16

9 августа 1942 года - 414 день войны

 Продолжались ожесточенные оборонительные бои советских войск с противником на сталинградском и кавказском направлениях: в районе Калача, Клетской, северо-восточнее Котельниково, а также в районах Армавира, Кропоткина, Краснодара, Майкопа. [3; 236]

 Советские войска оставили г. Краснодар. [3; 236]

 Войска 62-й армии после упорных боев оставили район большой излучины Дона. Велись последние арьергардные бои войск армии на западном берегу Дона и была завершена переправа их на восточный берег. Отдельные подразделения и части продолжали борьбу в тылу немецко-фашистских войск. [3; 236]

 ЦК КП Белоруссии обратился с письмом к командирам и комиссарам партизанских отрядов, всем партизанам и партизанкам Белоруссии, в котором призывал к активизации действий партизанских отрядов в тылу врага. [3; 236]


Хроника блокадного Ленинграда

Большой зал Ленинградской филармонии не вместил всех желающих послушать Седьмую симфонию Дмитрия Шостаковича, впервые исполняемую в городе на Неве.

Своеобразным вступлением к симфонии, создававшейся в осажденном Ленинграде и проникнутой верой в победу над фашизмом, явились раскаты батарей нашей дальнобойной артиллерии. Это не было случайным совпадением. Артиллеристы получили приказ держать под огнем вражеские батареи, которые нередко обстреливают центр города. На этот раз дальнобойная артиллерия противника вела обстрел города в течение 3 минут. 14 выпущенных ею снарядов разорвались на Канонерском острове.

Впрочем, не только в подавлении огня фашистских батарей проявилась забота военных об успехе концерта. В оркестр радиокомитета были включены военные музыканты, специально откомандированные из частей для участия в исполнении Седьмой симфонии. Все 79 исполнителей играли с необычайным подъемом. Когда отзвучали последние аккорды и присутствующие в зале стоя аплодировали, на сцену поднялась девочка лет двенадцати. Она вручила цветы дирижеру. Карла Ильича Элиасберга это тронуло до глубины души. Цветы, выращенные в осажденном городе, были поистине бесценными... В записке, вложенной в букет, семья ленинградцев Шнитниковых благодарила оркестр за чудесное исполнение симфонии.

Затишьем в артиллерийском обстреле Ленинграда воспользовались спортсмены. В воскресенье 9 августа состоялись большие легкоатлетические соревнования, в которых участвовали спортсмены Красной Армии, всевобуча, местной противовоздушной обороны. Соревнования завершились показательными спортивными играми.

А вблизи Ленинграда не прекращается перестрелка. Идут бои и за линией фронта. Отбивая атаки карателей, партизаны в то же время наносят удары по коммуникациям врага. 9 августа две диверсионные группы 2-й Ленинградской партизанской бригады уничтожили 20 вагонов с едущими на фронт гитлеровцами. Пущено под откос также 12 платформ с танками и автомашинами и 9 вагонов с боеприпасами. 

Начались изыскания на трассе будущей линии электропередачи через Ладогу. Особенно сложная задача стоит перед гидрографами Ладожской военной флотилии. Им предстоит наметить кратчайший путь и выявить наиболее благоприятный профиль дна для прокладки линии. [5; 226]


Воспоминания Давида Иосифовича Ортенберга,
ответственного редактора газеты "Красная звезда"

Вот уже две недели, как действует приказ Сталина № 227. Он был зачитан перед строем и в окопах — во всех взводах, ротах, полках. Не ошибусь, если скажу, что ни один приказ Верховного Главнокомандующего за все время войны не вызывал таких глубоких чувств! Сила его воздействия была в том, что нашим воинам без прикрас сказали нелегкую, но истинную правду, суровую и горькую, о той пропасти, над которой мы очутились. Общепризнано, что приказ № 227 сыграл исключительную роль в создании духовного морально-политического перелома в умах воинов.

