротивление.

В ночь на 9 августа балтийские летчики вновь нанесли бомбовый удар по важным объектам в Берлине. Экипажи наблюдали в городе пожары и взрывы. [5; 37]


Воспоминания Давида Иосифовича Ортенберга,
ответственного редактора газеты "Красная звезда"

Из сводок Совинформбюро исчезли невельское, новоржевское, житомирское и коростеньское направления. Упоминается еще белоцерковское, но мы-то знаем, что Белая Церковь уже сдана. Появились новые направления — кексгольмское и эстонский участок фронта...

С большой статьей «Опыт борьбы против фашистских танковых частей» выступил генерал-майор К.С. Москаленко. В те дни не было, пожалуй, более важной темы, чем эта. Пользуясь численным превосходством в живой силе и технике, особенно в танках, враг продолжал теснить наши войска.

Статья Москаленко имеет свою предысторию. Ровно месяц назад, 9 июля, в «Красной звезде» была напечатана корреспонденция нашего спецкора по Юго-Западному фронту капитана Сергея Сапиго об отражении атаки танков артиллерийской батареей младшего лейтенанта Логвиненко. В корреспонденции сообщалось:

«Храбро сражались все бойцы и командиры батареи... Наводчик Панфиленок сумел уничтожить 17 танков. Наводчик Павлов был дважды ранен, но до конца боя не покинул своего орудия. Несколько раз раненный младший лейтенант Полищук продолжал командовать орудийными расчетами. В результате из 48 фашистских танков, участвовавших в бою, 42 были уничтожены, и только шести машинам удалось улизнуть».

Помню, возникли у меня сомнения относительно 42 подбитых танков. Не ошиблась ли стенографистка, принимая эту корреспонденцию? Пытались проверить, но разыскать Сапиго не смогли. Не удалось также установить, в какое соединение входит эта батарея, где и когда одержала она такую блистательную победу в поединке с фашистскими танками?

Посудили мы, порядили и в конце концов все-таки напечатали сообщение Сапиго. Поступили в данном случае так, как советовал в свое время Суворов Багратиону, усомнившемуся в точности донесения о потерях противника: «Они басурмане, чего их жалеть...»

Через некоторое время Сапиго опять связался с нами по телефону. Я решил хотя бы задним числом уточнить — нет ли какой ошибки в напечатанной нами заметке о батарее Логвиненко. Автор заверил меня, что все правильно, назвал соединение, в состав которого входит батарея: это 1-я артиллерийская противотанковая бригада; командует ею генерал Москаленко.

Москаленко? Фамилия показалась мне знакомой. Что-то я уже слышал или читал об этом командире весьма похвальное. Попросил Сапиго повторно съездить в бригаду, написать о ней пошире, а еще лучше прислать статью самого Москаленко о борьбе с вражескими танками.

И вот статья у меня. Начал ее читать и тут только вспомнил, что генерал Москаленко был в числе награжденных Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 июля. Проверил по публикации этого Указа в нашей газете. Так точно: К.С. Москаленко награжден орденом Ленина. Надо вспомнить то время, чтобы оценить значение этой награды. Значит, заслуженный, боевой генерал! Мы рады были напечатать его статью.

Лично же познакомиться с Москаленко мне довелось лишь в сентябре сорок второго года. Вместе с Константином Симоновым мы были у него на НП под Сталинградом. Он командовал там 1-й гвардейской армией. А с сорок четвертого года переменчивая военная судьба надолго свела меня с Кириллом Семеновичем в 38-й армии. Москаленко командовал ею, а я был назначен туда начальником политического отдела и, таким образом, получал возможность увидеть и оценить незаурядные боевые качества будущего маршала с близкого расстояния в дружной совместной работе при освобождении нашими войсками Правобережной Украины, Польши и Чехословакии, вплоть до вступления в Прагу.

Тогда же я узнал от самого Москаленко и некоторые небезынтересные подробности о его действиях в самом начале Великой Отечественной войны.

Командиром противотанковой бригады он стал несколько неожиданно.

