16

8 июля 1942 года - 382 день войны

 Войска левого крыла Брянского фронта продолжали оборонительные бои с противником в Воронеже. [3; 218]

 Немецкие войска оккупировали г. Красный Лиман Донецкой области. [1; 152]

 

 


Хроника блокадного Ленинграда

Ощущаются результаты ударов, нанесенных нашими артиллеристами и летчиками по дальнобойным батареям врага. 8 июля обстрел Ленинграда противником продолжался всего лишь 10 минут. В городе разорвалось 26 снарядов. День обошелся без жертв.

880-й стрелковый полк, который держит оборону вблизи Пулковских высот, принимал сегодня дорогих гостей. Рабочие ряда оборонных заводов и представители обкома союза предприятий Наркомата вооружений прибыли сюда, чтобы вручить передовому полку переходящее Красное знамя. Воинам был передан также станковый пулемет № 3362, изготовленный сверх плана. Вручал подарок токарь-стахановец Гавриил Артонов, принимал — немолодой уже воин, в недавнем прошлом тоже ленинградский рабочий, а теперь лучший пулеметчик полка Петр Григорьев, награжденный за боевые заслуги орденом Ленина.

Еще с ночи летчики-штурмовики и бомбардировщики КБФ начали уничтожать огневые точки врага на острове Соммерс в Финском заливе. Был атакован также направлявшийся к острову отряд вражеских военных кораблей. Он состоял из канонерских лодок и катеров. Некоторые из них потоплены, подожжены и повреждены группами штурмовиков Героя Советского Союза майора А. Карасева и капитана Н. Степаняна.

В этот же день катера под командованием старших лейтенантов А. Киселева и Г. Черевиченко потопили подводную лодку противника. Они сделали это, не сбросив ни одной глубинной бомбы. Преследуя лодку, катера загнали ее на минное поле, и она сама подорвалась.

8 июля 1942 года ленинградский архитектор Э. Левина записала в своем дневнике:

«В АПУ [Архитектурно-планировочное управление Ленсовета] уже думают о новом Гостином дворе [взрывы вражеских бомб и пожар нанесли Гостиному двору значительные повреждения] и намечают планы реконструкции и развития Ленинграда». [5; 212]


Воспоминания Давида Иосифовича Ортенберга,
ответственного редактора газеты "Красная звезда"

Смотрю на висящую на стене карту советско-германского фронта. Второй год она перед моими глазами. Но нет, не примелькалась. В дни оборонительных сражений сорок первого года приходилось часто переставлять флажки на восток, а в дни нашего контрнаступления возвращал их на запад. В эту же весну они как бы застыли в неподвижности, а теперь вновь приходится переносить их на восток. Сначала — Кунянск, а вчера в Генштабе узнал, что нашими войсками оставлен и Старый Оскол.

Карта, карта! Обыкновенная, напечатанная на плотной бумаге. Она совершенно необходима каждому командиру. А военному газетчику? Тоже, конечно: он должен ориентироваться в том. что происходит на всем театре военных действий. При этом карта с флажками может омрачить или утешить, поднять настроение или, наоборот, нагнать тоску. Одним словом, это почти что живое существо, с которым можно поговорить и поспорить... Признаться, со школьной поры люблю географические карты. Сам не знаю почему... А сегодня смотрю на нее с тревогой: Купянск и Старый Оскол остались за чертой фронта...

Наши спецкоры сообщают: «Огромное танковое сражение в полном разгаре. Оно перемещается в пространстве, гаснет в одном месте, чтобы с новой силой вспыхнуть в другом. В его орбиту вовлечены большие технические средства и людские массы. Наиболее ожесточенные бои еще впереди».

Наши войска, отступая, ведут тяжелые бои. Но остановить врага не удается. Никаких иллюзий не должно быть — Родина в опасности. И снова, как в дни Московской битвы, возвысил свой голос Илья Эренбург. Призывным набатом прозвучала его статья «Отобьем!» Вот строки из этой, написанной, можно сказать, кровью сердца статьи:

«Нас постигла военная неудача: немецкие танки прорвались к степям Средней России. Над Родиной снова сгрудились грозовые тучи. Народ, переживший победы у Ростова, у Калинина, у Можайска, не хочет тешить себя иллюзиями...

