16

9 сентября 1942 года - 445 день войны

 По указанию Государственного Комитета Обороны создан Белорусский штаб партизанского движения. [3; 253]

 В республиках Закавказья объявлено военное положение. [3; 253]

 Наши войска вели уличные бои с противником в г. Новороссийске. [3; 253]

 

 


Хроника блокадного Ленинграда

Гитлеровцы опять усилили обстрел Ленинграда. Правда, их дальнобойные батареи держали город под огнем только 7 минут. Но за это время по нему было выпущено 85 снарядов. [5; 240]


Воспоминания Давида Иосифовича Ортенберга,
ответственного редактора газеты "Красная звезда"

На юг выехала большая группа наших корреспондентов. Среди них Павел Милованов с Северного фронта. Просидел он на этом фронте год, а затем мы посчитали, что довольно ему там сидеть. Летел он на юг кружным путем, в обход Сталинграда, на военно-транспортном самолете вместе с большой группой работников ЦК партии, направлявшейся в Краснодар. Шли бреющим — на юге наступали немцы, то и дело появлялись их самолеты. За Армавиром летчик заметил пару вражеских истребителей и почти вплотную прижал машину к земле. Возле одной из станиц самолет врезался в берег маленькой речушки. Многие получили травмы. Милованов и командир корабля, пострадавшие меньше других, оказали первую помощь раненым. Двух стрелков и бортмеханика, потерявших сознание, отправили на подводах в ближайшую больницу. Остальных к вечеру на самолетах «У-2» доставили в Краснодар. На аэродроме Милованову наложили повязку на поврежденное плечо и изодранные руки.

— Вот так-то,— горевал Милованов.— На фронте — ни царапины, в тылу ранение.

В Краснодаре корреспондент представился командующему фронтом маршалу С. М. Буденному. Комфронта рассказал корреспонденту о сложившейся на фронте тяжелой ситуации, подвел к карте и показал точку, куда ему следовало отправиться. Как раз в это время из Москвы приехала большая группа краснозвездовцев во главе с моим заместителем Григорием Шифриным. На следующий день первый эшелон штаба фронта отбыл в Армавир. Корреспондентские машины тронулись следом. С ними был и Милованов.

Подъезжая к Армавиру, они увидели на его северной окраине какие-то взрывы. Навстречу им мчится открытый автомобиль с Исаковым, членом Военного совета фронта. Остановился. Адмирал сказал, что к городу приближаются немецкие танки, штаб свертывается и едет обратно.

Шифрин принял решение: рассредоточить корреспондентскую группу. Милованову и Галину предложил выехать в Тбилиси, связаться с редакцией, объяснить обстановку, а затем по Военно-Грузинской дороге добираться в Орджоникидзе. В Тбилиси Милованов вызвал меня по прямому проводу (это было накануне моей поездки в Сталинград). Не помню точно, какое у меня было настроение, вероятно, плохое. С Юга, где развернулись ожесточенные бои, нет материала, ничего не прислал и Милованов, который был послан туда для усиления группы спецкоров. И вдруг он оказался в Тбилиси, в глубоком, как мы считали, тылу. Не стал я его долго слушать, не запомнил, что именно продиктовал бодистке. Скоро я забыл об этом, а вот Милованов хорошо запомнил:

— Видно, под горячую руку редактора мы попали. Поругал он нас основательно и в порядке наказания понизил меня в должности, послал корреспондентом в 9-ю армию, оборонявшую Моздок и Орджоникидзе, да еще предупредил, что, если в ближайшие дни не пришлю материал, буду назначен корреспондентом в дивизию. Галину приказал выехать со мной.

Рассказывая об этом, Милованов не без подначки заметил:

— Вот какой был грозный разговор. Мы только пожали плечами, ибо никакой вины за собой не чувствовали, и с охотой поехали туда, куда мы и сами собирались поехать. Наши планы и его наказание совпали...

Не знаю, подействовало на Милованова строгое внушение, но думаю, что не это было главным. Но вот сегодня мы убедились, что на Северо-Кавказском фронте, на одном из его решающих участков, появился боевой корреспондент. О том, как Милованов добывал материал о боях за Моздок, хочу рассказать подробнее.

Командующий 9-й армией генерал К. А. Коротеев обрадовался, что в его армии будет постоянный корреспондент центральной военной газеты. Правда, командарм не знал подоплеки назначения Милованова к нему и считал это назначение знаком особого внимания к его войскам: 9-я армия стояла на главном направлении фронта. Он радушно принял корреспондента и посоветовал ему прежде всего съездить под Моздок.

— Там дерется корпус Рослого,— сказал он.— Это герой штурма линии Маннергейма...