— Готовили из меня танкиста, а пришлось делать совсем противоположное — истреблять танки,— рассказывал Кирилл Семенович.

Правда, он еще в боях с белогвардейцами в годы гражданской войны командовал артиллерийским взводом. А в 1940 году под его командованием сокрушала доты на линии Маннергейма артиллерия легендарной 51-й Перекопской стрелковой дивизии. С той войны Москаленко вернулся с орденом Ленина и вскоре был аттестован на командира танковой бригады.

Но в первой половине 1941 года началось формирование десяти артиллерийских противотанковых бригад. Москаленко назначили командиром одной из них. Размещалась она в областном украинском городе Луцке, в 80 километрах от государственной границы, где и застала Кирилла Семеновича Великая Отечественная война.

На рассвете 22 июня раздался резкий звонок. Москаленко взял трубку и услышал голос командующего 5-й армией генерала М.И. Потапова:

— Война!

В четыре часа тридцать минут Москаленко был уже в Киверских лагерях. Туда он предусмотрительно вывел бригаду за два дня до вторжения гитлеровцев на нашу землю.

Еще несколько минут — и полки были подняты по тревоге. Строились они под гул «юнкерсов», безнадежно искавших бригаду на прежнем месте.

Генерал верил в боевую мощь своего соединения. Шесть тысяч личного состава, 136 пушек, преимущественно 76- и 85-миллиметровых, 72 крупнокалиберных пулемета, минносаперный батальон. Сила!

Далеко не каждую из десяти формировавшихся противотанковых бригад удалось к началу войны укомплектовать и оснастить полностью. Но бригада Москаленко, может, потому, что числилась под первым номером и стояла на особо опасном направлении, успела получить все, что ей полагалось по штатам и табелям. Потом Кириллу Семеновичу придется не раз бросать в бой части и соединения, не располагавшие и половиной, даже четвертью штатной численности и норм материального обеспечения. Но к началу войны его бригада имела все необходимое для решительного отпора врагу.

Боевой приказ командарма-5 гласил: 1-й противотанковой бригаде следовать на Владимир-Волынский и во взаимодействии с 22-м механизированным корпусом генерала С.М. Кондрусева разбить противника, перешедшего границу, и восстановить положение.

Первую встречу с врагом Москаленко и ожидал на границе. Но произошла она раньше. Бригада наскочила на немецкие танки уже в пути к Владимиру-Волынскому, а соединения Кондрусева еще не подошли.

Завязался встречный бой. Самый трудный вид боя, когда обстановка недостаточно ясна и командир располагает для принятия необходимого решения буквально минутами, а то и секундами. До войны считалось, что артиллерия не может успешно вести боевые действия без пехоты и танков. Но Москаленко отлично понимал, что, если его бригада уклонится от самостоятельного боя с немецкими танками, перед ними откроется путь на Луцк, на Житомир, а там и на Киев. Командир 1-й противотанковой принимает бой. Под ударами его батарей горят вражеские танки, несут значительные потери сопровождающие их автоматчики. Гибнут и наши люди, выходят из строя пушки. Атака следует за атакой, однако все усилия противника тщетны.

К вечеру враг вынужден был прекратить атаки. Бригада выстояла. Перед ее огневыми позициями чернело около семидесяти сожженных и подбитых танков и бронетранспортеров.

В своей статье К.С. Москаленко точно обрисовал принципиальную схему немецкого танкового клина и рассказал, как его бригаде удалось его срезать.

«В голове следовали углом вперед тяжелые танки, за ними — легкие и средние, далее — мотоциклисты с автоматами, пулеметами и минометами. Замыкался боевой порядок мотопехотой и артиллерией. Выгодность такого построения очевидна. Тяжелые танки своей мощной броней прикрывают весь боевой порядок и, двигаясь на замедленной скорости, прощупывают ударную силу противотанковой обороны. При встрече с малокалиберной артиллерией или при обстреле осколочными снарядами, которые не могут нанести вред тяжелой броне, головные танки атакуют оборону на высшей скорости, стремясь ее прорвать. Если же на них обрушиваются 76-мм бронебойные снаряды, пробивающие насквозь броню немецких тяжелых танков, то боевой порядок и тактика действий немедленно меняются...»