Но как бы ни был важен этот приказ, просто призывами «Ни шагу назад!» не решить исхода битвы с врагом. Не буду перечислять всего, что было сделано для усиления отпора врагу. Мы же тогда видели свою главную задачу в том, чтобы довести до фронтовиков главное требование приказа установить порядок и железную воинскую дисциплину в войсках, снизу доверху. Этому и служат многие материалы, опубликованные в газете. Для примера укажу лишь на передовую статью «Умело организовать встречный бой», посвященную нашим оборонительным сражениям на Юге. Жирным шрифтом выделены в ней самые важные строки, которые можно назвать наставлениями воинам: «Развернуться в боевой порядок раньше врага, неожиданно напасть на него в то время, когда он находится на походе и не изготовился в бою». Или: «Бить врага по частям, уничтожать каждую вражескую колонну порознь до того, как успеет подойти к ней подкрепление». Или: «Вернейший залог упреждения неприятеля в развертывании — это неизменная готовность каждого подразделения, каждой части в любую минуту и на любом рубеже организованно встретить наземного и воздушного врага». Хлесткая, прямо-таки афористичная фраза: «Боевой опыт учит, что лучше плохое решение, но своевременное, чем хорошее, но опоздавшее»...

Прямым откликом на приказ № 227 была трехколонная статья генерала В. Матвеева «Порядок и дисциплина в бою». В ней рассказывалось, как стрелковый полк майора Лебедева действовал на опаснейших участках фронта. Он подвергался самым жестоким испытаниям, и не было в этом полку ни одного случая самовольного оставления окопа, блиндажа, дзота. Просто «под давлением неприятеля» здесь никто не отходил, каким бы сильным это давление ни было. Быть может, в особо острые моменты у некоторых менее выдержанных людей и затушевывалось сознание долга. Нет сомнений, что и эти люди держались в силу железного порядка, которого командир добивался любой ценой. В первых же боях майор Лебедев послал несколько красноармейцев, проявивших малодушие, на самый опасный участок, чтобы они искупили свою вину. Этот справедливый акт и другие, более жесткие, с удовлетворением воспринимались в ротах. Войска любят порядок. Масса бойцов отлично понимает значение дисциплины. Все меры, направленные на поддержание порядка, особенно в те напряженные минуты, когда враг стремится нарушить этот порядок, только поднимают авторитет командира, вселяют веру в силу его приказа.


Некоторое время тому назад, в связи с обострившейся обстановкой на фронте, Центральный Комитет партии принял специальное решение об улучшении политической работы в войсках. В этом постановлении говорилось о такой форме мобилизации масс, забытой многими, как красноармейские митинги. Теперь они стали проводиться повсеместно — перед боем, в короткие часы передышки в дивизиях, полках. На этих митингах выступали командующие фронтами и армиями, члены Военных советов, комиссары. Выходили на трибуны митингов видные деятели партии и государства - М. И. Калинин, Е. М. Ярославский, Д. З. Мануильский, многие ответственные работники Центрального Комитета партии. Митинги оставляли в умах и сердцах бойцов огромный след, служили воспитанию стойкости и дисциплины, укрепляли веру в нашу победу.

Первый отчет о первом митинге публикуется в сегодняшнем номере газеты. Дело нам казалось столь важным, что на митинг в дивизию был командирован Павленко: в репортерскую работу Петр Андреевич вкладывал свой писательский талант.

Митинг состоялся в дубовой роще, на склоне оврага. С докладом выступил начальник Управления пропаганды и агитации ЦК партии Александров. После него слово берут офицеры, солдаты. Одно из выступлений — автоматчика старшего сержанта Антошина — воспроизведено писателем:

— Воюю 13 месяцев, видал их. вижу я — слабже он, чем был. Ей-богу, слабже. Самый раз его бить...

Пусть читателю не покажется, что это недооценка врага. Сила его не убавилась, но немецкий солдат уже не тот, каким он был в начале войны.

А вот как кончил свой отчет Павленко:

«День уже в разгаре. Зной повис над сияющими полями. Скоро над головами, шелестя, проносятся снаряды наших тяжелых орудий. Видно, немец попробовал где-нибудь размять ноги. Сейчас ему дадут, как говорят бойцы, «витамина». Маленькими группками растекается митинг... Это митинг всех, кто готовится к тяжелой борьбе для того, чтобы победить. Душа словно расправила крылья, мысль каждого выросла и окрепла на миру, среди родных товарищей».

