16

22 сентября 1942 года - 458 день войны

 СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли Постановление «О расширении посевов зерновых культур в совхозах восточных районов СССР: Алтайского и Красноярского краев, Новосибирской, Омской, Челябинской областей и Акмолинской, Павлодарской, Кустанайской, Семипалатинской областей Казахской ССР». Площадь посева под зерновые культуры в совхозах этих районов расширялась на 600 тыс. га, в том числе на 400 тыс. га в 1943 г. и на 200 тыс. га в 1944 г. Посевы расширялись за счет распашки целинных, залежных и переложных земель. [3; 258]

 Государственный Комитет Обороны принял Постановление о мероприятиях по всемерному форсированию увеличения добычи нефти в Казахстаннефтекомбинате, Пермьнефтекомбинате и в трестах «Бугуруслапнефть», «Сызраньнефть» «Ишимбайнефть», «Туймазанефть», «Туркменнефть» и «Калининнефть». [3; 258]

 Черниговский объединенный партизанский отряд под командованием А. Ф. Федорова осуществил налет на райцентр Орловской области м. Гордеевка и с. Творишино, где завязал бой с немецко-фашистским гарнизоном. [3; 258]

 Опубликовано обращение колхозников и механизаторов Смоленского района, Алтайского края, ко всем колхозникам и колхозницам, трактористам и трактористкам, комбайнерам и комбайнеркам, ко всем работникам сельского хозяйства Советского Союза о развертывании предоктябрьского социалистического соревнования в колхозной деревне. [3; 258]


Хроника блокадного Ленинграда

Стремясь вернуть позиции, потерянные в районе Синявина, враг перешел в атаку крупными силами. К исходу дня эта атака была отбита с большими потерями для гитлеровцев. Над полем боя сбито 10 немецких самолетов.

Запись, сделанная 22 сентября 1942 года в журнале боевых действий 768-го немецкого тяжелого артиллерийского дивизиона, обстреливающего Ленинград, убедительно свидетельствует об эффективности нашей контрбатарейной борьбы:

«...Дивизион обстрелял тремя выстрелами поднявшийся севернее Невы аэростат наблюдения, после чего аэростат был спущен. Уже после второго выстрела последовал ответный огонь русских по позициям второй батареи. В результате двух прямых попаданий последовали взрывы 71 гранаты и 46 зарядных гильз. Поврежден поворотный механизм трех орудий, 5 человек получили ранения».

Но огонь по Ленинграду вел не только этот дивизион. Больше часа подвергался обстрелу Торговый порт. Разрушен жилой дом, два человека ранено. [5; 246]


Воспоминания Давида Иосифовича Ортенберга,
ответственного редактора газеты "Красная звезда"

В сводках по-прежнему: «Наши войска вели ожесточенные бои с противником в районе Сталинграда».

Немцам удалось прорваться в город. Идет кровопролитное сражение на улицах. Ареной ожесточенных боев стали дома, сараи, трансформаторные будки. Особенно жаркие схватки происходят за перекрестки улиц: они решают судьбу трех-четырех кварталов. Враг направляет сюда удары своей авиации, артиллерийский и минометный огонь, танки. Затем начинают просачиваться мелкие группы автоматчиков.

Обстановка в городе все более и более накаляется, и казалось, нашим частям не выдержать натиск врага, не считающегося ни с какими потерями. Но в те дни через Волгу переправилась на помощь сталинградцам 13-я гвардейская дивизия генерала Родимцева. Ночью она вступила в бой, очищая одну улицу за другой. Однако положение по-прежнему напряженное.

Вот вкратце то, что добавили наши спецкоры к сводке Совинформбюро в корреспонденции «На улицах Сталинграда».

Дал о себе знать Савва Дангулов, выехавший на Северный Кавказ по просьбе К. Е. Ворошилова. Путь туда был не простым: он сам по себе говорил о том, как далеко проник враг, сколько захватил нашей земли. Корреспондент обогнул с востока Сталинград, сделал короткую остановку в Гурьеве и, пройдя над Каспийским морем, сел в Баку. а потом уже из Тбилиси направился на Северный Кавказ. Когда потом Дангулов рассказал, каким маршрутом добирался, наши сердца наполнились горечью. Невольно вспомнились слова разведчика Школенко, с которым мы с Симоновым беседовали под Сталинградом: «Далеко он нас допятил...»