Здесь не место углубляться в тактику противника. Для сегодняшнего да, пожалуй, и завтрашнего читателя гораздо больший интерес представляет, мне думается, тогдашняя оценка действий наших артиллеристов военными советами армии и фронта. Она зафиксирована уже на пятнадцатый день войны в представлении соединения к награде орденом Красного Знамени. Вот краткая выдержка из этого документа:

«Там, где находились подразделения 1-й противотанковой бригады, танкам противника не удалось прорвать огневую противотанковую оборону... Своими героическими действиями бригада сдержала натиск противника и не дала возможности захвата немцами города Луцка к утру 25.6.41 г., как это значилось в приказе по 14-й бронетанковой дивизии противника... Бригада несла потери, личный состав не щадил своей жизни, но поставленную задачу выполнял...». [7; 91-94]


Из донесения Политуправления Юго-Западного фронта Главному политическому управлению Красной Армии о мужестве и отваге воинов 5-й армии в боях на коростенском направлении и 26-й армии южнее Киева в начале августа 1941 г.

9 августа 1941 г.

Части 5-й армии и Киевского укрепрайона ведут ожесточенные бои и сдерживают противника, стремящегося развить успех в направлениях Киев, Коростень.

Подвижная группа 26-й армии, продолжая наступление, достигла главными силами р. Рось на фронте Тептиевка, Москаленки, Ситники.

Политико-моральное состояние личного состава частей остается крепким, здоровым. Это подтверждается бесчисленными примерами героизма и отваги бойцов и командиров.

В неравном бою с самолетами противника командир 254-го истребительного авиационного полка Герой Советского Союза майор Петров получил ранение в руку и ногу и совершил вынужденную посадку на аэродроме Борисполь. Лечь в госпиталь майор Петров категорически отказался и продолжал командовать полком.

Командир роты 584-го стрелкового полка мл. лейтенант Масолитин, находясь с 11 красноармейцами в разведке, подвергся нападению роты противника, усиленной двумя танками. Вызвав на усиление два взвода, рота Масолитина вела полуторачасовый бой с противником и разгромила его...

Красноармеец 558-го отдельного батальона связи Треглазов восстанавливает связь на самых ответственных участках. В одном из боев были убиты два связиста. Оставшись один Треглазов выполнил задание, вынес из-под обстрела радиостанцию, оружие, убитых товарищей и раненого красноармейца.

Артчасти мужественно отражают атаки танков, уничтожают огневые средства и живую силу противника.

Опыт прошедших боев показал огромную роль артиллерийских противотанковых бригад, проявивших себя как мощное огневое средство в борьбе с танками и другими подвижными средствами противника.

1-я противотанковая артиллерийская бригада (командир бригады генерал-майор Москаленко, военком батальонный комиссар Зимцов) больше месяца участвовала в боях. Она уничтожила 250 танков противника и такое же количество автомашин и мотоциклов.

В бою под м. Затурцы один 3-й дивизион 680-го артиллерийского полка, впервые встретившийся в лобовой атаке с мотомехсилами противника, уничтожил прямой наводкой 42 танка.

Политаппарат и парторганизации бригады добились примерности коммунистов и комсомольцев в бою, взаимной выручки, массового героизма большинства бойцов и командиров. Значительно выросла партийная организация бригады за счет отличившихся в бою. С 23 июня по 4 августа подано 104 заявления о приеме в партию, из которых уже принято 89 человек.

5-я противотанковая артиллерийская бригада, прикрывая подступы к Новоград-Волынскому мужественно отражала танковые атаки противника. Комендантом укрепленного района были взорваны переправы через р. Случ. Личный состав на руках переправил материальную часть. Бригадой уничтожено 150 танков и около 100 автомашин противника.

Героизм и мужество проявляют многие артполки, входящие в состав стрелковых соединений, а также подразделения полковой и батальонной артиллерии.