Настали снова грозные дни... Друзья бойцы, вы отбили немца в трудные дни декабря, когда он подошел к пригородам Москвы. Отбейте его теперь! Отгоните немцев от Дона! Битва только-только разгорается, и слышно в грозовой ночи:

— Отобьем!»

И вновь, как в трудные дни сорок первого года, тема стойкости, самоотверженности, готовности стоять насмерть в боях за Родину стала главной для газеты. И новый призыв писателя в статье «Сердце человека»:

«Гитлер торопится, он хочет в июле найти свою весну... Немецкие танки снова ринулись вперед. Их должно остановить наше мужество... Что для этого нужно? Большое сердце и священные слова солдатской присяги: «Умрем, но немца не пропустим!»


О тыле в трудную пору войны написаны очерки, поэмы, повести, романы, ибо за Волгой, на Урале, в просторах Сибири люди работали так, как, может быть, нигде и никогда. Вот почему в эти дни особенно важно было рассказать о том, как тыл заботится, чтобы фронтовики не знали нужды ни в чем, и особенно в оружии. Вот почему так сильно прозвучала статья «Вооружение для фронта», написанная народным комиссаром вооружений, тогда еще совсем молодым, тридцатичетырехлетним Дмитрием Федоровичем Устиновым, будущим маршалом и министром обороны СССР. Не могло не радовать его заявление, что наши заводы в эти дни резко увеличивают темпы работы и выпускают вооружение сверх плана. Нарком рассказывает, как самоотверженно работают известные конструкторы В. Г. Грабин, С. Г. Симонов, В. А. Дегтярев, Б. И. Шавырин и другие, их изобретательская мысль направлена на то, чтобы наше оружие превосходило немецкое, и это им удается!

«Достигнутое не предел,— писал нарком.— Мы знаем, что враг еще силен. Впереди упорные, жестокие бон... Поэтому с еще большей энергией, не покладая рук, работают вооруженны, увеличивая с каждым днем выпуск боевого оружия для фронта».

Заявление руководителя отрасли первостепенной важности прибавляло фронтовикам уверенности, что так и будет!


На третьей полосе, в уголке, помещена заметка «Комсомольская забота о семьях фронтовиков». Заметка небольшая, а тема очень важная, постоянно тревожившая фронтовиков. Приведу только несколько цифр из этой заметки, подписанной секретарем Вологодского обкома ВЛКСМ А. Сысоевой: силами комсомольцев двадцати районов области подвезено к квартирам семей фронтовиков 23 000 кубометров дров, отремонтировано 450 квартир, для нуждающихся эвакуированных детей собрано 80 000 вещей... Надо ли объяснять, что значили для фронтовиков эти цифры — доказательство: об их семьях заботятся...


Борис Галин прибыл в один из полков своего, пока еще тихого, участка Южного фронта. Здесь намечалась небольшая операция: полк должен был боем разведать силы противника и выбить его из деревни. Особое задание получила девятая рота. Сюда и отправился Галин, пробыл там от начала до конца операции и вскоре прислал очерк «Девятая рота».

Писатель в бою — это очень сложная и важная проблема. Не участвуй Лев Толстой в обороне Севастополя, не было бы его знаменитых «Севастопольских рассказов». Не поехал бы больной Чехов на далекий Сахалин, не было бы его потрясающих сахалинских очерков. А как родились великолепные повести Горького, роман Фадеева «Разгром», пьеса Вишневского «Оптимистическая трагедия»? Чем ближе писатель к жизни, чем больше он увидел и пережил, тем сильнее и интереснее его повествование. Особенно это важно для очеркиста. Я не говорю ничего нового, но эту старую истину вспомнил в связи с очерком Галина.

Никакие рассказы свидетелей, то есть материал, полученный из вторых или третьих рук, не позволили бы Галину так нарисовать картину жизни роты перед боем и в бою, так раскрыть характер и внутренний мир людей. Надо было все это пережить вместе с бойцами. Свидетельством этого может быть выдержка из очерка:

«В девятой роте, которая должна была наступать со стороны школьного домика, до полудня знали о предстоящем бое только двое — командир роты и политрук. Догадывался старшина, получивший специальное распоряжение усилить боепитание. Догадывался и Лаптинов, хитроватый, веселый боец с выгоревшими на солнце белесыми бровями. Это был старый солдат, который сразу учуял, что «будет дело». Он это понял по оживленному виду командира роты и по ряду других признаков. Хитро поблескивая глазами, он подошел к политруку роты и. улыбаясь, говорил, что заскучал в обороне. Политрук, тоже улыбаясь, сказал уклончиво:

— Будет приказ — тогда выступим.