Из штаба корпуса Милованов отправился в батальон, наиболее отличившийся в первых оборонительных боях на Тереке у Моздока. Батальон вел тяжелый бой. прикрывая отход наших частей через Терек. Убило командира. Командование батальоном взял на себя комиссар Григорий Фельдман. Спецкор к нему:

— Мне надо срочно собрать материал о героях боев за Моздок.

Комиссар посмотрел на него с удивлением:

— До разговоров ли сейчас? Видите, что творится. Отправляйтесь, пока не поздно, обратно, на тот берег и ждите нас там.

Но Милованов остался в батальоне и переправился через Терек вместе с Фельдманом на последней лодке. Узнав об этом, генерал Рослый сделал выговор комиссару батальона, но в душе он, видимо, одобрял корреспондента. Об этом я узнал спустя много лет после войны, прочитав его книгу воспоминаний «Выстоять и победить». Там написано:

«Специальный корреспондент «Красной звезды» майор Милованов находился в третьем батальоне, когда шел бой за Моздок. Одним из последних — вместе с комиссаром Фельдманом — майор уходил из города и написал статью «Стойкая оборона гвардейцев», в которой описан героизм третьего батальона».


Опубликован очерк братьев Тур «Колосья в крови», посвященный героизму колхозников прифронтовых деревень и станиц. В разгар рабочего дня над колхозным полем появился немецкий самолет и стал разбрасывать листовки. В них было написано: «Мужики и бабы! Германское командование запрещает вам убирать урожай. Если вы не выполните это распоряжение, то вы и ваши деревни будут стерты с лица земли». Наутро все село вышло в поле. Немцы открыли артиллерийский огонь по полю и селу. Снарядом убило колхозницу. Ее похоронили и ночью продолжали уборку. Впереди колхозников шли с косами бойцы стоявшей рядом боевой части. [8; 347-349]

От Советского Информбюро

Утреннее сообщение 9 сентября

В течение ночи на 9 сентября наши войска вели бои с противником западнее и юго-западнее Сталинграда, а также в районах Новороссийск и Моздок. На других фронтах существенных изменений не произошло.

* * *

Западнее Сталинграда наши войска вели напряжённые бон с танками и пехотой противника. Сосредоточив крупные силы, гитлеровцы, не считаясь с огромными потерями, атакуют наши позиции. Особенно тяжёлые потери противник несёт от огня нашей артиллерии. На участке Н-ского соединения наступающие немецкие танки наскочили на минное поле. На минах подорвались 3 танка противника. Наши артиллеристы произвели несколько огневых налётов на остальные немецкие танки, маневрировавшие перед минным полем. Огнём артиллерии было подбито 6 танков противника. На другом участке в бою у населённого пункта уничтожена рота немецкой пехоты.

* * *

Юго-западнее Сталинграда продолжались бои. Одно наше миномётное подразделение произвело огневой налёт на скопление вражеской пехоты. Убито и ранено свыше 200 гитлеровцев. На другом участке бойцы Н-ской части отразили ожесточённую атаку противника. Уничтожено 150 немецких солдат и офицеров. Захвачены 6 пулемётов, 2 миномёта, автоматы и винтовки. Огнём пехотного оружия сбит немецкий бомбардировщик.

* * *

В районе Новороссийска наши части вели упорные бои с войсками противника, вклинившимися в нашу оборону. Залпами гвардейских миномётных подразделений разбито 40 немецких автомашин с войсками. На другом участке бойцы Н-ской части подбили и сожгли 6 немецких танков, 3 миномётные батареи и истребили 140 гитлеровцев. Наши разведывательные отряды, действующие в тылу противника, истребили 190 немецких солдат и офицеров.

* * *

В районе Моздока наши части вели бои по уничтожению группировки противника, переправившейся на южный берег реки. Огнём артиллерии и бронебойщиков подбито 5 немецких танков. Разгромлена рота вражеской пехоты.

* * *

На одном из участков Западного фронта бойцы Н-ского соединения выбили противника из укреплённого района и заняли три населённых, пункта. Немцы потеряли в бою за эти населённые пункты только убитыми 400 солдат и офицеров. Захвачены трофеи и пленные.

* * *

Пленный венгерский солдат 6 полка 10 венгерской пехотной дивизии Иштван Ференц рассказал: «Наши войска несут неисчислимые потери. В боях с русскими наш полк разгромлен, и от него сохранились лишь жалкие остатки. Особенно большие потери наносят нам советские миномёты. Недавно огнём этого страшного оружия уничтожено 2 батальона 6 полка. В связи с огромными потерями настроение венгерских солдат резко ухудшилось. Они озлоблены и ненавидят немцев. Нередко можно слышать, как солдаты говорят: «Пусть Гитлер подохнет, а мы вернёмся домой». Офицеры, стремясь подавить недовольство солдат, всё чаще прибегают к наказанию. Провинившегося солдата подвешивают к дереву за вывернутые назад руки. В таком положении обычно держат два часа».