Начальник политического управления Юго-Западного фронта
бригадный комиссар (Михайлов)

ЦАМО СССР, ф. 229, оп. 213, л. 294, 295, 299, 300. Копия.

[12; 51-52]

От Советского Информбюро

Утреннее сообщение 9 августа

В течение ночи на 9 августа наши войска продолжали вести бои с противником на Кексгольмском, Смоленском, Коростенском, Белоцерковском направлениях и на Эстонском участке фронта.

На остальных направлениях и участках фронта происходили поиски разведчиков и бои местного значения.

Наша авиация во взаимодействии с наземными войсками продолжала наносить удары по мотомехчастям, пехоте и артиллерии противника.

Бойцы партизанского отряда под командованием начальника Энской железнодорожной станции тов. Я. застали врасплох экипаж тяжёлого немецкого танка, ремонтировавшего разорвавшуюся гусеницу.

Снайперы-партизаны застрелили фашистских танкистов. Сняв с танка три пулемёта и две пушки, партизаны подложили мину и взорвали танк.

В районе С. действует партизанский отряд, которым руководит член правления колхоза «Красный пахарь» Мария Д. В первые же дни отряд засыпал много колодцев, уничтожил важнейшие мосты и во многих местах перерезал телефонные провода. 2 августа бойцы отряда захватили четырёх немецких связистов-мотоциклистов. Узнав от них, что в направлении к городу П. ночью будет продвигаться фашистская автоколонна с запасными частями для ремонта танков, партизаны устроили засаду. Немецкая колонна была остановлена рано уром на узкой лесной дороге. Восемь автомашин партизаны уничтожили. Запасные части для танков были поломаны и брошены в болото.

* * *

Немецко-фашистские зверства в Бресте и Минске

В Советское Информбюро продолжают поступать от советских граждан, вырвавшихся из захваченных немцами советских городов, многочисленные письма и заявления о чудовищных злодеяниях немецких фашистов. Ниже приводятся показания очевидцев страшных зверств гитлеровцев над мирным населением в советских городах Бресте и Минске.

Жительница Бреста, член жилищной комиссии Брестского городского Совета Г. Я. Пестружицкая пишет: «Фашисты в первый же день арестовали всех сотрудников советских учреждений, активистов общественных организаций, стахановцев железнодорожных мастерских и депо, предприятий и промысловых артелей. Арестованных вместе с семьями загнали на стадион «Спартак». Когда меня привели на стадион, там уже было больше тысячи человек. Два дня продержали нас под открытым небом без пищи и воды. Голодные дети плакали. На глазах у всех арестованных немецкий солдат ударил ногой плакавшую девочку лет трёх-четырёх. Мать бросилась было защитить ребёнка, но фашист размахнулся и ударил её прикладом в живот. Несколько мужчин запротестовали против издевательств солдат над детьми и женщинами. Солдаты избили их до полусмерти. Каждую ночь на стадион врывались пьяные фашисты и насильно уводили молодых женщин. За две ночи немецкие солдаты увезли больше 70 женщин, которые потом бесследно исчезли. Мужья и братья этих несчастных женщин пытались защитить их. Фашисты пустили в ход пистолеты. Тут же на стадионе немцы застрелили около 20 мужчин. На третий день на стадион приехало несколько офицеров. Один из офицеров стал вызывать арестованных по списку. Всего было вызвано не меньше 200 человек. Их выстроили на северной стороне футбольного поля и расстреляли из пулемётов. Трупы расстрелянных валялись на стадионе три дня. После этого гестаповцы отобрали из арестованных граждан ещё 250-300 человек и ночью увели неизвестно куда».