Окончательно решив, что сегодня ночью быть делу, и, не дожидаясь приказа сверху, он сам стал готовиться к бою. Проверил свою самозарядку, прочистил и смазал ее, аккуратно сложил в подсумок патроны, приладил к поясу гранаты, переоделся в чистое белье, что он всегда делал перед боем, если была возможность... Чернов смотрел на Лаптинова и поражался его спокойствию. Он спрашивал себя: как это можно сейчас, когда готовишься к самому главному, как это можно рыться в вещевом мешке, беспокоиться о пропавшей трубочке с медным патроном. играть на гитаре и петь, заразительно смеяться...»

Сквозь весь очерк проходит очень важная мысль о гордости бойца за свой полк, за свою роту. Особенно сильно она прозвучала в таком эпизоде. Чернов был ранен. Возле — врач. «Чернов хотел приподняться и сказать, что он из девятой роты, но потерял сознание. Очнулся он, когда что-то мягкое и теплое коснулось его лица. Он открыл глаза и увидел траву, высокую и густую, сверкающую капельками росы и крови. Продолжая прерванную мысль, он сказал тихим голосом:

— Я из девятой роты...» 

[8; 247-250]


Корреспонденция из красноармейской газеты «Знамя Родины»
«Комсомольский билет, обагренный кровью»

8 июля 1942 г.

Этот комсомольский билет принадлежал отважному советскому воину, сыну казахского народа Чужбекову Окубаю. В бою нашей части за высоту Н. вражеская пуля, пробив билет, тяжело ранила комсомольца Чужбекова.

Потерявший сознание, истекающий кровью, он был доставлен на пункт медпомощи и оттуда в госпиталь. Советские врачи окружили раненого вниманием и заботой. Жизнь Чужбекова была спасена.

После возвращения в строй комсомолец Чужбеков был принят в ряды Коммунистической партии. Недавно он получил кандидатскую карточку. Свой комсомольский билет, простреленный фашистской пулей и обагренный кровью, Чужбеков сдал партийной организации.

— Комсомольцем бил я фашистских гадов. Теперь буду бить их еще беспощаднее, покажу, как воюют коммунисты с проклятым врагом,— сказал Чужбеков, получая кандидатскую карточку.

Товарищ боец! Пусть пример советского патриота, воспитанного Ленинским комсомолом, вдохновляет тебя в предстоящих жестоких боях с гитлеровскими мерзавцами.

Политрук Г. Микульский

Знамя Родины, 18 А, № 189, 1942, 8 июля.— ЦАМО СССР, ф. 371, оп. 6429, д. 9, л. 8.

[12; 108]

От Советского Информбюро

Утреннее сообщение 8 июля

В течение ночи на 8 июля наши войска вели бои с противником западнее Воронежа и юго-западнее Старый Оскол.

На других участках фронта существенных изменений не произошло.

* * *

Западнее Воронежа продолжаются ожесточённые бои. На одном из участков крупные силы немцев пытались овладеть высотой, которую обороняло наше танковое подразделение. Танкисты стойко встретили удар. Экипаж старшего лейтенанта Салюкова несколькими выстрелами подбил немецкий танк и уничтожил два тяжёлых орудия. Экипаж танка в составе лейтенанта Баклогова, башенного стрелка Трущака, механика-водителя старшего сержанта Медведева уничтожил 4 орудия и 50 гитлеровцев. В бою за высоту противник потерял убитыми сотни солдат и офицеров.