Многое рассказал Павленко. Вот только не упомянул, что и он на этом митинге выступал с горячей речью. Все успевал Петр Андреевич: писал много, пожалуй, больше других наших писателей. Успевал и выступать перед бойцами на «передке» и среди раненых и нередко просто читал им свои очерки, порой и до того, как их отсылал в редакцию...


Илья Эренбург напечатал статью «Стой и победи!». Во время своей поездки в войска Илья Григорьевич подслушал разговор двух фронтовиков и теперь вспомнил о них: «Лейтенант Аросев, небритый, с глазами, красными от бессонных ночей, повторял: «Убьют, так убьют — я смерти не боюсь...» Скрипели жалостно телеги беженцев, и в золоте заката бледнел пожар села. Политрук Савченко внимательно поглядел на Аросева, покачал головой и ответил: «Умереть легко, нам другое нужно — победить».

Какие страстные слова нашел писатель, чтобы сказать о самом главном: «Ты должен быть готов к смерти — на то война. Но ты должен думать не о смерти — о победе... Если герой погиб, преградив путь врагу, мы не скажем «он умер», мы скажем «он победил»: он многих спас от смерти. Есть смерть обидная, ненужная и есть смерть, которая и не смерть, а победа: когда человек своей смертью попирает смерть... Россия говорит каждому из своих солдат: «Я хочу, чтобы ты жил. Стой и победи!» [8; 289-292]

От Советского Информбюро

Утреннее сообщение 9 августа

В течение ночи на 9 августа наши войска вели бои с противником в районах Клетская, северо-восточнее Котельниково, а также в районах Армавир и Кропоткин.

На других участках фронта никаких изменений не произошло.

* * *

В районе Клетской наши части отбили несколько атак противника. Немцы потеряли 3 танка и 200 человек убитыми и ранеными. Южнее Клетской гитлеровцы пытались прорвать нашу оборону. Бойцы части, где командиром тов. Трунин, отражая одну атаку за другой, уничтожили до 500 солдат и офицеров противника.

* * *

В районе Армавира продолжались ожесточённые бои с танками и мотопехотой противника. На одном из участков немецкие танки были встречены огнём нашей артиллерии и бронебойщиков. Противник потерял в этом бою 12 танков и 3 бронемашины. В районе Кропоткина наше соединение, отбивая атаки противника, уничтожило 9 немецких танков, 29 автомашин, 17 миномётов и до 700 гитлеровцев.

* * *

На Северо-Западном фронте происходили бои местного значения. Миномётная батарея, где командиром старший лейтенант тов. Туликов, истребила более 100 немецких солдат и офицеров, пытавшихся навести переправу через реку. Группа разведчиков из подразделения, где командиром тов. Беловашев, из засады уничтожила 30 немцев. Разведчики захватили пленных.

* * *

Отряд полесских партизан под командованием тов. К. организовал крушение трёх железнодорожных составов с войсками и техникой противника. Партизаны этого же отряда пустили под откос немецкий бронепоезд.

* * *

Второго августа на Ленинградском фронте был убит капитан немецких войск «СС» Гофман. У убитого найден объёмистый дневник. Этот отъявленный бандит позволял себе записывать в дневник то, о чём гитлеровцы вслух не говорят. Гофман пишет: «Германец — извечный враг славянина. Нам необходимо до конца освободиться от всего того, что называют человечностью, гуманизмом. Разговоры о «новом порядке» в Европе — это сказки для доверчивых людей, еще не порвавших окончательно с прошлым. Главное же заключается в том, что Германия должна стать господином Европы, а потом и всего мира»! Весной Гофман попал на советско-германский фронт. Ниже публикуются выдержки из его дневника: 

«13 апреля. Сегодня наш батальон впервые участвует в бою. Правда, мы сражались только с партизанами, но бой был не из лёгких. Партизаны чертовски активны в нашем тылу. Полковник Штольце убит. Много раненых.

11 мая. Русские подкрадываются вплотную к нашим пулемётным позициям и открывают огонь. Надо признать храбрость русских.

7 июня. Русские противотанковые орудия стреляют удивительно точно. Эти русские — замечательные стрелки. Их бесстрашие достойно удивления.