Дангулову, можно сказать, повезло, он оказался в городе, в котором жил до переезда в Москву. Кроме того, авиационную часть, в которую он направился, возглавлял генерал Шевченко, добрый знакомый Саввы Артемьевича. Он помог корреспонденту встретиться с летчиками полка, который незадолго до этого перебазировался на Северный Кавказ из Севастополя. Возглавлял полк осетин Ибрагим Дзусов, герой Севастополя. Судьбе было угодно, чтобы в час опасности полковник Дзусов оказался в родных горах. Так возник очерк Дангулова «Горные орлы».

«Горные орлы» — это не просто очерк о подвиге сына Осетии, для которого защита родной земли завещана предками и освящена их мужеством. Это очерк о духовной стойкости нового человека, которому одинаково дороги Севастополь и родной Веслан, который сражается за всю советскую землю.

Героем второго очерка Дангулова был летчик-кабардинец Кубати Карданов, человек необыкновенной отваги. В момент, когда Дангулов разговаривал с ним на полевом аэродроме в предгорьях Кавказа, родное село Карданова было иод немцами. Карданов остро переживал это и, отправляясь в очередной полет, шел к родному селению и облетал его. «Я хочу, чтобы меня видели там,— сказал Карданов корреспонденту,— Пусть знают: в это тяжелое время Карданов с ними».

Главное внимание мы уделяем наиболее значительным материалам, посвященным гигантской битве на Юге страны. Но в каждом номере газеты были и небольшие заметки, хроника фронтовой жизни. В них тоже шла речь о подвигах советских воинов. Я приводил такие эпизоды. Дополню их.

Северо-Западный фронт. Заголовок «Бессмертный подвиг разведчика Медведева». Анатолий Медведев огнем из автоматов сдерживал немцев. Но вот иссякли патроны. Осталась противотанковая граната, и, когда гитлеровцы приблизились к нему, он взорвал ее. Герой сам погиб, но унес с собой в могилу и фашистов.

Брянский фронт. «В горящем танке на врага». Тяжелый танк политрука Дедюхина ворвался на позиции немцев. Огнем и гусеницами поражал врага. Но и сам попал под огонь вражеской пушки. Один из снарядов угодил в танк, он загорелся. Командир танка остановил машину, из люка успел выскочить только стрелок-радист сержант Власов. Новый снаряд ударил в люк и заклинил его. Теперь невозможно было выбраться из машины. И пылающий танк снова пошел в бой. Заработали пушка и пулемет. До последнего дыхания дрался с врагами героический экипаж.

Сталинградский фронт. «Подвиг 16 гвардейцев под Сталинградом». Младший лейтенант Кочетов с 15 бойцами 40-й гвардейской дивизии получили приказ занять высоту у хутора Дубового и держать ее до подхода подкреплений. Горсточка гвардейцев пять раз была атакована ротой немцев. Но атаки врага были отбиты. Разъяренный сопротивлением наших воинов, противник на рассвете следующего дня бросил около батальона пехоты с 12 танками на окопы гвардейцев. Доблестно отбивались гвардейцы. Но ряды их таяли. Из шестнадцати осталось четыре бойца. Иссякли нагроны, остались ручные гранаты. Когда танки подошли к окопам, гвардейцы, опоясав себя гранатами, бросились под них.

А теперь должен признаться, что о подвиге шестнадцати гвардейцев мы сообщили читателям с большим опозданием. Событие произошло 16 августа, а заметку об этом напечатали через месяц. Рассказ о героях мы услышали в Сталинграде от генерала Москаленко: 40-я дивизия входила в состав его армии. Он сказал тогда мне и Симонову не то с упреком, не то с сожалением:

— Был у нас подвиг такой, как у разъезда Дубосеково. А вы, ваши корреспонденты о нем — ни слова.