* * *

На участке фронта юго-западнее Старого Оскола противник, не считаясь с огромными потерями, рвётся вперёд и бросает в бой новые резервы. В одном пункте 30 немецких танков и свыше полка пехоты при поддержке авиации перешли в атаку. Наши артиллеристы встретили гитлеровцев массированным огнём и уничтожили 12 немецких танков. Под прикрытием артиллерийского огня вступили в бой наши тяжёлые танки и пехотинцы. Контрударом противник был отброшен на исходные позиции. На поле боя осталось свыше 700 вражеских трупов. Захвачены пленные. На другом участке наша часть под давлением численно превосходящих сил противника отошла на новые рубежи. В ходе боя подбито 9 немецких танков и уничтожено до 400 гитлеровцев.

* * *

Две роты противника окружили взвод младшего лейтенанта Трапезникова. Наши бойцы встретили атакующих гитлеровцев дружным огнём из пулемётов и винтовок. Потеряв свыше 100 человек убитыми, немцы вынуждены были отойти.

* * *

Командир орудия тов. Шехтер подпустил на близкое расстояние наступающую немецкую пехоту и, стреляя прямой наводкой, уничтожил 50 солдат и офицеров противника. Будучи дважды ранен, тов. Шехтер продолжал вести огонь до тех нор, пока не была отбита атака противника.

* * *

Красноармеец тов. Сухов меткими выстрелами из винтовки уничтожил расчёт немецкого пулемёта. Захватив пулемёт, тов. Сухов открыл из него огонь и уничтожил ещё 15 немецких солдат и офицеров.

* * *

Отряд смоленских партизан под командованием тов. А. за время своей боевой деятельности уничтожил 560 немецко-фашистских оккупантов. Кроме того, партизаны, взаимодействуя с частями Красной Армии, истребили 450 гитлеровцев. Советские патриоты организовали крушение 5 воинских эшелонов противника, взорвали железнодорожный мост, уничтожили 80 километров линии телефонной связи.

* * *

Ниже публикуются выдержки из дневника убитого немецкого обер-лейтенанта Гольца:

«11 января 1942 г. Выехали из Дании на Восточный фронт.

22 января. Наш 323 пехотный полк выгрузился в Великих Луках и вступил в бой.

16 февраля. Наши потери только убитыми 750 человек.

20 февраля. Второй батальон отрезан. 10 рота потеряла 50 процентов личного состава.

23 февраля. Батальон разгромлен. Много товарищей погибло. Пробились только полковник Мотц, лейтенант Лютце и 85 рядовых. У каждого из нас слёзы на глазах. Командир 2 батальона 323 пехотного полка граф Жейзерлин убит. Командир 14 роты Мюллер — убит. Убитых — 396 человек, а с пропавшими без вести — свыше 600.

6 марта. Наступление сорвалось. Русские дрались мужественно и одержали успех.

10 мая. Русские взорвали железнодорожный мост. Бронепоезд полетел под откос.

20 июня. Партизаны атаковали опорный пункт. У нас убито 60 человек».

* * *

Немецко-фашистские мерзавцы чинят чудовищную расправу над мирными жителями гор. Витебска. В городе ежедневно десятки людей умирают голодной смертью. 23 июня оккупационные власти повесили 17 человек, в том числе 4 женщин, за то, что они пытались без пропуска пробраться из города в деревню за картофелем. Недавно в Витебске был убит немецкий офицер. Гитлеровцы устроили массовые облавы и расстреляли 100 жителей города.

* * *

В Восточной Боснии (Югославия) партизаны продолжают успешные операции против немецко-итальянских захватчиков. Партизаны разгромили крупные отряды жандармерии. Две итальянские альпийские дивизии, посланные для борьбы с партизанским движением, также потерпели серьёзные неудачи. За июнь месяц эти дивизии оккупантов потеряли 1.800 человек убитыми и ранеными.

Вечернее сообщение 8 июля

В течение 8 июля наши войска вели жестокие бои западнее Воронежа. После упорных боёв наши войска оставили г. Старый Оскол.

На других участках фронта существенных изменений не произошло.

В Баренцовом море одна из наших подводных лодок атаковала новейший немецкий линкор «Тирпиц», попала в него двумя торпедами и нанесла линкору серьёзные повреждения.

* * *

За 7 июля частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено свыше 50 немецких танков, 90 автомашин с войсками и грузами, 125 повозок с боеприпасами, 28 автоцистерн с горючим, подавлен огонь 2 дивизионов полевой артиллерии, 6 батарей зенитной артиллерии, взорван склад с горючим и два склада с боеприпасами, рассеяно и частью уничтожено до четырёх рот пехоты противника. В Баренцовом море потоплен немецкий транспорт, и в Финском заливе повреждён транспорт противника.