* * *

У убитого командира немецкого батальона капитана Тельбайге найдено письмо, адресованное капитану Вернеру Репке. В этом письме он писал: «В последнее время, я со своим батальоном участвовал и напряжённых боях. Страшные потери. От батальона не осталось в обшей сложности и роты. Вчера мы взяли в плен 15 русских. Всех их перебили. У них монгольские черты лица, и большинство плохо знает русский язык. Они чертовски упорны и дерутся до последней возможности. В этих боях мне пришлось познакомиться с русскими танками. Танки у них великолепны, и мы здесь здорово почувствовали их силу. Случалось ли тебе видеть танки «Т-34»? Это самое лучшее, что создано до сих пор в области танков».

* * *

Партизанский отряд известного польского патриота Казимира Соколинского за два месяца боевых действий истребил 268 гитлеровцев, разрушил 9 мостов и пустил под откос 4 воинских поезда. Кроме того, партизаны разгромили имение немецкого помещика и сожгли большое количество хлеба.

Вечернее сообщение 9 сентября

В течение 9 сентября наши войска вели ожесточённые бои с противником западнее и юго-западнее Сталинграда, а также в районах Новороссийск и Моздок.

На других фронтах существенных изменений не произошло.

* * *

За 8 сентября частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено до 40 немецких танков и бронемашин, до 200 автомашин с войсками и грузами, 20 автоцистерн с горючим, подавлен огонь 8 батарей полевой и зенитной артиллерии, взорвано 3 склада боеприпасов, рассеяно и частью уничтожено до полка пехоты противника.

* * *

Западнее Сталинграда наши войска вели напряжённые бои с крупными силами немецкой пехоты и танков. После двухдневных упорных боёв наши части оставили два населённых пункта. Гвардейцы Н-ской стрелковой части отбили несколько атак гитлеровцев. Уничтожено 10 немецких танков, 14 орудий и свыше 300 солдат и офицеров противника. Большой урон живой силе и технике неприятеля наносят наши танкисты. Танковый экипаж в составе тт. Боровкова. Пухальского и Васильева уничтожил немецкий танк, 8 противотанковых орудий и 2 автомашины с боеприпасами. Экипаж под командованием т. Беликова подбил два немецких танка, уничтожил два орудия и истребил до взвода гитлеровцев. Всего в течение дня танкистами Н-ской части подбито 13 танков противника.

* * *

Юго-западнее Сталинграда наши части сбивали ожесточённые атаки противника. Немцы потеряли 7 танков и до роты пехоты. Танкисты Н-ской части уничтожили две роты румынской пехоты.

* * *

В районе Новороссийска продолжались ожесточённые бои. Немцы после огромных потерь в людях и технике прорвались к северо-западной окраине города. Наши войска контратаками сдерживают наступающего врага. Огневыми налётами советской артиллерии и миномётов рассеяно и частью уничтожено до двух батальонов пехоты противника. На поле боя осталось 5 сожжённых танков, 8 автомашин и несколько сот убитых гитлеровцев. Наши лётчики, взаимодействуя с наземными частями, штурмовыми и бомбардировочными налётами уничтожили колонну немецких танков и автомашин, подходивших к месту боёв.

* * *

В районе Моздока советские войска вели бои по уничтожению неприятельской группировки на южном берегу реки. Под ударами наших бойцов гитлеровцы были вынуждены отступить. Н-ская часть уничтожила 3 танка, 7 орудий и до 200 немецких солдат и офицеров.

* * *

У немецкого солдата Франца Дитца найдено неотправленное письмо, адресованное некоему Шольцу. в г. Ратибор В этом письме говорится: «Уже год. как я воюю. Я думал, что теперь-то, наконец, мне удастся отдохнуть, но в последнюю минуту всё изменилось. Уже второй день мы едем в поезде на новый участок фронта. У меня больше нет никакой охоты попасть на передовые линии, где ежедневно гибнут товарищи... Какие ужасные потери нанесли нам русские в последних боях. Мы надеялись, что этим летом наступит конец. Напрасно. Теперь совершенно очевидно, что нечего и думать об окончании войны к этом году. Я прихожу в ужас от предстоящей зимы и готов отказаться от самых высоких наград, от всего на свете, лишь бы только вырваться отсюда».