Мы решили, что Симонов напишет о них очерк. Но, увы, дивизия уже выбыла из состава армии и ничего дополнительно узнать мы не смогли. И только через тридцать лет маршал К. С. Москаленко в своей книге «На Юго-Западном направлении» подробно рассказал об этом подвиге и назвал имена всех героев... [8; 357-359]

От Советского Информбюро

Утреннее сообщение 22 сентября

В течение ночи на 22 сентября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока. На других фронтах существенных изменений не произошло.

* * *

В районе Сталинграда продолжались ожесточённые бои. Наши части отбили ряд атак противника и на отдельных участках продвинулись вперёд. Советские артиллеристы и миномётчики уничтожили 10 немецких танков, 48 автомашин с различными грузами, 2 артиллерийские батареи, 2 автоматические пушки, 5 станковых пулемётов, подавили огонь 6 артиллерийских и 7 миномётных батарей. Бойцы Н-ской гвардейской части в упорном бою с противником истребили более 400 немецких солдат и офицеров, уничтожили 3 танка и 2 бронемашины.

* * *

В районе Моздока советские войска вели упорные бои против немецко-фашистских войск. На одном участке противник силами танков и пехоты атаковал наши укреплённые рубежи. В результате боя подбито и сожжено 5 немецких танков. На другом участке гитлеровцы ценой больших потерь захватили высоту и населённый пункт.

* * *

Комиссар авиационной части т. Шаповалов вступил в бой с группой немецких самолётов и сбил истребитель противника. Немецкий лётчик взят в плен. Он оказался опытным воздушным пиратом и за бандитские набеги на мирные советские города и сёла был награждён четырьмя железными крестами.

* * *

На Северо-Западном фронте происходили бои за населённый пункт. Наша часть ворвалась в расположение противника и потеснила его. Гитлеровцы предприняли контратаку, но были отброшены и понесли большие потери. На поле боя осталось более двухсот вражеских трупов. Захвачено 6 миномётов и несколько пулемётов. Взяты пленные.

* * *

Отряд белорусских партизан за неделю боевых действий уничтожил 33 железнодорожных вагона с войсками противника, 27 вагонов с боеприпасами, 10 платформ с автомашинами и 52 вагона порожняка. Кроме того, партизаны уничтожили 3 немецких танка и взорвали 3.200 метров железнодорожного пути. За это же время партизаны истребили 320 немецких солдат и 43 офицера.

* * *

У убитого немецкого солдата Георга найдено неотправленное письмо к жене Элизе. В нём говорится: «Мы находимся на Кавказе. Русские лётчики бомбили нас 14 дней подряд. В прошлую ночь они произвели 50 нападений. Количество жертв очень велико. Для меня и многих моих товарищей до сих пор остаётся загадкой, где они берут так много самолётов?.. Выберемся ли мы из этой страны или все до одного погибнем здесь?»

* * *

Близ деревни Заречье, Ленинградской области, немецко-фашистские бандиты схватили бригадира колхоза «Красный Остров» Осипова Егора и потребовали, чтобы он указал им лагерь партизан. Колхозник заявил, что он разыскивает свою семью и о партизанах ничего не знает. Гитлеровские мерзавцы подвергли Осипова зверским пыткам. Они, накинув колхознику на шею верёвку, три раза подвешивали его и снова снимали с петли. Не добившись никаких сведений, немецкие бандиты расстреляли колхозника.

* * *

В районе Билгорая (Польша) немецкий карательный отряд разграбил три польские деревни. Возвращаясь в свой гарнизон, каратели остановились на ночлег в имении немецкого помещика и устроили пьяную оргию. Ночью группа польских патриотов подожгла имение и истребила 37 немецко-фашистских оккупантов.

Вечернее сообщение 22 сентября

В течение 22 сентября наши войска вели ожесточённые бои с противником в районе Сталинграда и в районе Моздока. На других фронтах существенных изменений не произошло.

* * *

За 21 сентября частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено 5 немецких танков, 25 автомашин с войсками и грузами, подавлен огонь 8 артиллерийских батарей, рассеяно и частью уничтожено до батальона пехоты противника.