Бухгалтер сберкассы А. А. Бутько рисует в своём письме жуткую картину допроса арестованных советских граждан в штабе немецких войск. «Меня арестовали вместе с группой финансовых работников города. Два дня нас держали в тюрьме. На третий день стали вызывать на допрос. Фашисты допытывались, где находятся ценности советских учреждений, предприятий и общественных организаций. До меня допрашивали железнодорожного рабочего И. В. Брудного. Фашисты требовали от него, чтобы он назвал всех профсоюзных активистов, коммунистов, работников политотдела дороги. Арестованный упорно молчал. Палачи набросились на него и стали избивать. Ему сломали обе руки, разбили прикладом лицо и нанесли несколько штыковых ран. Ничего не добившись от советского патриота, офицер застрелил его. Долго издевались фашистские людоеды над беременной женщиной В.Л. Андрасюк. В конце допроса у неё спросили, подписалась ли она на «большевистский заём». Когда она ответила, что подписалась, ей предложили написать заявление о том, что комиссары её насильно заставили подписаться на заём. Андрасюк ответила: «Но это же неправда, ведь я сама это сделала совершенно добровольно». Тогда фашисты начали наносить женщине всяческие оскорбления и пытать: прикладывали к щеке горящую папиросу, кололи ножницами в шею. Андрасюк не стерпела и сказала: «Что вы делаете, ироды, убийцы!». Рассвирепевшие фашисты закололи её штыками».

Вырвавшиеся из фашистского ада жители города Бреста А. Зорин, В. Крывушка, Я. Морозов, В. Алесик, Г. Самосский и М. Заверженец сообщают, что за первые дни немецкой оккупации в городе Бресте расстреляно, замучено в застенках гестапо не менее 1.000 жителей.

Жена рабочего минского машиностроительного завода им. Кирова Любовь Фёдоровна Климчук сообщает в своём письме о зверском издевательстве немецких солдат над большой группой минских жителей, захваченных фашистами в 50 километрах от Минска и приведённых обратно в разрушенный город. «В лесу нас нагнали 12 автомашин с фашистскими солдатами. Немцы остановили машины, соскочили на землю и без какого-либо предупреждения начали нас расстреливать из автоматов и винтовок. От пуль поганых бандитов погибло не меньше 50 человек, в том числе 18 детей. После этого нас оценили и погнали в город. На наши просьбы и мольбы взять раненых немцы ответили ударами штыков и прикладов. Издеваясь над нами, Фашисты не разрешали останавливаться. Тех же, кто падал, обессилев от потери крови, немцы прикалывали штыками. Фашистские изверги закололи и застрелили 35 человек. Никогда не забыть ужасного зрелища, очевидцем которого я была в пяти километрах от Минска. Раненный немецкой пулей 15-летний мальчик Саша Свергун упал на землю и не мог подняться. Немецкий солдат начал бить его ногами и прикладом. Когда и это не помогло, фашист замахнулся штыком. Мать Саши бросилась к сыну и заслонила его своим телом. Озверелый фашист приколол штыком и мать и сына. До города нас дошло около 150 человек. В течение трёх дней шли допросы. Каждый день от пыток и от фашистских нуль умирали по 20-25 человек. На четвёртый день допрос прекратился. Оставшихся в живых 85 советских граждан немцы увели на дорожные работы в г. Смолевичи».

Заведующий районной библиотекой Михась Короткевич вырвался из немецкого концентрационного лагеря около Минска, куда фашисты сгоняют всех беженцев, перехваченных на дорогах. В своём письме Михась Короткевич раскрывает картину неслыханных издевательств фашистов над беззащитными людьми: «Последние пять дней тысяча заключённых—взрослых и детей — не получала никакой пищи. На шестой день фашисты выдали нам гнилые селёдки — одну на трёх человек. На тысячу заключённых фашисты привозят в день одну бочку воды. Во всём лагере имеется одна ржавая кружка. В лагере сотни больных, но им не оказывается никакой медицинской помощи. Трупы умерших от голода и побоев не убирались по неделе. 21 июля комендант лагеря заставил большую группу евреев вырыть котлованы. Когда ямы были готовы, евреев связали и бросили в яму. Затем фашисты приказали белоруссам, находившимся в лагере, засыпать евреев землёй. Все белоруссы, как один, наотрез отказались выполнить это чудовищное приказание коменданта. Тогда рассвирепевшие фашисты из пулемётов расстреляли 45 евреев и 30 белоруссов. Каждый вечер комендант лагеря отбирал по спискам людей, и утром их расстреливали в двухстах метрах от лагеря».