* * *

Добровольно сдавшийся в плен унтер-офицер 100 немецкой пехотной дивизии Гейнц X. рассказал: «В Киеве я видел опухших от голода женщин и детей, которые, как тени, бродили по улицам в поисках хлеба. Немецкие военные власти относятся к русским и украинцам, как к своим рабам. При мне из Киева отправляли пять эшелонов украинцев в Германию. Мужчин и женщин ловили на квартирах, на улицах и под конвоем отправляли на вокзал. Тех, кто пытался оказать сопротивление, жестоко избивали. Нескольких украинцев, отказавшихся поехать на принудительные работы в Германию, гестаповцы повесили около вокзала».

Новая ложь немецких фальшивомонетчиков

Гитлеровцы на весь мир прославились как первостепенные брехуны. Но в последнее время немцы настолько заврались и запутались в своих лживых «военных сообщениях», что перестали даже называть какие-либо цифры потерь противника, а просто перечисляют десятки взбрёвших им в голову номеров дивизий Красной Армии, якобы уничтоженных в боях на советско-германском фронте.

Так, например, 8 сентября немецкое командование разразилось сногсшибательной вестью — оно оповестило мир о том, что с 1 мая по 31 августа немецко-фашистскими войсками якобы уничтожено «56 дивизий и 39 бригад Красной Армии». Дабы придать этим фантастическим данным хотя бы видимую достоверность, брехуны из штаба Гитлера перечисляют номера якобы уничтоженных дивизий и бригад Красной Армии, нимало не стесняясь тем, что многие из перечисленных ими дивизий и бригад вовсе не принимали участия в боях с мая по август 1942 года, некоторых из них вообще не было в составе действующей Красной Армии, а остальные дивизии, хотя и понесли потери в боях, однако продолжают упорно сражаться и бить врага.

Немцы ради облегчения задачи уничтожения на бумаге советских войск, ради самоутешения и обмана населения Германии по вопросу о мнимых советских потерях дошли до того, что изобрели особые войсковые соединения советской армии — вроде «ударных бригад» и «авиационных бригад», а затем без всяких усилий перебили их, включив в списки уничтоженных советских частей. Причём, пользуясь своим обычным жульническим приёмом, гитлеровцы вновь умолчали о своих собственных потерях, хотя эти потери огромны.

Публикуем фактические данные о потерях воюющих сторон с 1 мая по 31 августа с. г.

За указанный период боёв на советско-германском фронте понесли значительные потери 42 стрелковые советские дивизии и 25 бригад, из них 14 танковых.

За это же время частями Красной Армии были полностью разгромлены (уничтожено более 70 процентов боевого состава) следующие 73 вражеские дивизии:

а) 1, 6, 8, 11, 22, 24, 28, 50, 57, 58, 62, 75, 79, 87, 102, 113, 123, 132, 161, 168, 170, 223, 227, 256, 269, 290, 291, 294, 297, 305, 336, 342, 377 и 387 немецкие пехотные дивизии; 3, 14, 36 и 60 немецкие моторизованные дивизии и две моторизованные дивизии «СС»; 4 и 5 немецкие горнострелковые дивизии; 1, 2, 3, 5, 9, 11, 16, 17, 18, 19, 22 и 23 немецкие танковые дивизии. Всего разбито 54 немецких дивизии.

б) 1, 2, 4, 18, 20 румынские пехотные дивизии; 1 и 2 горные и 5 кавалерийская румынские дивизии. Всего разбито 8 румынских дивизий.

в) 3, 7, 10, 12 и 14 венгерские пехотные дивизии и танковая венгерская бригада.

г) 2 и 9 пехотные, 3 моторизованная и 2 альпийская итальянские дивизии.

Уничтожены также 1-я словацкая моторизованная дивизия и легион датских гитлеровцев «Дания».

Кроме того, в боях с 1 мая по 31 августа советские войска нанесли тяжёлые потери 26, 30, 44, 56, 76, 94, 95, 121, 122, 129, 208, 212, 254, 258, 296, 299, 328, 329, 340, 384 и 385 немецким пехотным дивизиям, потерявшим от 40 до 50 процентов боевого состава.

Таковы факты.

В прошедших боях Красная Армия перемолола, таким образом, существенную часть вражеских войск. Пройдёт немного времени, и остальную массу дивизий Гитлера и его вассалов постигнет такой же бесславный конец. Советский народ, Красная Армия найдут каждому немцу, венгру, румыну, итальянцу, словаку, финну, ворвавшемуся в советскую страну, — пулю и два аршина земли!

СОВИНФОРМБЮРО.

[23; 164-167]