16 июня. Бой в болотистом лесу. 84 батальон больше не существует. Мы получаем форму «СС».

18 июля. Лейтенанту Лютгарду пуля попала в голову. Опять потери. Русские снайперы не дают и шагу сделать. Мы цепляемся за землю. Неужели придётся всё это отдать...»

* * *

На французских автомобильных заводах брак достигает огромных размеров. Французские патриоты всячески саботируют и срывают немецкие заказы. В июле месяце немецкая комиссия, принимая 1.500 грузовиков, установила, что более 1.200 машин имеют серьёзные дефекты и не могут быть отправлены на фронт.

Вечернее сообщение 9 августа

В течение 9 августа нагни войска вели ожесточённые бон в районах Клетская, северо-восточнее Котельниково, а также в районах Армавир и Кропоткин.

На других участках фронта существенных изменений не произошло.

За истекшую неделю, с 2 по 8 августа включительно, в воздушных боях, на аэродромах и огнём зенитной артиллерии уничтожено до 400 немецких самолётов. Наши потери — 205 самолётов.

* * *

За 8 августа частями нашей авиации на различных участках фронта уничтожено или повреждено до 30 немецких танков, 200 автомашин с войсками и грузами, более 60 повозок с боеприпасами, подавлен огонь 8 батарей полевой и зенитной артиллерии, взорвано 2 склада боеприпасов и 2 склада горючего, потоплен сторожевой корабль, рассеяно и частью уничтожено до трёх батальонов пехоты противника.

* * *

В районе Клетской гитлеровцы предприняли атаки против наших частей. Противнику удалось вклиниться в передний край обороны. Наши бойцы перешли в контратаку и ударами с флангов уничтожили 6 танков и 450 солдат и офицеров противника. Упорные бои продолжались в районе южнее Клетской. Наши бойцы самоотверженно отстаивают каждый метр родной земли. Командир пулемётной роты лейтенант Тропин уничтожил два взвода немцев. Группа автоматчиков во главе со старшиной Потаповым сдерживала наступление батальона гитлеровцев. Бойцы не отступили ни на шаг и метким огнём отбили атаку противника. Красноармеец Мифтахов Заким, выполняя один обязанности наводчика, заряжающего и замкового, истребил не менее сотни гитлеровцев.

* * *

В районе северо-восточнее Котельникова наши войска вели упорные бои с танками и автоматчиками противника, вклинившимися в нашу оборону. Советские танкисты нанесли гитлеровцам несколько контрударов. Уничтожено 12 танков и до 200 немецких автоматчиков.

* * *

В районе Армавира наши войска вели тяжёлые оборонительные бои с немецко-фашистскими войсками. Части Н-ского соединения, отбивая атаки гитлеровцев, уничтожили 7 немецких танков, более 300 солдат и офицеров противника. На другом участке наши бойцы вели ожесточённые бои с прорвавшимися танками и мотопехотой противника. В районе Кропоткина гитлеровцы ввели в бой танковые и пехотные резервы и потеснили наши части.

* * *

На Ленинградском фронте происходили артиллерийская перестрелка и поиски разведывательных групп. Активными действиями наших разведчиков истреблено до 200 гитлеровцев, уничтожено 3 противотанковых орудия, несколько пулемётов и автомашин с боеприпасами. В бою на одном из участков уничтожено 50 солдат так называемого «Добровольческого голландского легиона».

Партизанский отряд «Красный онежец», действующий в тылу белофинских войск, за последнее время уничтожил 80 солдат и офицеров неприятеля. Кроме того, партизаны сожгли 2 воинских склада, уничтожили несколько автомашин, 2 трактора и во многих местах нарушили телефонно-телеграфную связь.

* * *

Получены сообщения о кровавых злодеяниях, совершённых немецко-фашистскими мерзавцами в гор. Минске. В ночь на 5 мая гитлеровцы организовали на улицах города массовую резню мирных жителей. На Советской и Ленинской улицах, на площади Свободы и у вокзала были повешены 50 мирных жителей. Немцы учинили чудовищную расправу над заключёнными в минском лагере военнопленными и советскими гражданами, в большинстве своём женщинами. Фашистские бандиты расстреляли в этом лагере несколько тысяч советских граждан.

[23; 92-93]