Вечернее сообщение 9 августа

В течение 9 августа наши войска вели ожесточённые бои с противником на Кексгольмском, Смоленском, Коростенском и Белоцерковском направлениях.

На остальных направлениях и участках фронта происходили бои разведывательного характера.

Наша авиация в течение 9 августа наносила удары по мотомехчастям и пехоте противника на поле боя и атаковала авиацию на его аэродромах. 15 течение 8 августа уничтожено 14 немецких самолётов. Наши потери — 12 самолётов.

По уточнённым данным, за 7 августа уничтожен 81 немецкий самолёт, а не 21, как сообщалось в предыдущей сводке.

Корабли Краснознамённого Балтийского флота потопили 1 и повредили 2 торпедных катера противника, а также бомбили его транспорты.

* * *

Батарея лейтенанта Троценко, действующая на Западном направлении фронта, разломила около местечка И. крупную колонну немецких танков. Первыми начали стрелять по фашистским машинам орудия младших сержантов Токмакова и Савищенко. От залпов их орудий загорелось несколько танков. Вражеская колонна попыталась развернуться, но губительный огонь наших орудий расстроил боевой порядок противника. Немцы не выдержали огня советских артиллеристов и отступили, оставив на поле боя 15 танков, подбитых нашими артиллеристами. Наступление фашистов было сорвано.

* * *

Наша разведка обнаружила больше двадцати самолётов противника на аэродроме близ С. Ночью девятка бомбардировщиков подразделения тов. Новикова скрытно подошла к аэродрому и уничтожила осколочными и зажигательными бомбами четырнадцать фашистских самолётов. Звено истребителей, сопровождавшее бомбардировщиков, обстреляло с бреющего полёта и вывело из строя уцелевшие от бомбёжки вражеские самолёты. После этой операции наши самолёты без потерь вернулись на свой аэродром.

* * *

Старший сержант Макаренко охранял важный военный объект. Неожиданно около объекта показались два немецких танка. Тов. Макаренко быстро приготовил связки гранат, незаметно подполз к танкам и бросил связки гранат одну за другой под гусеницы машин. Оба вражеских танка были подбиты.

* * *

Нашей пехоте па Энском участке фронта Юго-Западного направления сильно мешал артиллерийский огонь одной румынской батареи. Надо было подавить вражеские орудия. Это вызвался сделать младший сержант Прусаков. Во главе своего отделения он пробрался в тыл румынских артиллерийских позиций и гранатами уничтожил орудийную прислугу батареи. Четыре румынских орудия замолчали. Через некоторое время вся батарея в исправном виде была увезена в расположение наших частей.

* * *

Во время рукопашного боя красноармейцы Портнягин и Никольский увидели, что раненному в руки комиссару Энской части тов. Лысенко, окружённому фашистами, угрожает серьёзная опасность. Пробив себе дорогу штыками и прикладами, т.т. Портнягин и Никольский добрались до своего комиссара. На отважных красноармейцев и тов. Лысенко наседало несколько немцев. Советские бойцы проявили исключительную храбрость. Красноармеец Портнягин застрелил и заколол четырёх фашистов. Одному из немцев удалось тяжело ранить т. Портнягина. Красноармеец Никольский один продолжал оборонять раненого комиссара. После боя санитары подобрали раненого комиссара и его бесстрашных защитников. Около них валялись трупы 11 фашистских солдат и одного унтер-офицера.

* * *

Партизанский отряд под командованием тов. Т., действующий в районе И. на Северо-Западном направлении фронта, прославился своими внезапными ночными налётами на фашистские части. Отряд нападает на штабы противника, взрывает склады, выводит из строя танки и автомашины. 7-го августа, узнав о расположении вражеского штаба, партизаны ночью незаметно подкрались к нему и захватили штабных офицеров со всей канцелярией. Уничтожив два танка, несколько автомашин и мотоциклов, партизаны скрылись в лесу.