* * *

В районе Сталинграда продолжались ожесточённые бои. На южной окраине города два полка пехоты противника перешли в наступление. Гвардейская миномётная часть, где командиром гвардии майор тов. Никонов, дала по наступающим гитлеровцам несколько огневых залпов и уничтожила до батальона немецкой пехоты. Атака неприятеля была сорвана. На другом участке после ожесточённого боя противник занял две улицы. Наши подразделения истребили более 300 немецких солдат и офицеров, подбили 10 танков, уничтожили 9 автомашин, 3 орудия и 7 пулемётов.

* * *

Северо-западнее Сталинграда наши войска вели активные боевые действия и нанесли противнику большой урон. По неполным данным, за два дня истреблено до 3.000 немецких солдат и офицеров, уничтожено 20 танков, 4 артиллерийских и 12 миномётных батарей, 21 орудие, 8 миномётов, 27 пулемётов, 45 автомашин с войсками и грузами. Только за одиндень сбито 12 немецких самолётов. Н-ская часть отбила атаку танков противника, уничтожив при этом 12 немецких танков. Артиллерийский дивизион под командованием тов. Гарбара уничтожил 6 танков и артиллерийскую батарею противника.

* * *

В районе Моздока наши войска вели бои с танками и мотопехотой противника. Батарея под командованием топ. Кононенко, отражая атаку гитлеровцев, уничтожила 5 немецких танков. Бронебойщик т. Кисловский из противотанкового ружья подбил танк противника. В бою за одну высоту наши бойцы истребили до роты немецких автоматчиков.

* * *

Юго-восточнее Новороссийска наши части отбивали атаки противника. На одном участке огнём нашей артиллерии уничтожено 4 орудия и подавлен огонь 3 миномётных и 4 артиллерийских батарей неприятеля. Разведывательная группа краснофлотцев высадилась ночью с катеров в районе западнее Новороссийска. Сняв часовых, краснофлотцы окружили дома и уничтожили до 60 румынских солдат и 2 офицеров. Разведгруппа без потерь вернулась на свою базу. На переходе морем был потоплен мотобот противника.

* * *

В районе Синявина гитлеровцы крупными силами перешли в атаку с целью вернуть потерянные позиции. К исходу дня атака немцев была отбита нашими частями с большими для противника потерями. Советские лётчики и зенитчики сбили на этом участке фронта 10 немецких самолётов.

* * *

Партизаны отряда, действующего в Витебской области, совершили внезапное нападение на немецкое подразделение. В завязавшейся схватке партизаны истребили 25 гитлеровцев и сожгли два грузовика. Захватив у противника автомашину, 4 пулемёта, 38 винтовок и 5.000 патронов, партизаны скрылись.

* * *

Крестьянин деревни Павлово, Ленинградской области, Бережков Н.В., пробравшийся через линию фронта в расположение наших частей, рассказал о тяжёлой участи советских граждан в оккупированных фашистами районах. «Немцы, — сообщил он, — как саранча, опустошили нашу деревню и оставили всех жителей раздетыми, разутыми и без куска хлеба. Зимой люди пухли и умирали голодной смертью. Весной немецкие власти всячески уговаривали крестьян засеять все поля. Они говорили, что после того, как крестьяне осенью сдадут незначительное количество хлеба для нужд германской армии, весь урожай останется в их полном распоряжении. Отдельные крестьяне поддались на эту удочку гитлеровцев и засеяли по нескольку гектаров земли. Остальные же колхозники засеяли лишь приусадебные участки. Когда хлеб созрел, немцы объявили весь урожай с крестьянских полей собственностью германской армии. Под страхом расстрела они обязали крестьян убрать, обмолотить и сдать весь хлеб, до последнего зёрнышка. Крестьяне нашей деревни наотрез отказались выполнить этот приказ. Тогда к нам приехал карательный отряд и учинил кровавую расправу. Фашистские изверги расстреляли колхозников Ручьёва Федота, Кожемякина Петра, Багрова Ивана, Палову Анну, Кущаева Николая и других, разграбили и сожгли дотла всю деревню».

[23; 192-194]