* * *

На одном из участков западнее Воронежа немцы бросили в атаку свыше 100 танков. Завязался танковый бой, в результате которого уничтожено 40 немецких танков.

Наши бойцы и командиры показывают замечательные образцы стойкости и героизма в борьбе с превосходящими силами врага. Красноармеец тов. Вегаев ворвался в окоп противника и ручной гранатой уничтожил четырёх солдат. Немецкий офицер пытался застрелить бойца, но Вегаев быстрым ударом штыка заколол гитлеровца. Красноармеец тов. Большаков гранатой уничтожил станковый пулемёт, пулемётчика и офицера. В штыковом бою тов. Большаков вывел из строя 17 гитлеровцев. К одному из наших орудий приближалось несколько немецких танков. Наводчик тов. Фаустов близко подпустил противника и подбил 2 немецких танка. Шесть раз пытались немцы выбить из окопов взвод, которым командует тов. Воробьёв. Отважные бойцы не отступили ни на один шаг. На подступах к окопам немцы оставили до 200 трупов солдат и офицеров.

* * *

Наше танковое подразделение, где командиром тов. Котырло (Калининский фронт), в трёхдневных боях с противником уничтожило 15 немецких танков, 20 противотанковых орудий и несколько сот солдат и офицеров противника.

* * *

В воздушных боях с противником истребительная авиачасть, которой командует майор Осмаков (Калининский фронт), за четыре дня сбила 16 «Юнкерсов», 4 «Мессершмитта-109» и 5 «Мессершмиттов-109-Ф».

* * *

Снайпер Фёдор Чегодаев за время Отечественной войны истребил 240 гитлеровцев. Он обучил искусству меткой стрельбы 24 красноармейца, которые под руководством тов. Чегодаева уничтожили 180 немецких оккупантов.

* * *

Партизаны, действующие в тылу противника на Северо-Западном фронте, пустили под откос поезд с немецкой пехотой и эшелон с автомашинами. Советские патриоты разрушили телефонно-телеграфную сеть на протяжении двух километров и уничтожили 40 оккупантов.

* * *

Партизанские отряды, действующие в одном из районов Ленинградской области, организовали крушение воинского эшелона противника. Разбито 38 вагонов. Партизаны этих же отрядов уничтожили три штабные автомашины противника. Убиты 9 немецких офицеров и один генерал, награждённый двумя нагрудными знаками и железным крестом.

* * *

Пленный солдат 7 роты 33 полка 10 румынской пехотной дивизия Ион Самойла рассказал: «С тех пор, как немцы пришли в Румынию, она перестала быть самостоятельной страной. Немцы обобрали города, разорили деревни. Всё ценное вывозится в Германию. Румынским крестьянам предстоит тяжёлая зима. По дороге на фронт я видел огромные площади незасеянной пахотной земли. Посевы кукурузы заросли бурьяном. Дезертирство из армии не прекращается несмотря на то, что военно-судебные власти применяют самые суровые меры. Из моей роты в течение месяца дезертировало более 30 солдат».

* * *

Группа бойцов составила акт о чудовищном преступлении гитлеровских мерзавцев. В акте говорится: «У блиндажей, отбитых у немцев, найдены 18 трупов замученных командиров и красноармейцев. У бойцов переломаны руки и вывихнуты ноги. На одном трупе обнаружены многочисленные следы ожогов». Акт подписали: младший политрук Галелей, военфельдшер Акчурина, красноармейцы Денисов, Миронов и Пластинин.

* * *

Предатели французского народа выслуживаются перед своими хозяевами из Берлина. В гор. Безье (Франция) полиция раскрыла подпольную типографию, печатавшую антигерманские листовки. 12 молодых французов, организаторов этой типографии, были казнены. Тем не менее листовки снова продолжают широко распространяться не только в Безье, но и в других городах.

* * *

Партизанский отряд польских патриотов в годовщину вероломного нападения Германии на Советский Союз пустил под откос поезд оккупантов на линии Краков — Львов. В результате крушения и взрыва было на сутки прервано движение поездов.

[23; 19-21]