В районе Н. наши войска окружили германскую танковую колонну. Фашистские танки к автомашины остались без горючего. Через некоторое время над окружённой немецкой частью несколько вражеских самолётов сбросили на парашютах пять бочонков с бензином. Но фашистские лётчики просчитались, и бочки с горючим упали далеко в стороне на поляне. Это заметили партизаны из отряда тов. Е. Опередив немцев, партизаны захватили горючее и спрятали его в лесу. Вскоре на германские танки и автомашины налетели советские бомбардировщики.

На днях партизанский отряд под командованием директора районного универмага тов. Ф. захватил фашистского связиста. По отобранным у связиста документам было установлено, что 103 пехотный полк германской армии направился к Энской высоте, чтобы ударить во фланг частям Красной Армии. Пробравшись к высоте кратчайшим путём через леса и овраги, партизаны устроили засаду. Ничего не подозревавшие немцы, подошедшие походный маршем к высоте, были встречены сокрушительным огнём. Подоспевшие советские войска под командованием капитана Игнатова окончательно разгромили вражескую колонну. На поле боя осталось более 450 убитых и раненых немецких солдат и офицеров, 12 разбитых автомашин, 21 пулемёт, сотни автоматов и винтовок.

* * *

Документы и показания пленных и перебежчиков свидетельствуют о всё возрастающем дезертирстве солдат из белофинской армии. У убитого финского офицера командира роты И. Рахья найдено неотосланное донесение о том, что «в первый же день боёв с советскими войсками из роты дезертировало 16 солдат». Перебежчик — рядовой штабной роты Эркки Суйкемаа показал, что «финские солдаты в подавляющем большинстве идут воевать по принуждению». Во многих письмах от родных и знакомых, найденных у пленных финских солдат, открыто высказывается недовольство трудящихся Финляндии войной против Советского Союза и ненависть к фашистской Германии. Так, финский крестьянин Савукоски Олави пишет на фронт своему брату Нило: «Недолго мне, видимо, осталось жить дома: скоро меня вызовут, дадут оружие и погонят на фронт. Но я не дам себя одурачить. Воевать против Советского Союза ни за что не буду. Верю, что жизнь и обстоятельства подскажут мне разумный выход из положения». Жена младшего сержанта Рейно — Ваара Лейла в своём письме жалуется: «Эта война — большое несчастье для нашей страны. Народ очень недоволен, особенно женщины. Всюду открыто говорят, что во всём виноваты немцы. Я тоже так думаю и проминаю Гитлера».

* * *

Советские металлурги показывают замечательные образцы самоотверженного и высокопроизводительного труда. Всё шире развивается движение сталеваров-скоростников. На заводе имени Петровского сталевары тт. Шишанов и Торяник систематически выпускают плавки на час—полтора раньше установленного срока и дают сверх плана сотни тонн металла. Сталевар Лысьвенского завода т. Нелюбин выпускает плавки металла за 7 часов 30 минут вместо 9 часов 40 минут.

Металлурги с честью выполняют любые боевые задания фронта. Коллектив мартеновского цеха завода им. Дзержинского, выпускавший ранее рядовую сталь, освоил выплавку высококачественной стали. Доменщики третьей доменной печи завода имени Войкова экономят по 192 килограмма кокса на каждой тонне выплавленного металла. Прокатчики завода «Днепроспецсталь» увеличили производительность одного стана почти вдвое.

Не отстают от передовиков чёрной металлургии стахановцы цветной металлургии. Старый кадровый рабочий Пышминского медеплавильного завода Тимофей Матвеевич Степайкин значительно сократил продолжительность плавки меди. Следуя его примеру, все рабочие литейного цеха систематически дают скоростные плавки. Балхашский и Иртышский заводы систематически перевыполняют программу, а в отдельные дни выпускают меди вдвое больше предусмотренного планом. Непрерывным, увеличением производства металла металлурги помогают нашей доблестной Красной Армии громить фашистских варваров. [21; 125-128]